XIII - XV века

Река Нарова являлась одной из важнейших транспортных артерий, через неё пролегал путь из Варяжского (Балтийского) моря и далее по Чудскому озеру к Пскову и Изборску.  Естественно, борьба за контроль над её берегами продолжалась столетия.

В начале XIII-го века территорию Эстонии начали захватывать южную часть — немецкий орден меченосцев, западную — шведы, а северную и Принаровье — датчане. В итоге мощный Ливонский Орден завладел территорией от Наровы до Луги.


События 1221 года описаны в "Хронике" Генриха (Henricus) Латвийского "Унгавнийцы же в середине зимы выступили с войском в поход по глубокому снегу и, миновав Виронию, перешли Нарову (Narwam), разграбили соседнюю область, захватили пленных и добычу. Когда они вернулись, тем же путем отправились жители Саккалы, перешли Нарову и сделали далекий поход в землю, называемую Ингария относящуюся к Новгородскому королевству. Так как никакие известия их не опередили, они нашли эту область полной народу и нанесли ингарам тяжкий удар; перебили много мужчин, увели массу пленных обоего пола, а множество овец, быков и разного скота не могли захватить с собой и истребили. И воротились они с большой добычей, наполнив  Эстонию и Ливонию русскими пленными, и за все зло, причиненное ливам русскими, отплатили в тот год вдвойне и втройне."

Нарва, по немецким хроникам, была основана в 1223 году, а по русским - в 1256 г.(в летописях он именовался - Ругодив). Первоначально город находился на правом берегу, но в 1294 году новгородцы сожгли его, и строительство перенесли в левобережье.

После «Ледового побоища» Папа римский и рижский епископ призвали католиков к крестовому походу против води и ижоры, которые были подданными Новгорода и язычниками. Никто, кроме шведов и принаровских немецких феодалов, бывших датскими вассалами, на это не откликнулся. Правый берег Наровы подвергся нападениям в 1240 г., был разорен построенный новгородцами на Нарове городок Тесов. В них участвовали шведы и немецкие феодалы, владевшие землями на Нарвском перешейке, Дитрих фон Кивель и Отто фон Люнебург. Вместе с Кивелем в летописи упоминается и некий Дидман. В новгородской летописи за 1253 г. написано: "приидоша Нѣмцѣ под Пьсковъ и пожгоша посадъ, нь самых многых пьсковици биша. И поидоша новгородци полкомъ к нимъ из Новаграда и они побѣгоша прочь; и пришедше новгородци в Новъград, и покрутившеся идоша за Нарову, и створиша волость их пусту; и Корила такоже много зла створиша волости ихъ". В 1256 г. там же: "Приидоша Свѣя и Емь и Сумъ и Дидманъ со своею волостью и множество рати и начаша чинити город на Наровѣ". Пожалуй, начиная с этого времени, река Нарова служит естественным водоразделом отделяющая восток от запада. Ей предстоит не раз быть упомянутой в многочисленный войнах. Кстати, согласно Датских ревизионных книг в XIII-XIV веке Принаровье в основном перешло на русский язык.

Новгородская берестяная грамота, датированная 1268 годом: "Сдумаша новгородци с князем своимь Юрьемь, хотеша ити на Литву, а инии на Полтеск, а инии за Нарову. И яко быша на Дубовне, бысть распря, и въепятишася и поидоша за Нарову к Раковору." В новгородской четвертой летописи упомянуто об этом же: "Князь Юрий с Новгородци воева Занаровье".

По Карамзину в 1269 году: "Датчане и Немцы, ослабленные нанесенным им уроном, не захотели новой войны и, добровольно уступив нам все берега Наровы, обезоружили тем Ярослава", летопись пишет: "кланяемся на всеи воли вашеи, Наровѣ  всеи отступаемся, а кровй не проливаите".

За 1294 г. в новгородских летописях есть такая запись "Того же лѣта постави Титмановиць отии городокъ на сеи сторонѣ Наровѣ; новгородци же, ѣхавше, пожгоша и, и село его великое взяша и пожгоша". Попытка датчан закрепиться на правом берегу была пресечена на корню.

Нельзя обойти вниманием две войны первой половины XIV столетия: 1322-1323 гг. и 1341-1343 гг. Осенью 1323 года немцы напали на псковских купцов, плававших по озеру, убили рыбаков на Нарове, захватили Череметский берег на Теплом озере "тоя осени избиша Немци Псковичь гостей во озере, и ловцов на Норовъ; и в берегъ Череместь взяша... и тако князь Давидъ со Псковичи ехаши за Норову и плениша землю ихъ до Колывана".

В ответ псковско-литовское войско под командой псковского князя Юрия переправилось через Нарову и дошло по датским владениям почти до Ревеля. "И Псковичи в тоже время коли Немцы городок ставили, ехаши за Нарову в мал дружин, взяша посад у Ругодива."

Одна из псковских дружин дошла по реке Нарове до Нарвы и захватила в ней городской посад. Другая дружина во главе с посадником Карпом Даниловичем Кольком (Калеки) разбила отряд рыцарей (которые опустошали псковские прибрежные села) у Кушельского озера 24 июня 1341 года в праздник Рождества св. Иоанна Предтечи. "...молодые люди, поидоша воевать Заноровья 50 мужъ о калекъ о Карпъ о Даниловичъ, а в это время Немци, переехавше Норову, повоеваше села Псковская по берегу; а Карп с дружиною сретошася с Немцы с Норовци на Кушели у села на болоте... и убиша Немец на припор 20 муж... и прогнаше их за Норову". Рядом с Ольгиным Крестом на высоком холме, который зовется Ильиной горою, был установлен каменный крест в честь победы новгородского посадника Ильи Борисовича (1341 - 1348 гг.) над немцами.

К этому времени относится и первое упоминания крепости, остатки которой и в настоящее время можно увидеть в Васкнарве. После восстания Юрьевой ночи 1343-1345 гг. крестоносцы решили укрепиться на восточных рубежах. В 1348 г. ливонским орденмейстером Госвином фон Герике был построен деревянный замок Нейшлосс (Новая крепость). Псковские летописи: "Того же лета поставиша Немцы городъ над Наровою противъ исада Псковского" (примечательно, что еще в метриках XVIII века упоминается исад Скамья, "исад" означает рыбная пристань или рыбная ловля) в тот же период, ливонские рыцари получили от датчан Нарвский Вышгород, превратили его в мощное береговое укрепление. И тем самым закрыли судоходство по реке Нарова как со стороны моря, так и с озера Пейпус (Чудского). Размеры первоначального замка были невелики: 25х15 м и 12 м в высоту при толщине стен в 3,5 м. Укреплению сразу же по окончанию строительства пришлось испытать силу русского оружия - псковский посадник Иван разрушил его в 1349 г. "Псковичи же отредиша Ивана посадника и съ ним множество Псковичь, они же ехавши зажогша приметомъ, а Немци и Чюдь изгореша, а инехъ изсекоша." Вот как пишет об этом Соловьев: "псковичи подняли всю свою область и поехали - одни в лодках, другие на лошадях, приехали к Новому городку, обступили и зажгли его; немцы и чудь, которые в нем были, одни сгорели, другие пометались из крепости и были побиты псковичами."

Конец XIV - начало XV века для западных пограничных земель Псковского и Новгородского княжеств оказалось временем беспокойным, характеризующимся многими военными столкновениями с отрядами немецких феодалов из Ливонии. Стычки происходили по всей линии границы, но особенно часто в Принаровье. В 1369 г. согласно Ливонских хроник Германа Вартберга "нарвский  фохт, переходя через Нарову, потерял пятьдесят человек из своих, убитых русскими", в следующем году "брат Арнольд Альтенский, нарвский фохт, перешел со своими людьми  Нарову  для  битвы  со  псковичами, причинившими ему убытки  прошлою осенью. Он нашел их в новгородских деревнях, убил несколько из них и привел с собой 200 пленных".

В первые годы столетия псковским князем был Данило Александрович Ростовский, при нём в 1406 году, немцы вторглись в Принаровье. А в первой половине 1407 года псковичи Данилу изгнали.
На его место московский князь Василий прислал своего младшего брата Константина Дмитриевича. К моменту его прибытия несколько принаровских и причудских волостей были уже разорены. Константин собрал войско из пригородов, послал за помощью людей в Новгород, и 26 июня 1407 года выступил в поход, 30 июня он переправился через Нарову, прошел по северной Эстонии так далеко, куда псковичи со времен Демонта не ходили. Цитата из Псковских летописей: "И идоша за Нарову воевашь месяца Июня в 26 день, на память святого Давыда Селунскаго и перевозишася Нарову на утрие Петрова дни, и поидоша в землю Немецкую к Порху, и повоеваша много погостов и много добышка добыша." Однако, не все походы были так удачны: "а въ то время иная рать Псковскаа ездоша въ лодяхъ и въ насадехъ за Норову, и егда быша Осатне, и Немци въ шнекахъ постигше ихъ ударишася на нихъ; и Псковичи пометавше 7 насадовъ и прочии посуди, и побегоша ...".

Французский рыцарь Жильбер де Ланнуа в путевых заметках от 1413 г. писал: «По ту сторону реки (Нарова) были уже земли русские, принадлежащие Рыцарям Новгородским... Оттуда я переправился через реку Нарву и вступил в страну Русскую. Там я сел на сани (sledes) по причине великого снега и холода. И был там в шести милях (lieues) от Нарвы русский замок по названию Низлот (Nyeislot ung chasteau de Russie). И от Низлота я продвигался все время по Руси, минуя села и замки, расположенные в пустынных местностях, изобилующих лесами, озерами, реками ...». Согласно книги O. Liiv "Vene asustusest Alutagusel" к 1416 году относится первое упоминание названия деревни Сыренец - Serenez, свидетельствующие о том, что уже в это время там жили русские люди. Примерно в это же время в переписи русских городов вслед за Колыванью указан Серенескъ.

Карамзин писал: "С Ливонскими Немцами (в 1420 году) был у Новогородцев дружелюбный съезд на берегу Наровы: именем первых сам Магистр Сиферт, Ландмаршал Вильрабе, Ревельский Коммандор Дидрих и Фогт Венденский Иоанн, от Россиян же Наместник Московский, Князь Феодор Патрикеевич, два Посадника и три Боярина утвердили вечный мир на древних условиях времен Александра Невского касательно границ и торговли." Вот как об это написано в новгородской летописи: "Тои же осени прииха в Новъгород из Нѣмець от местеря Селивестра посолъ велиядьскыи кумендеръ Гостило, сестричиць местеровъ Тимофѣи, и воевода ругодивьскои, и доконцаща со княземъ Костянтиномъ и со всѣмъ великымъ Новымградом, что быти на съѣзди местерю, а князю Костянтину и новгородцомъ послати своих бояръ; и послаша намѣстьника князя великаго князя Федора Патракиевича, посадника новгородчкого Василья Есифовица, посадника Офоноса Федоровича, Якова Дмитриевича, Михаилу Юрьевича, Наума Ивановича. Они же наѣхавше местеря на Наровѣ и взяша вѣчныи миръ по Вперёдѣ, како былъ при великом князѣ Александрѣ Ярославличѣ". В Договорной Грамоте было сказано, что река Нарова должна служить границею новгородских и орденских владений; немцы не могли на другой стороне её рубить лес, косить сено, торговля, чтобы велась честно, без обмана и т. п. "Земли и водЪ старыи рубежь, НоровЪ рЪкЪ стержьнь от Чючкого озера стерьжнемъ и до моря по старымъ грамотамъ по княжимъ".

В 1427 г. немцы заново построили уничтоженный ранее псковичами орденский замок Нейшлос (Nyslot). Теперь он был приспособлен к использованию огнестрельного оружия. Внешние размеры четырехугольного в плане замка достигали 68х80 метров. В двух углах замка по диагонали относительно друг друга в плане построили артиллерийские башни диаметром около 12,5 м. Толщина стен составила 3,6 м. Высота сооружения составляла 12 м, простиралось на 23 м в длину и на 15 м в ширину. Якобы крыша здания была покрыта медной жестью и отсюда, по преданию, пошло эстонское название крепости Васкнарва (Vasknarva - Медная Нарва). На самом деле крепость называлась Новой Нарвой или по-эстонски Vastnenarva. Трансформация этого названия со временем и дала Васкнарву. Сначала "t", по каким-то превратностям судьбы, превратилось в "k" (Vasknenarva - Медная Нарва). Затем наименование, отбросив две "лишние" буквы, обрело современный вид. Строился замок с 1427 по 1442 годы. Как упоминалось выше уже в это время здесь неподалеку было русское поселение с именем Сыренец. Замок и посёлок существовали отдельно с разными именами, однако со временем в глазах окружающих эти два места были совмещены в одно.

Стычки продолжались практически непрерывно, в 1438 году Финке, не устыдился взять под стражу Новогородского, даже ограбил его и выслал нагого из Ливонии. Раздраженные Новогородцы опустошили Ливонские селения за Наровою. Несмотря на то, гордый Финке вторично отвергнул мирные предложения Новогородцев, сказав их Послам в Риге, что не заключит мира, если они не уступят ему всей реки Наровы с островом. У Соловьева также: "Зимою (1444 года) новгородцы пошли в Немецкую землю, за Нарову, пожгли и попленили все около Ругодива (Нарвы), по берегам Наровы до Чудского озера. Новгородская летопись пишет: "шедше новгородци в Нѣмѣцкую землю за Нарову съ княземъ Иваномъ Володимеровичемъ, поплениша и пожгоша много около Ругодива и до Пурдознѣ, и подлѣ Норову и до Чюдьского озера". А вот как описывают в псковских летописях "Тояж осени Князь Свейский из Выборга приехав с Немцы свейскими рашью на миру, на крестном целовании, на Наров реце максима Посадника Ларионова поимаша, а с ними 27 муж, а иных изсекоша; и была там в полону боле года." 

В 1448 году (согласно Новгородской "Летописи Авраамки" 1447 г.)  новгородцы и псковичи во главе с князем Александром Черторижским (Черторыйский) объявили поход к Нарове против магистра ливонского и Прусского, и шведского короля Карла, готовившихся к новому вторжению на новгородскую землю. Александр успел закрепиться на правом берегу, не давая немцам переправиться. Сначала битва шла на Нарове, Бог помог новгородцам, они побили много врагов. “И приеха князь Александр Васильевич в Великий Новгород и пойде с новгородчи к Нарове противу немцев, и сташа на усть Нарове у моря месяца июля в третий день и узреша Новгородчи оже Немце в бусах и шнеках бежаху к Нарове и пойдоша Новгородчи на лодиях противу их и начища Новгородчи и Немцы пушками битися и стрелятися и пособи Бог Новгородчем и побиша немцев много, а иные в море истопишися, осимдесять человек убиша, а побоище быть месяца иуля в шестой день, в четверг по обеде". По другим источникам: "... и сташа Новгородцы на Наров со Князем Александром биющеся через Нарову реку с погаными Немци, и пособи Бог". "а иныхъ подъ подъ Ямою побиша, а инехъ живыхъ руками яша 84 и князя 4 яша." Затем русские вышли на бусах в Нарвский залив, где потопили шведский флот, пытавшийся войти в устье реки. При этом взяли в плен четырех князей. Одновременно в Ижорской земле снова успешно действовал отряд Василия Юрьевича. Угроза полного поражения, рост недовольства в стране вынудили Орден запросить мира. Он был заключен 25 июля 1448 года на реке Нарове сроком на 25 лет, граница снова утверждалась по реке («стержень Наровы реки»), были учтены взаимные торговые интересы. "... послаша Псковичи своих послов на съезд на Нарову реку под Леновый городец, и докончаша мир". Согласно Договорной грамоте - "...через стержень Наровы реки, на половину князя магистра не вступаться на левую сторону Наровы реки, земли не пахать, сена не косить, леса не рубить, рыбы в водах не ловить. Также и князю магистру и его людям через рубеж, через стержень Наровы реки не вступаться на новгородскую половину, на правую сторону Наровы реки"

Впрочем, мир был достаточно относительный, уже на следующий после его заключения год (по Соловьеву) "поганые латины, не веруя в крестное целование въехали в шнеках и в лодьях в Нарову, отняли у псковских рыболовов насаду с пушками и со всем запасом ратным". 1459 г. Псковские летописи: "Тогож лета за мало время ехавше Немцы у снеках и в лодьях во Псковскую землю в Нарову реку, и насаду Псковскую у ловцов и со всем запасом ратным, и в Березской волости 42 двора выжгоша, а людей Бог ублюде." В череде различных битв и стычек в летописи упоминается в 1463 г. и такая: "Немцы приехавше в снекахъ и въ лодьяхъ, и ударившася Норовлянъ на Скамьи, и начавша Наровляни битися съ Немци, и ту помаша руками нашихъ человекъ 8, а судью Оданья Сидора мечи изсекоша, а онъ бился с ними крепко" (Полное собрание русских летописей, том четвертый, изд. 1848 г., стр. 225). Представляется, что это самое первое упоминание названия "Скамья", хотя нет уверенности, что в то время там была деревня. 

В 1473 году после истечения срока договора начались новые переговоры. Для их ведения в село Новое (укрепленное острогом поселение на Нарове) выехали 3 посадника и бояре от всех концов города Пскова. Вот что пишут об этом Псковские летописи: "Тогож лета по Петров дни на срок Князя Местера Псков отрядив посла Алексея Посадника Васильевича и Козьму Посадника Андреевича и Бояр из концев в Новое село на Нарову на съезд к Новгородцким послом". Магистр (Князь Местер) прислал своих послов в Нарву (Ругодив). Неделю съезжались, но ни до чего не договорились. Возникла угроза новой войны и только благодаря вмешательству великого князя она была предотвращена, хотя и ненадолго.

Конец XV века – время формирования централизованного Московского государства. Борьба с Ливонией у Чудского озера и Наровы приобретает иное значение. Теперь Москва защищает этот узкий, неудобный, но единственный выход к Балтийскому морю. Море необходимо: торговля растет и увеличивается международная роль государства.

Карамзин: "Он (Великий Московский Князь Иван II) велел в 1492 году заложить каменную крепость против Нарвы, на Девичьей горе, с высокими башнями, и назвал ее, по своему имени, Иваньгород, к великому беспокойству Ливонских Немцев" (на фото).

Датируемая 1495 годом в Псковских летописях есть еще такая запись о заключении мира: "чтобы 9 лет Наровского миру издержати крепко, а головыбы негибли со обою сторон...Немцы прияли Посла Псковского Кондрата Судью или Гостя Псковского, или что поимали наших в Колпином, или на Нарове, а то отпустиша во Псков с нашим послом"



Следующая страница