Легенды, былины, сказания (И.Г. Фаронов)

Есть легенда связанная с именем славянской княгини Ольги, которая относится к Ольгину Кресту, а вернее к нашей крестоольгинской церкви. Напротив этой церкви было самое быстрое течение реки. Перед церковью был небольшой остров, суда и пароходы проплывали у правой стороны этого острова. Дно реки было устлано камнями и плитами, фарватер реки был очень узкий. Вода была светлая и русло реки очень хорошо просматривалось. Но главное, что на всём протяжении течение здесь было бурное, 11.1 фута в секунду (3.3 м/с). Эти пороги называли еще "Зверинец". Видимо потому, что река ревела как зверь. Так вот, согласно существовавшей легенде, в этом месте великая княгиня Ольга на челне переправлялась через реку. Её челн волнами опрокинуло, и она, будучи на краю гибели, всё-таки спаслась и выплыла на берег. И вот в честь этого благополучного случая, она повелела на берегу поставить крест, а позже там была поставлена церковь. Я хорошо помню эту старую церковь с низкими сводами, с темными стенами и старинными иконами. Рядом же, по сути дела под одной крышей, позднее была построена новая церковь. В эту церковь жители нашего крестоольгинского прихода ходили молиться до 1944 года, когда немцы, а вернее немецкие прихвостни, белорукавники при отступлении взорвали её. Попом в нашей церкви был отец Андрей. Рассказывали про него, что это был офицер белой армии, и в годы революции он из пулемёта расстреливал рабочих. Сколько здесь правды я не берусь утверждать. Это был не поп, а артист, службу он вёл артистически. Любил выпить, не прочь был приволокнуться за чужой женой. Много про него в народе ходило всяких слухов. Хочется рассказать, как мы дети ходили в церковь на исповедь, или как говорили "сдавать грехи". Обычно перед "сдачей грехов" мы дети перед "амвоном" сидели прямо на полу, и во время богослужения шалили. Когда начиналось "отпущение грехов", то нас по пять-шесть человек принимал батюшка в левой стороне "амвона", где на каком-то столе стояло блюдо, куда каждый из нас клал приготовленные заранее деньги. Мы становились перед батюшкой, он нас всех пятерых накрывал своим передником, кажется эта одежда называлась "епатрахиль" и, перекрестив нас, говорил: "Прощаю и разрешаю", а потом еще спрашивал: "морочку клали?". С нас этого было достаточно. Взрослых же обычно священник спрашивал о разных грехах, на что кающийся отвечал: "грешен батюшка". После исповеди было причащение. Люди смиренно подходили к священнику, и он каждому подавал ложку вина с просвиркой. Это означало кровь и тело Иисуса Христа. Но самое неорганизованное, беспорядочное и даже, можно сказать, кощунственное было в конце службы. Когда служба, в основном, уже заканчивалась, все верующие должны были поцеловать крест подаваемый священником. Это называлось "ко кресту". Практически это получалось так. Толпа людей в 200-300 человек без всякой очереди, друг перед другом старались быстрее протиснуться к священнику и поцеловать крест. Это было какое-то столпотворение. Люди буквально ломились к "амвону" откуда священник подавал крест для целования. Получалось, что батюшка совал крест кому в лоб, кому в нос и меньше всего к губам. Это объяснялось тем, что люди за всю службу, которая длилась 3-4 часа, уставали стоять, и старались как можно скорей, поцеловав крест, выйти из церкви и идти домой.


Рассказывал мне отец еще и такую легенду. Рядом с деревней Степановщина была Ильина гора, и на ней жил когда-то богатырь, видимо, Илья. Другой же богатырь жил в трёх-четырех километрах от нашей деревни Переволок. Эту небольшую возвышенность и до сих пор называют "Богатырёва гора". Так вот у этих богатырей был один топор на двоих, и они перебрасывали его друг другу. А расстояние это напрямую километров 10-12. Сколько правды в этих легендах трудно судить, но их из уст в уста, из поколения в поколение передают до сих пор. Что касается креста, о котором я писал, что он стоял на берегу реки в районе Ильиной горы, мне рассказывал мой покойный брат, что он видел этот крест из камня, и то ли до войны, то ли после войны его стащили и бросили в реку.

Есть между Коколком и Дюком местечко, называемое "Кошучкой", и там был ручей, который назывался "Тёплый ручей". Вот там, как рассказывали старики и мой отец, были всякие "причуждения" и "видения". Помню такой рассказ. Моя бабушка ехала ночью на телеге через этот ручей. Сидела она на передке телеги. И вот кто-то подсел на зад телеги. Этот "кто-то" был настолько тяжел, что лошадь тянула телегу изо всех сил, потом этот "кто-то" сошел с телеги, и лошадь пошла легким шагом. Бабушка, конечно, была не жива и не мертва. Скорее всего, здесь сказалось больное воображение и страх. Ведь не даром говорят "у страха глаза велики".

Другой рассказ. В этом месте на берегу стояла барка с "шакшей", так называли то отделение барки, где жили люди. И вот в этой "шакше" был мужчина, сторожил барку. Ночью кто-то постучал в дверь. Хозяин взял нож и открыл дверь. Тогда этот опять-таки "кто-то" схватил руку этого человека и его же ножом поранил его в плечо. И как потом рассказывал этот человек, рука у этого "кого-то" была мягкая и волосатая.

Рассказывал мне отец еще такую историю. Это относится к временам крепостного права и носит оттенок чисто крепостнических отношений. Во времена крепостного права наша деревня Переволок и деревня Загривье принадлежали одному барину, и женится или выходить замуж могли только из этих двух деревень. А рядом была деревня Заборовье. Крестьяне той деревни были приписаны к другому помещику. И вот отец рассказывал, как крестьяне этой деревни ездили к соседнему барину на работу. Едут в летнее время - жара, телеги не смазаны, скрипят, так как тележной мази купить нет денег. Так вот у дороги сорвут старый гриб, сунут в колеса, всё меньше скрипу. Вот так жили бедные крепостные крестьяне.

Если мы коснулись легенд, то существует еще одна довольно интересная легенда, связанная с именем Калевипоэга. Калевипоэг всю свою жизнь вёл беспощадную борьбу с ненавистными врагами-завоевателями его любимой родины. И вот после тяжёлой жаркой битвы Калевипоэг лег отдохнуть на горе Куремяэ и уснул. Жестокий враг подкрался к герою и отрубил ему обе ноги ниже колен. Калевипоэг на камнях преследовал коварного врага шесть километров, но здесь его настигла смерть. На этом месте его и похоронили. Здесь же остались и камни, которые он бросал в своих врагов. Говорят, что в могилу Калевипоэга было положено три бочонка с золотом. Некоторые легковерные люди еще долго ходили на Кивиныммескую горку в надежде найти золото. Что интересно отметить, эта легенда в какой-то степени перекликается с легендой русского народа.

По дороге в Куремяэ есть местечко под названием «Добрыня». Так вот, якобы та же участь постигла там же русского мифического богатыря Добрыню Никититича. Это очень интересно. Как будто русские тоже хотят присвоить эту красивую легенду своему богатырю. Но в данном случае, мне кажется, легенда всё-таки принадлежит эстонскому народу.


Одна сказка, которую вспомнила Заболотная Т.И.