Исповедальные Росписи

В процессе генеалогических исследований мне удалось познакомиться с росписями во временном промежутке с конца 18-го века до начала 20-го. Это были росписи, главным образом, прихода Николаевской церкви Погоста Ольгин Крест, а также Ильинской церкви села Сыренец и Николаевской церкви села Ямы. Росписи последних двух церквей есть в Saaga, а документы из Ольгина Креста были предоставлены для ознакомления Валентиной Гонтарь, которая их просматривала в архиве ЦГИА.


Что представляют из себя Исповедальные ведомости.

Исповедальные росписи являлись документом учета прихожан церкви и, как следует из названия, их посещения Исповеди и Святого Причастия. Введен этот документ указом Синода от 7 марта 1722 года, который обязывал всех прихожан «быть на исповеди и причастии», начиная с 7 лет, у своего священника. Видимо, его основное назначение было выявление всякого рода раскольников, что являлось для того времени весьма актуальным вопросом, и несмотря на то, что с момента Никоновой реформы прошло уже почти 70 лет, таких, как мы знаем, было немало. По росписям видно, какая «плохая посещаемость» была в более ранние годы и как с годами дисциплинированность росла. Обычно временем для исповеди был Великий пост, а тем, кто не успевал исповедоваться во время Великого поста, разрешалось сделать это в любое другое время. Как правило, это были посты Петровский (15 июня - 11 июля), Успенский (14 - 27 августа) и Рождественский (Филиппов) (28 ноября - 6 января).

Исповедальные росписи представляли из себя подворный и поименный реестр всех жителей окрестных деревень, относящихся к данному приходу и пришедших на исповедь.

Имелись следующие графы:

  • номер двора или дома, сквозная нумерация через всю роспись;

  • порядковый номер для мужчин, сквозная нумерация;

  • то же, но отдельно для женщин;

  • имя, для взрослых также имя отца, если была фамилия, то она тоже указывалась по отношению к главе семьи, но это только начиная с конца 19-го века;

  • возраст, отдельные графы для мужчин и женщин;

  • кто был на исповеди и Св. Причастии;

  • кто исповедовался токмо, а не приобщались (не принимали причастие) и за каким винословием ("винословие" - причина);

  • которые у исповеди не были, тут указывалась причина, например, за малолетством, отсутствовал, встречалось и за леностью.


В отличие от метрик, данные росписи со временем практически не претерпели существенных изменений по форме своего ведения. В середине XIX-го века появилась печатная форма, до того графы расчерчивали вручную. Единственное существенное изменение, что примерно с 1830 года добавилась графа «кто исповедовался токмо..».

Население записывалось с учетом сословия, тут в порядке записи в разное время и разных местах были различные вариации, но неизменно вначале записывались духовные, т.е. священник, его жена, дети и прочие члены причта вместе с семьями.

Далее, как наиболее многочисленное сословие для сельской местности, записывались крестьяне с разбивкой по деревням, с учетом того, кому эта деревня принадлежала (здесь речь идет о времени до отмены крепостного права). В разные времена были вариации: могли записывать деревню и потом части её, принадлежавшие разным владельцев. Существовал вариант, когда сначала писались помещичьи владения, а в конце отдельно казенные владения, но все равно отдельно по деревням. В любом случае, левобережные деревни из Эстляндской губернии Везембергского уезда группировались вместе.

Далее указывались мещане, в какой деревне они проживали и к какому городу относились. Отдельно записывались солдаты, их жены и дети, также было отмечено, в какой деревне они проживали.

Записи в пределах одного двора выглядели следующим образом: сначала записывался глава семьи, и тут опять были варианты - это мог быть старший женатый мужчина, а могла быть и мать-вдова. Затем записывались родственники, с указанием степени родства по отношению к главе семьи (хотя и это правило соблюдалось не всегда, и иногда применялась цепочка родства). Например, если главой был мужчина, то далее писалась его жена и их дети, потом его брат, жена брата, их дети или невестка-вдова, иногда детей писали, как племянник или племянница, имея в виду родство по отношению к главе семьи. Если родство было дальним, могли написать просто «родственник». Однако, часто, особенно в ранние годы в одном дворе встречались и несколько семей, не связанных друг с другом прямым кровным родством. Таким образом, число живущих в этом дворе могло достигать 20 и более человек. Не факт, что они все жили в одной избе, скорее всего, понятие двор было несколько шире и могло пониматься два и больше домов, стоящих рядом. Возможно, такое «укрепление» было связано с памятью о подворном налогообложении (с дыма), распространенном в XVII-м веке и замененное Петром I более «прогрессивным» подушевым налогом, с которыми мухлевать было сложнее.

Встречалось в Исповедальной Росписи 1805 года такое слово «рощенница», точное понятие определить не удалось, видимо, это кто-то выращенный в семье, вроде приёмной дочери.

В конце росписи приводился статистический обзор прихода, отдельно численность по сословиям, мужчин и женщин, а также общее количество, которую не представляло труда определить исходя из сплошной нумерации прихожан в росписи.

Встречался иногда еще такой вариант, когда в самом конце росписи, отдельно указывался список злостных нарушителей правил, тех, кто не посещал Причастие более года. Этот «особый» список велся по деревням так же как и основной, только была приписка о том, сколько лет данный имярек уклонялся от церковных порядков. Список был обычно не особенно длинным, население было в массе своей  дисциплинированным.

Нет точных сведений по какой именно «технологии» составлялись Исповедальные росписи. Сравнение двух ревизских сказок с росписями аналогичных лет, не позволяют говорить об общем источники записей. Вероятно данные предоставляли старосты, которые по памяти перечисляли население своих деревень, а дьяк или дьячок с их слов вносил записи (со слов, потому что грамотных крестьян в XIX-м веке практически не было). Возможно, что и кто-то из священнослужителей сам объезжал деревни и обходил дворы. Безусловно Исповедальные росписи могут служить неплохим инструментам генеалогического исследования и можно почерпнуть определённые сведения: это состав семьи, имена, примерный возраст каждого, а сравнивая разные года, вычислить, когда ушел из жизни тот или иной член семейства. Но в любом случае, тому, что можно прочитать в данных росписях, нельзя доверять на все 100%. Во всяком случае, в отношении возраста много не стыковок и неточных цифр, хотя имена и состав семьи в разные годы более или менее сходятся.