Неграмотность крестьян

При чтении метрических книг бросается в глаза всеобщая неграмотность крестьянского населения. Там, где должны были быть подписи — пустое место. К середине XIX века при церквях начали создаваться церковно-приходские школы, но большинство крестьян считало, что для детей грамота лишнее, только отвлекает от сельхозработ.

Никаких удостоверений личности в большинстве случаев на руках не было. Если же человек ходатайствовал о паспорте (обычно выдавался временный на 1 год) для отхожего промысла за пределами уезда, в метриках делалась пометка, что выдано свидетельство. Отсутствие документов приводило к тому, что часто имена писались на слух, и один и тот человек в разное время записывался под разными вариантами имени или разными именами — Домна, Домника, Доминикея или, например, Феодосия, Февронья. Возраст, который указывался при регистрации брака, записывался со слов молодоженов. Что характерно, когда проверял эти данные по имеющимся записям о рождении, выяснялось, что невесты, как правило, убавляли пару лет (интересно, это у них случайно получалось?). Так же, на глазок возраст писался в записях об умерших, тут разброс мог быть 10 и более лет.

Известно, что могильные кресты часто не снабжались никакими надписями: кому надо, те и так знают, а другим без разницы - все равно безграмотные. Таким образом, память о захоронении предков редко достигала 3-го поколения.


Несмотря на царский Указ 1804 года о создание приходских училищ, реальное их создание продвигалось очень медленно, так как содержаться они должны были за счет помещиков, а в казенных землях за счет крестьян. Ни те, ни другие не рвались вкладывать деньги в образование. В 1846 году на всю Санкт-Петербургскую губернию было 25 крестьянских школ с общим числом учащихся 950. Обучение было доступно к этому времени, главным образом, государственным крестьянам.

К концу XIX-го века ситуация несколько улучшилась, так как на правом берегу Наровы была церковно-приходская школа и четыре школы грамоты. Согласно заполненным в 1923 г. статистическим данным сначала появились школы на левом берегу в Эстляндской губернии - в Сыренце в 1869 году и в Ямах в 1873 году. В правобережном Принаровье первая школа в 1875 году была основана в Загривье. О ней написано в Памятной книге 1898 г. - Земская школа в Загривье (учитель Константин Андреевич Шмаков) с числом учеников в 1896/97 учеб. году - 55. В 1884 году упоминается училище в Скамье с одним учителем и числом учеников 13 мальчиков и 2 девочки. Школа содержалась на деньги от сельского общества. В 1899 году отмечено, что при церкви есть второклассная церковно-приходская школа. При Ольгином Кресте школа появилась в 1884 году. 1893 год отмечен появлением школы в Верхнем Селе. Следующая школа возникла в деревне Переволок в 1895 году. Князь Село обзавелось школой в 1896 году, а Криуши - в 1898 году. В 1905 году, согласно "Описания С-Петербургской губернии 1905 года" на Добручинскую волость Гдовского уезда с населением 4467 мужского пола и 4896 женского была одна земская школа в Большом Загривье (учитель - Баранов Терентий). В 1914 году при описании губернии отмечается, что школы имелись в Скамье (учит. - Илья Елехин, Глафира Александровна Вишневская), Криуши (учит. - Алексей Севериков), Усть-Жердянке (учит. - Наталия Грижичева), в Ольгином кресте (учит. - диакон Николай Котиков), Кондуши (учит.  - Федор Иоаннович Варахтин), Омуте (учит. - Иван Григорьевич Колдунов), Переволоке (учит. - Петр Иванович Платов), Радовель (учит. - Василий Александров), Князь Селе (учит. - Александр Зверев), Верхнем Селе (учит. - Василий Прокофьевич Федотов).
Учитель, вообще, был очень уважаемой и почетной профессией в деревне. К нему шли советоваться по разным жизненным вопросам, особенно, если надо было написать какое-нибудь прошение властям. Они были главными организаторами и вдохновителями культурной жизни в деревнях. В метриках, как правило, всегда указывалась принадлежность к учительству, как знак особого признания.
Один из моих прапрадедов в 1881 году был чуть ли не единственный грамотный на всю деревню, во всяком случае он расписался на прошении за всех односельчан. Где он выучился грамоте, при церкви или ходил в какую-то отдаленную школу, например, в Сыренце или Ямы, мне не ведомо. Прадед был достаточно грамотный, где именно он учился и сколько лет неизвестно (скорее всего это были Скамья или Загривье). Дедушка не сильно продвинулся в плане образования и имел 4 законченных класса, но учился уже в родной деревне. Этот небольшой образовательный уровень распространялся только на лиц мужского пола, большинство женщин получило доступ к образованию только в XX-м веке уже при Эстонии.
Рацевич писал
 следующее: "До революции Князь-сельская школа, именовавшаяся школой грамотности, имела два класса. Основанная в 1904 году, она была первой в Принаровье и помещалась в простой деревенской избе, совершенно не приспособленной для учебных занятий. Учительствовал в ней местный крестьянин Степан Тарасов, окончивший церковно-приходскую школу. - Неохотно тогда отдавали крестьяне своих детей в школу, - вспоминая рассказывал старик Тарасов,- родители рассуждали, что учиться должны только дети богатых родителей, беднякам в школе делать нечего. И все таки были такие дети бедных родителей, которые по окончании нашей школы наперекор родительской воле уходили учиться за 15 км в церковно-приходскую школу в Скамью, а то еще умудрялись пешком ходить за 30 км в школу в Кривую Луку в Гдовском уезде ...".

Даже к середине 20-х годов XX века оставалось немало безграмотных среди мужской части деревенского населения, не говоря уже о женщинах. В случае необходимости подписи "за неграмотностью" за них ставили другие. Встречались документы, где был отпечаток пальца.


При Эстонии образование стало уже всеобщим и обязательным, школу посещали как мальчики, так и девочки. Среди преподаваемых предметов были русский, немецкий и эстонские языки, математика, природоведение, история, география, вероучение, хоровое пение, рисование и ручной труд. Наглядное представление, как проходил процесс обучения, дает школьный дневник за 5-ый класс (точнее "Тетрадь для записывания уроков") 1925/26 учебного года, принадлежавший родной сестре моего дедушки - Ефросиньи. Дневник сохранил и предоставил её сын А.П. Фаронов (см. стихотворение).

Более подробнее о школах Принаровья читайте на этой странице и этой странице сайта.











Следующая страница