Погост Ольгин Крест, часть 7

К.Н. Вихрова–Раттик
"Какой мы помним церковь Ольгин Крест"

Белым лебедем на крутой горе правого берега реки Наровы в былые времена красовалась церковь Ольгин Крест. «Далеко разносился звон колоколов. Я так мало помню, а многого и не знаю о нашей церкви. Вот звон, малиновый звон, звон наших колоколов я слышу до сих пор», - рассказывает Нина Яковлевна Голубева-Хрычева из д. Степановщина, певчая церковного хора. Своими воспоминаниями о церкви поделились и другие бывшие прихожане: Тамара Николаевна Поплевкина-Элксниньш из д. Князь-Село (прожила на погосте Ольгин Крест 4 года), Раиса Александровна Басова-Вихрова из д. Скорятина, Ольга Яковлевна Вишнякова из д. Загривье - главный инициатор сооружения Памятного Креста в честь Святой Ольги, Людмила Васильевна Новикова-Барабашцикова из д. Омут и автор этой статьи.
Недолго красовалась наша церковь на крутом берегу Наровы, всего 59 лет (1885 – 2.II.1944 г.). Мы помним, что в 1930-40-е гг. в церковный приход входили деревни правого берега - Дюк, Загривье, Заборовье, Кондуши, Коколок, Мокреди, Омут, Переволок, Радовель, Скорятина, Степановщина, и две деревни левого берега - Верхнее Село, Князь-Село. У нас сохранилась и фотография церкви сделанная в 1930-40-е гг. прошлого века, на которой видны 2 рядом стоящие церкви: справа - церковь Николы Чудотворца, слева - Ольгин Крест. Вокруг церквей - каменная ограда с двумя входами-арками. Мы помним на церковном подворье липы, клены, сосны, дубы, декоративные кусты сирени, цветы, дорожку, ведущую на паперть церкви Ольгин Крест, могилы старого кладбища вокруг церквей. Перед алтарем - древние могилы, позднее там стали хоронить и тех, кто берег эту церковь, строил, ремонтировал. В юго-западном углу старого кладбища - могила жителя Князь-Села Орехова с красивым чугунным крестом. Орехов помогал строить церковь Ольгин Крест. «Издали церкви белые, окруженные зеленью, напоминали лебедей»,- говорили в народе. У церквей стали хоронить со времен Ивана Грозного - говорили наши предки - захоронение перед алтарем было особенно почетным. В 1852 году возникло новое кладбище - в полуверсте от церкви Ольгина Креста.
Название места - погост Ольгин Крест - очень древнее. Старые люди Принаровья и теперь его так называют и даже утверждают, что «сама княгиня Ольга его построила».
В «Истории государства Российского» упоминается запись, сделанная в 1585 году: «... боярину Феодору Шестунову ... для ведения мирных переговоров со Швецией ... съезду быть на Нарове, у Николы, у Ольгина Креста». В другой книге сообщается, что в 1891 году (в год сооружения Пюхтицкого монастыря на Святой Горе в Эстонии): «В именном списке сестер Пюхтицкой общины числятся две крестьянские девицы Акулина и Агафья из Гдовского уезда деревни Ольгина Креста»*.
Как известно, в начале XX в., деревня Ольгин Крест была переименована в деревню Скорятина, а полвека спустя, после того, как деревня исчезла с лица земли во время II Мировой войны, кто-то из бывших прихожан написал крупными буквами на перекладине навигационного столба: «дер. Ольгин Крест».
Имя благоверной княгини в Принаровье не забыто. Об этом говорит и тот факт, что в о 1997 году на погосте был воздвигнут 7-метровый памятный крест в честь Святой Баговерной Равноапостольной княгини Ольги на средства и при активном участии бывших и нынешних принаровских жителей.
«Гордостью нашей церкви были колокола. Колокольный звон был слышен на расстоянии 4-6-км в хорошую погоду», - вспоминают принаровцы. Некоторые из них видели и надпись на большом колоколе: «1712 генварь въ 14 день лилъ сей колоколъ псковитянинъ посацкой человекъ Фома Котельникъ».
По поводу фотографии, где засняты 2 церкви - Никольская и Ольгин Крест - у нас возникает ряд вопросов. Например, почему на фотографии большой колокол на колокольне Никольской церкви, а не на Ольгинской? Почему на башне «старой церкви» окна большие и широкие, а на «новой церкви» - узкие и длинные? Почему у рядом стоящих церквей, которые строились в разное время, купола одинаковые? Почему не луковицей? Была ли необходимость строить церкви рядом?
На вопрос о колоколах дает ответ художник из г. Сланцы В.И. Будько: Он сообщает интересные сведения о «старой церкви». «Древнейший храм Николы в Ольгином Кресте был внешне и внутренне идентичен храму в Доможирке, но несколько меньше в размерах... Поскольку колокольня Николы на Нарове возведена лишь в XIX веке, то до нее должна была существовать типовая звонница псковского стиля... звонница располагалась всегда на фасадной стене... фотографии интерьера подтвердили наличие под сводами так называемых голосников - встроенных резонансных горшков из керамики». Поэтому звон был далеко слышен. «У Никольской церкви, построенной в XV в., первоначально колокольни не было, т.к. храмы с колокольней не строились; колокола располагались в звоннице, которая всегда была на фасадной стене церкви».
Наровские церкви не раз разорялись войнами, уничтожались взрывами, подвергались нападениям, ограблению. А когда лихолетье утихало, церкви снова ремонтировались, частично восстанавливались, часто преобразовывались или воздвигались новые на тех же Святых местах.
«К описываемому периоду времени старый малый храм прирос большим приделом. И колокольня, и барабан венчались к XIX веку «новомодными» куполами далеко не в виде луковиц».

Наверное, принаровцам интересно узнать историю и нашей церкви.
«В юбилейный год 100-летия победы над шведами в 1821 году на кошельковую сумму и на частные пожертвования устроены были из плиты притвор и колокольня. О благолепии храма усердно заботились православные русские прихожане с обоих берегов Наровы ... в 1877 году на ремонт они дали 500 рублей. В 1885 году ими было собрано 4000 рублей на пристройку в честь придела Св. Ольги». «В достопамятном 1885 году древняя святыня - каменный крест с Ольгина (Большого) острова был торжественно перенесен и установлен в православном Кресто-Ольгинском - Никольском храме, в его нововозведенном приделе, построенном на средства прихожан. Церковь стала теперь двухпрестольной и именовалась теперь Николо-Ольгинской».
«Сама принаровская земля в те времена входила в состав Гдовского уезда» - сообщает гдовская газета. «Православная Гдовщина ведет свое летоисчиление по документальным свидетельствам, подкрепленным более чем тысячелетним почитанием Святого Креста и Св.Ольги местными жителями, начиная с 957 года, когда равноапостольная княгиня Ольга воздвигла его на берегу Наровы».
Вот что сообщает газета «Гдовская заря»: «... в начале XV столетия псковский посадник Максим Илларионович воздвиг здесь ... белокаменную церковь в честь святителя Николая Чудотворца. Св. Николай - заступник и покровитель русского народа. Св. Николая почитают как главного покровителя путешествующих, особенно плавающих по водам».
«В Смутное время XVII века иноплеменные банды грабителей и насильников из подвластных Польше земель вторглись в пределы нашей Гдовщины, ограбили церковь Святого Николая на Нарове, у Ольгина Креста ... Произошла жаркая битва - много русских пало, но все-таки они наголову разбили вражьи банды, которые в панике позорно бежали, бросив на поле боля все: вооружение, снаряжение, убитых и раненых, повозки с награбленным русским добром».
«Увезенные иконы разбойники употребляли для походных кроватей ... Узнав об этом надругательстве и кощунстве над святынями, «гдовское местное ополчение» отобрали награбленное и вернули в гдовские храмы».
В 1907 году состоялся осмотр храма Николы в Ольгином Кресте. Результаты осмотра опубликованы в «Известиях Археологической Комиссии» в 22-м выпуске того же года. На основании этих данных В.И. Будько знакомит нас с внутренним убранством церкви Николы Чудотворца. Он пишет: «... не видно на фото стенных и купольных росписей. Всюду строгая побелка по-псковски ... хоров (т.е. открытых галерей, балконов), колонн не было».
Бывшие прихожане церкви Ольгин Крест делятся своими воспоминаниями о внутреннем убранстве святого храма. В 30-40-е годы приход назывался Ольгин Крест.

Внутреннее убранство церкви Ольгин Крест.

Во внутреннем убранстве доминирующим цветом был синий цвет, с различными оттенками. Присутствовала гамма и других цветов: коричневый, золотисто-оранжевый, красный.
«Стены храма были покрашены краской, низ - темный, синий - символ земли. Верх - серовато-голубой, светлый, посреди 2 полоски. Одна василькового цвета, другая оранжевого. Серо-голубоватый цвет обозначал «небесные хляби». «Запасы воды на небе носили в древнерусском языке наименование небесных хлябей. «Разверзлись хляби небесные», - сильный дождь, «вода небесная ринулась вниз, на землю» 1). При разборке церковных развалин в 1998 году были найдены осколки стен, подтверждающие окраску стен. «Своды (небосвод) - василькового цвета, с белыми звездочками». «Белые звездочки обозначали чередование дней» 2), «У основания барабана - белого квадрата», по углам были ангелочки с крылышками. У ангелочков нежное очертание головки, прическа высокая, волосы вьющиеся». Вершина свода - темно-голубая, внутри барабана были длинные и узкие световые окна, простенки были беловато-голубыми. В простенках изображены святые во весь рост». С центра купола - спускалась большая, очень красивая серебряная люстра - паникадило, в 5-6 венков. Особенно красивым было паникадило, когда зажигались все свечи, их было примерно 50-60.

Гордостью церкви был позолоченный иконостас, очень похожий на тот, что в соборе Александра Невского в городе Таллин (Эстония), только меньших размеров. Посреди иконостаса - царские врата. Врата не «глухие», а «ажурные», «узорчатые», с кругами и дугами, с растительным орнаментом, ювелирного зодчества. Изнутри алтаря просвечивал светло-голубой занавес. Над царскими вратами горела позолоченная лампада. Центральным украшением иконостаса была икона «Тайная вечеря». На правой стороне от Царских врат - икона Богоматери, на левой - икона Иисуса Христа. В иконостасе, кроме царских ворот были боковые двери, ведущие в алтарь. На дверях во весь рост были иконы архангелов: Михаила - с левой стороны иконостаса, с правой - архангела Гавриила. Всего на иконостасе было 7 икон. К сожалению, никто из нас точно не помнит, какие святые были изображены на купольных фресках и других иконах. Зато хорошо запомнились 3 большие иконы, в серебряном окладе - икона Божия Матерь, икона Николая Чудотворца Мирликийского и икона Всем Святым. Во внутреннем убранстве церкви Ольгин Крест величавых порталов не было, не было колонн и не было хор. В южном пределе церкви украшала стену чудесная фреска святой равноапостольной благоверной княгини Ольги.
Все деревянные детали убранства были коричневого цвета, сделанные из «мореного дуба». Это крест — распятие Христа, киоты икон, гроб Господень «для плащаницы Иисуса». Из дуба был сделан парапет, древки хоругвей. Все двери главного входа в церковь, дверь в церковь Николая Угодника, Чудотворца, вход в предел Св.Ольги.
Амвон церкви отделялся деревянным парапетом, который состоял из точеных столбиков примерно в 1 метр высоты. К парапету прикреплялись скобами древки хоругвей. Хоругви были темно-красного цвета, на полотнищах были изображены лики Святых. Ткань была расшита золотистой парчой.
Внутри церкви обращали на себя внимание не только великолепный, «золотом расшитый» иконостас, но и другие произведения ювелирного искусства: крест, кадило, подсвечники, оклад Евангелия. «Все было лепостно и стройно», так говорили в старину. Мы же в детстве любили всматриваться в темно-синий «небосвод», покрытый белыми звездочками. Тогда он казался очень высоким, точь-в-точь как настоящее таинственное небо. Радовались сверкающему солнцу- паникадилу. Изучали и запоминали иконы и фреску.
А еще нам запомнились длинные и узкие окна церкви с южной стороны храма, куда в полдень заглядывало солнце, что придавало торжественности богослужению. У окна, на амвоне, располагался клирос. Хорошо звучало церковное пение. Хором руководил Алексей Константинович Добряков (из д. Омут). На клиросе пели молодые люди, с хорошими голосами. Жители деревень с правого и левого берега реки Наровы. Правый берег: Скарятина Гора: Гусев Николай, Гусева Матрена, Горская Агриппина, Горская Галин, Горская Людмила, Новоселова Раиса, Новожилова Зоя, Степанов, Язева Манефа, Басов Александр, Басова Лидия; погост Ольгин Крест: Ратковская Лидия; Омут: Соцкова Евдокия; Степановщина: Голубева Нина; Кондуши: Коробчевская Манефа; Левый берег:
Князь-Село: Гусев Василий, Гладышев Борис; Верхнее Село: Ельцова Клавдия, Кясперова Руфина, Гладышева Манефа, Гладышева Aнтонина.
Священником в церкви Ольгин Крест был отец Андрей Ратковский-Кратковский. Диаконом в церкви Ольгин Крест был Иван Захарович Анисимов.

На южной стороне, на аналое, стояла большая икона Николы Чудотворца. Лучи солнца падали и отражались от красивого серебряного оклада иконы. На той же стороне у входа на амвон стоял Крест распятия Господня. Голова Иисуса слегка наклонена, веки опущены. На голове терновый венец. Христос стоял прямо, выпрямив сомкнутые ноги. На руках и ногах гвозди. из ран сочилась кровь. С левой стороны была большая дорогая икона Божией Матери в серебряном окладе. На той же стороне была и икона Всем Святым.
Церковь Ольгин Крест своим объемом не была похожа на «кубические храмы», она имела крестовидный план, что «заставляет ветви креста выдвигаться», в виде выступов, приделов. Храм Святой княгини имел южный небольшой придел, с выходом на реку Это, по-нашему, главное достояние церкви.
В виде выступа с восточной стороны выглядел алтарь. «Алтарь по своей высоте был гораздо ниже Креста-Распятия», - говорит Нина Яковлевна Голубева. Очевидно, алтарь имел свой купол. В общем ансамбле куполов он был третьим, (см. фотографию в газете «Гдовская заря» № 58 18 июля 1995 г.). Может быть, эта часть церкви была когда-то часовней Св. Ильи. На месте алтаря при расчистке территории для возведения памятного Креста в честь кн. Ольги, была найдена маленькая металлическая икона, размером в спичечный коробок. Как установлено местными экспертами, икона относится к XVI веку, на иконе - Тихвинская Богоматерь. Иконка хранится у Вишняковой Ольги Яковлевны (д. Загривье, Сланцевский район).

В южном приделе церкви Ольгиного Креста была фреска (стенная живопись). На фреске княгиня Ольга изображена в полный рост. Одета она в темно красный плащ (княжеский наряд), в белом головном уборе, который носили «новокрещеные». Вокруг головы княгини - ореол. В левой руке Святая Ольга держала полуразвернутый свиток со словами молитвы «Верую...».
Лик равноапостольной княгини напоминает икону Святой княгини произведение иконописца Крестьянкина (икона для храма в Выбутax) 1). На фреске лицо княгини строгое, взгляд целеустремленный. Перед фреской на полу, под стеклянным колпаком стоял каменный крест. По словам наших предков, прихожан церкви, древний крест перенесен в храм Ольгин Крест во время сооружения церкви в 1885 году с Большого острова (Ольгина), который когда-то водрузила Ольга на правом берегу р. Наровы (остров якобы в те далекие времена был полуостровом и примыкал к правому берегу).
Равноапостольная благоверная княгиня родилась «в конце IX века в селе Выбуты Псковской губернии». После смерти мужа, Киевского князя Игоря, она стала «выдающейся правительницей Киевской Руси».
Она «... обошла весь Русский Север с проповедью Евангелия, строя церкви и устанавливая кресты на местах древнеславянских языческих святилищ, за что была прославлена Русской Православной церковью» 2). В Святые она была произведена по ходатайству Ярослава Мудрого (см. житие Святых). " Иллюстрация - Ольга Русская. Икона Владимирского собора в Киеве.

О то как проходил сбор материалов для написание изложенной выше статьи удалось узнать из аудиозаписи беседы К. Вихровой и В. Будько, любезно предоставленной последним:
"Мои приятельницы старше меня, они больше меня знают и помнят. Я долго думала, как это сделать. Разыскала адреса, сделала вопросник и разослала: если можете ответить, то тогда напишите. И они посылали мне свои ответы. Было интересно, что кто-то из Кохтла-Ярве, кто-то из Таллина, из Нарвы, из разных мест и они между собой никак не могли договориться. И тогда я решила, что постараюсь обобщить сведения. Над воротами была икона Геогрия Победителя. В какую краску стены были выкрашены, кто-то помнил, что вверх светлый, а низ темный. Написали ,что серовато-синеватое, другие - светло-зеленые. А меня есть осколки, когда расчищали место, от стен сохранились и я рассматривала, какая была краска.
Все книжки прочитала про монастыри и связанные со строительством церквей. Много терминов я не знала. Вот барабан. Полгода собирала и проверяла. Пошла к священнику в Александро-Невскую, у него консультировалась, спрашивала как что называется. Иконостас в нашей церкви и в Невской очень похожи, позолоченный или золотые. Там на фреске был архангел Михаил, а он говорит, что это самый главный ангел, высший чин. Я у него спрашиваю, царских воротах, где расположены Иисуха Христос и Матерь Божья, с какой стороны на иконостасе. Это так положено. У меня сложилось представление. Он объяснял и мои данные совпали. Вот таким образом проверяла. Как выглядят купала. Я очень смутно помню Никольскую церковь, там давно не служили ни каких служб. Поэтому про эту церковь я ничего не знала. Меня просили: напишите о внутреннем убранстве, вспомните. А Нина так и пишет: «я помню и люблю свою церковь, но многого и не знаю, наверное».



К.Н. Вихрова – Раттик
Ярмарка в Принаровье

"На погосте, у подножья церкви Ольгина Креста, ежегодно в Петров день (по старому стилю 29 июня) проводилась ярмарка. Проводилась она в ту пору, когда хлеба еще не созрели, а луга находились в полной красе. На ярмарку съезжалось все Принаровье, от Чудского озера до Нарвского залива. Купцы, торговцы и лавочники везли свой товар в Ольгин Крест.
На прилавках с навесами было все, что необходимо селянину: крестьянская утварь — хомуты, бочонки, серпы и косы, топоры и вилы, одежда и обувь — сапоги, ботинки, сандалии и модельные туфельки. На ярмарке были шелка и ситцы, батист и «чертова кожа», саржа, холстинка, фланель и мит­каль, а также шерстяные ткани. Продавались гармошки и балалайки, украшения, детские игрушки. И это понятно, потому что город был далеко, а у крестьянина весной и летом каждый день и даже час на счету.
Но особенно же на ярмарке в Петров день было много сладостей. Шоколадные конфеты, леденцы, печенье и пряники; прохладительные напитки: лимонад «фиалка», квас и пиво, которое продавалось бутылками, кружками, стаканами.
— Купите семечек, купите семечек, — зазывали публику продавцы, — купите заморских орехов. Тут были и финики, и арахис.
Особым спросом пользова­лось мороженое. Его привозили из Усть-Нарвы. Мороженое бы­ло всякое. Оно продавалось на тележках со льдом. В вафлях, свернутых конусом. Выбор был очень большой: сливочное, молочное, шоколадное, фруктовое, розовое, красное, белое, кремовое; с привкусом лимо­на, клюквы, малины, клубники, вишни. Торговля мороженым шла бойко.
На ярмарку в Ольгин Крест спешили нарядные селяне це­лыми семьями из окрестных де­ревень: из Скорятина, Омута, Загривья, Кондушей, Мокредей, Степановщины, Дюка, Пе­револока, Втрои, Заборовья, Радовели, Скамьи. Приезжали на ярмарку и жители с левого берега р. Наровы: из Князь-Села, Городенки, Верхнего Се­ла, Яма, Сыренца. Окрестный люд съезжался не только ради покупок, но и ради того, чтобы на других посмотреть, да и себя показать, сфотографиро­ваться на память, послушать музыку (в Принаровье было много хороших баянистов и аккордеонистов) и поплясать, конечно же.
На ярмарке в Петров день было очень много молодежи, как деревенской, так и городской. Гулянье начиналось вече­ром 28 июня и длилось всю ночь. Танцевальная площадка располагалась на берегу, в самом живописном месте, там, где река Нарова делилась на 2 рукава: на большую и малую реки. Посреди реки — двухкилометровый остров, на котором по преданию княгиня Ольга воздвигла каменный крест.
Утром же, на заре, когда все затихало, с разных сторон доносилась трель соловья. Горожанам нравился чудесный уголок природы. Воздух чист, прозрачен. Голубой лентой вьется быстрая река Нарова. Вода в реке светлая, хрусталь­ная.
На большом острове лес. Склонилась над рекой ива. Гордые дубы и липы тихонько шелестят листвой, переговари­ваются. Течет река, пенится, рокочет, перекатывается через огромные валуны — «русалки» и стремительно мчится вниз, к Нарвскому заливу.
Напротив порогов, на правом берегу — холмики, пригорки. На погосте возвышалась бело­каменная с 3-мя куполами церковь, словно белый лебедь, утопающий в зелени; над куполами сверкали позолоченные кресты.
Чуть ниже соснячка, где раскинулась ярмарка, журча, впа­дают в р. Нарову 2 ручейка — Каменный и Теплый. Еще ни­же — небольшая деревенька Степановщина, а перед ней — Ильина Гора (очевидно, древний курган).
29 июня — ярмарка в полном разгаре. Великолепное зрелище! Петров день был веселый и радостный праздник на поро­гах р. Наровы. Вот бы и нам вернуть его во всей былой красе! Насколько прекрасней бы стала наша жизнь."



В погосте Ольгин Крест.
На ярмарке в Петров день. 29 июня 1938 года.
(Фотография из собрания Загривского школьного музея.)

Молодежь из деревень: Омут, Переволок, Князь-Село и Криуши.
В первом ряду сидят:
И. Загорский, Р. Тайнова (Переволок), М. Груздов,
во втором ряду сидят:
М. Орехова (Князь-Село), И. Беляев, М. Логузова,
в третьем ряду сидят:
К. Загорский, Г. Куропаткин,
Т. Тихомирова, А. Тихомиров, А. Добряков, И. Груздов,
М. Лясин,
стоят:
И. Новиков, К. Вихрова, Н. Жукова (Криуши), А. Королева, А. Вихрова, М. Махонина (Князь-Село),
А. Бламирский, К. Горячев, Г. Елехина, М. Загорский, А. Козлова.

Данный материал предоставлен В.И. Будько.