Школы, ч. 1 (правобережье)

Очень часто в беседах со старожилами всплывает тема предвоенной деревенской школы и её учителей. Появилась необходимость обобщить и уточнить, на основе различных архивных документов, кто, где и как обучал детей в Принаровских деревнях.
Не в последнюю очередь, побудительным мотивом для данного исследования, было то, что один из моих прадедов долгие годы был школьным учителем в Принаровье.


В наше время всеобщей грамотности и частичной образованности, очень сложно понять то значение, которое играла для деревенских жителей школа и учителя. Это был не только источник знаний, «луч света в темном царстве», но учителя привносили в сельское общество элементы культуры, нравственности и воспитания.

Учителя, или как их тогда называли учащие, пользовались большим авторитетом, как среди детей, так и среди взрослых. Всё-таки у них был достаточный багаж знаний, возможность читать периодику и, следовательно, давать авторитетные советы в разных сложных моментах жизни крестьян. Ну, а к кому еще было обратиться, чтобы грамотно составить и написать прошение в органы власти?

Духовенство было относительно образованным, за плечами была духовная семинария. В какой-то мере священнослужители проводили самостоятельные занятия с отдельными детьми. Это было эпизодически и не носило массового характера. Хорошо видно по архивным документам, как стали появляться в Сыренце первые умеющие писать почти сразу после того, как там построили свой храм.

Примерно до середины XIX-го века среди крестьян грамотных практически не было. В документах того времени «за неумением грамоты» за просителя подписывался (и тем более писал прошение) кто-то другой, либо вместо подписи просто ставился один или несколько крестиков. Простым крестьянам в их повседневном труде от восхода до заката, умение читать и писать было вроде бы ни к чему. Совсем другое дело, если приходилось заниматься торговлей. Грамотность была основой правильного ведения бизнеса. Первыми стали обучаться в Сыренце, где жило много торговых и деловых людей. Там же в 1845 году появилась первая в регионе школа. Другим стимулом для умения хотя бы минимально считать и читать, стало большое количество народа, которое занималось отхожими промыслами в городах.
Немаловажным моментом был переход в 1874 году на практически всеобщую воинскую обязанность. Военная техника и служба подразумевала наличия умения читать и считать. Военное ведомство даже занималось преподаванием грамоты среди призывников. Хотя, разумеется, это было не профильным занятием. Среди самых первых учителей в деревенских школах встречались и отставные солдаты.

Имеющиеся источники не позволяют с достоверностью проследить дореволюционное время применительно ко всем школам, поэтому, главным образом, здесь будет повествование о школах и учителях во времена Эстонской республики 1920-40 гг. Тем не менее, некоторые, пусть не полные и зачастую достаточно обрывочные сведения имеются о XIX и начале XX веках. Очень многое в системе образования Эстонии было перенято от царского времени, соблюдалась определенная преемственность в организации обучения.

В конце XIX — начале XX века сложилась весь запутанная система народного образования и в ней достаточно непросто разобраться в настоящее время. Одновременно существовало несколько видов различных школ. Ниже речь пойдет только о тех, которые были когда-то в Принаровье. Имелись следующие виды школы: земские, церковно-приходские, школы грамоты, министерское (иногда называлось правительственное) и высшее начальное училище.

Земская школа находилась в ведении уезда, он же и финансировал её содержание на собранные местные налоги. Возможно, что зарплата преподавателям шла из государственной казны, во всяком случае, так уже было в XX веке в 1910-е годы. В учебном отношении эти школы находились в ведении Министерства Народного просвещения. Их старались располагать в центре волости или региона. Так единственная земская школа в Принаровье была в Загривье. Для этих школ земства строили специальные здания, в которых имелась квартира для учителя. Земские школы считались лучшими по подготовке учащихся. Существовало такое понятие, как комплект - это примерно 50 учеников на одного учителя. Если в данной школе обучающихся было больше, то вводился второй комплект, т. е. добавлялся второй учитель и вторая классная комната. Был еще вариант школ, которые содержала уже волостное управление, но в Принаровье таковых не было.

Церковно-приходские школы, как и следует из названия, располагались при церквях. Школы, относящиеся к Рижской епархии подчинялись "Правилам для Православных сельских народных училищ Прибалтийских губерний" 1870 г., училища, подчиняющиеся Санкт-Петербургской епархии же действовали на основании Правил 1884 года. Финансировались частично всем приходом данной церкви или платой с учеников. Определенную поддержку получали от Епархии или от Православного Братства (далее в тексте просто Братство) - благотворительной организации, содействующей, в числе прочего, и делу просвещения. Священнослужители в Эстляндской губернии (это Священник и один или два псаломщика) были обязаны преподавать в этих школах, это входило в их служебные обязанности и обычно дополнительной платы за этот труд не получали. В Санкт-Петербургской губернии Священник обычно выступал в роли законоучителя за дополнительную плату, а другие предметы вёл приглашенный учитель. Главный упор делался на религиозное воспитание и элементарную грамотность. Школы находились в ведении Епархиального управления. В Принаровье первые церковно-приходские школы появились в Сыренце, Ольгином Кресте, Скамье и Криушах. Обычное время обучения составляло 4 года.

Наиболее распространенным типом, были школы грамотности. Это уже был шаг на пути всеобщей грамотности. Они повсеместно создавались по инициативе деревенского общества и, как правило, на их же средства. Волость или уезд могли помогать учебниками и книгами. Обычно поначалу обучение велось в какой-нибудь избе, которую предоставлял хозяин. Позднее уже начинали строиться и отдельные здания для школ. Надо понять, что посещать школу за несколько километров, особенно зимой, плохо обутым и одетым крестьянским детям было не под силу. Снимать же жилье где-то неподалеку от земской или церковно-приходской школы большинству было не по карману. Уже тогда сложилось условие, что школа должна быть не далее, чем 3 версты от дома. Именно поэтому и старались устроить обучение в родной деревне, где проблемы с посещением сводились к минимуму. Школы грамоты были образованы практически в каждой деревне. Примерно в 1912 году все их перевели в разряд церковно-приходских школ (они получили название вспомогательных церковно-приходских училищ), потому позднее и сложилось впечатление, что это был чуть ли не единственный вариант обучения на деревне. Смена статуса потребовала от учителей сдачи экзамена на право преподавать в приходских школах. В Эстляндской губернии с самого начала школы, расположенные в дали от церквей, назывались вспомогательными. Срок обучения был, как правило, 3 года (зимы).
Обучение обычно начиналось с 8 лет. Традиционно занятия в деревенских школах были с Покрова до Егория, т. е. когда скот переходил на зимнее содержание в хлеву, и количество крестьянских работ было минимально. Обучение проходило 6 дней в неделю, с понедельника по субботу. Кроме воскресенья, свободными от учёбы были и дни основных церковных праздников.

Министерская школа представляла из себя начальное училище, но в отличии от вышеуказанных полностью финансировалось из средств Министерства Народного Просвещения. Программа обучения была весьма продуманной и выгодно отличалась от церковно-приходских школ. Такая школа была до революции 1917 года в Сыренце.

Начальные школы различались еще по срокам обучения, имелись 1-классные и 2-классные школы. В 1-классных обучение продолжалось 3 (в поздние годы 4) года, таковыми были все школы грамоты, частично земские и церковно-приходские. Во вспомогательных школах (школах грамоты) полагалось учить "чтению и письму на русском, пению употребительнейших молитв и первым четырем действиям арифметике". В других же школах занятия велись по следующим предметам: закон Божий (краткий катехизис и Священная история), русский язык (чтение по книгам гражданской и церковной печати, письмо, грамматика), арифметика (счисление и четыре арифметических действия с целыми числами) и церковное пение (там, где предоставлялась возможность). На уроках русского языка в порядке объяснительного чтения сообщались элементарные сведения по природоведению, истории России и физической географии. Методами обучения в начальных школах были беседа, работа с учебником, рассказ учителя, письменные и графические работы. Демонстрации и иллюстрации (наглядное обучение) занимали меньшее место. В отдельных школах наиболее передовые учителя практиковали занятия на пришкольных участках (огородничество, садоводство). В школах при церквях практиковалось еще церковное песнопение. По арифметике значительное место занимал устный счет, обращалось внимание на умение пользоваться счетами. Детям сообщались также элементарные понятия о наиболее употребительных дробях (1/2, 1/3, 1/4), но без производства действий над ними. Давались некоторые сведения по геометрии, а именно: линия, угол, наиболее употребительные геометрические фигуры (квадрат, прямоугольник, треугольник и пр.). Наиболее распространёнными учебными книгами были «Родное слово» К. Д. Ушинского, «Азбука» и четыре «Русские книги для чтения» Л. Н. Толстого, «Мир в рассказах для детей» В. П. Вахтерова, «Вешние всходы» Д. И. Тихомирова.

Кроме одноклассных, были и двухклассные, это могли быть как земские, так и церковно-приходские школы (министерские, как правило, всегда были 2-х классными). Курс обучения в них продолжался обычно 5-6 лет. В двухклассных училищах первые 3 года (реже 4) считались первым классом, а последние 2 года - вторым классом. Во 2-м классе было продолжение обучения после 1-го, здесь преподавали русский язык (изучался синтаксис и ставился небольшой курс литературного чтения), арифметику (дроби, прогрессии, тройное правило, проценты), наглядную геометрию, элементарные сведения по естествознанию, физике, географии и русской истории. Курсы природоведения, физики, геометрии, истории и географии выделялись в особые учебные предметы. Каждый класс разделялся на отделения, которое соответствовало одному году обучения.


Уже после создания Эстонской республике сами учителя в прошении Везенбергскому Уездному Школьному Управлению, так описывали ситуацию с длительностью обучения: «В дополнение о ходатайстве о переводе имеющих звание учителя церковно-приходских школ в 4й разряд по получению содержания, честь имеем разъяснить, что одноклассными церковно-приходскими школами до революции назывались начальные школы при церкви с 3 и 4х годичным курсом обучения и с программою начальных училищ, в которыя сверх того входило как обязательный предмет пение, преимущественно церковные (2 урока в неделю). Церковно-приходские школы наравне с начальными училищами земскими входили в Государственную Школьную Сеть и финансировались Государством.
При Временном правительстве они были переименованы просто в начальные земские с сохранением за учащими всех прав и преимуществ представленных учащим начальной школы Министерства Народного Просвещения. Церковно-приходские школы с 3-4 годичным обучения назывались одноклассными в противоположность двухклассным с 6-годичным ...».


В Скамье была 2-классная учительская школа, в которой закончившим после второго класса преподавательский курс и после сдачи соответствующих экзаменов, давалось право занимать должность учителя в школах грамоты. Учительский курс был дополнительным и продолжался, скорее всего, 2 года. Несложно высчитать, что учителями становились в возрасте 15-16 лет. Таким образом, в школах, стали появляться учителя выходцы из крестьянского общества. Для них жизнь в деревне была не в тягость, они лучше знали и понимали проблемы крестьян. С их появлением резко уменьшилась "текучка" кадров в сельских школах. До этого присланные педагоги, получившие своё образование в городах, редко выдерживал больше одного учебного года, а бывало и менее того. На конкретных примерах будет видно, сколько замечательных педагогов вышло из стен именно этой школы.


В Сыренце успели основать городское училище по положению 1872 года. Впрочем, просуществовало оно совсем недолго, и по закону 1912 года его заменили на Высшее начальное училище. Это было формой продолжения образования, после полученного начального. Поступали в высшую начальную школу те из детей, которые уже успешно окончили начальную школу (церковно-приходскую или другую) и выдержали вступительные испытания. Каждый из преподавателей обучал своему предмету (или нескольким предметам). Количество педагогов было несравнимо выше, чем в других школах. Судя по всему, их число не было строго привязано к количеству учеников. Это училище полностью финансировались по линии Министерства Народного Просвещения. Родители платили весьма символическую плату, при этом неимущие полностью освобождались от уплаты.
Сыренецкое высшее начальное училище было с 4-мя классами, в данном случае это означало 4 года обучения. Ученики этого училища могли поступать в средние учебные заведения или учительские семинарии, но со сдачей экзамена по иностранным языкам, которые в этих училищах не преподавались (отсутствовали классические языки: латынь и греческий). Курс обучения был весьма содержательный, но проучившись в общей сложности вместе с начальной школой 8-9 лет, по окончанию выпускники не получали среднее образование. В высших начальных училищах изучались закон Божий, русский язык и словесность (литература), арифметика и начала алгебры, геометрия, география, история России с некоторыми сведениями из всеобщей истории, естествоведение и физика, рисование и черчение, пение, гимнастика. Кроме того, девочек обучали рукоделию.


Даже получение начального образование до 1920 года не было строго обязательным, и школу посещали далеко не 100% детей. Но даже из тех, кто начинал учёбу, значительное количество оставляло школу, не окончив полностью учебного курса, чаще всего уже по окончании второго года обучения, когда ученики овладевали минимальным умением читать и считать. Дети вынуждены были с ранних лет принимать помогать родителям в их нелёгком крестьянском труде. Каждая пара, даже малолетних рабочих рук, была нужна в хозяйстве.

По окончанию курса обучения проводились испытания (сейчас их назвали бы экзаменами) и только выдержавшие их получали документ об окончании соответствующей школы. Далеко не редкость было, когда переносили на осеннюю переэкзаменовку или же оставляли на повторное прохождение (на второй год).


Как преподаватели справлялись, когда в одной классной комнате одновременно находились ученики разного периода обучения? Как уже писалось выше, число учеников при этом могло доходить до 50. Как правило, одно отделение (год обучения) старались рассадить по одному ряду парт. Учитель так ставил процесс обучения, чтобы во время урока были заняты все. Старался составить программу, чтобы у всех был один предмет, это несколько упрощало задачу. Остались воспоминания, что тогда пользовались грифельными дощечками. Учитель проходил, проверял, как выполнено задание, тогда можно было стирать и решать следующее. Позднее появились нормальные тетради, в которых писали чернилами, используя перьевые ручки.

Зарплата у деревенских учителей была не особо большой по меркам города, зато стабильной. Она не была привлекательной для городских жителей, да и условия жизни весьма для них непривычные. Зато для уроженцев деревень, особенно выходцев из той же местности, денежное содержание считалось вполне пригодным. Особенно показательно, что среди учителей того времени — подавляющее большинство были мужчины. Они не были чиновниками, единственная привилегия - их не призывали в армию в мирное время. В военное время, точнее в 1 мировую войну, они получали низший офицерский чин.

Преподавателям предоставлялась квартира, чаще это была комната с кухней при школе. Как вариант, для них снималось жилье в деревне, комната в какой-нибудь избе. Дети учителей имели какие-то льготы при поступлении и, возможно, обучении в гимназии.
При школах стали создаваться библиотеки для внеклассного чтения, которыми пользовались как детвора, так и некоторые взрослые.

Текущими хозяйственными вопросами школы занимался Попечительский Совет. Как правило, состоял из представителя волости, заведующего школой и одного или нескольких деревенских жителей (родителей учеников). Именно совет составлял смету на год и представлял её на рассмотрение волостного собрания. Потом уже в пределах выделенных финансов, поддерживал состояние школы и учебного процесса на должном уровне. Здание нужно было ремонтировать или перестраивать, отапливать (снабжение дровами было ответственностью правления волости), освещать классы (керосиновыми лампами). Для ухода за зданием школы (уборка, отопление и т.п.) нанимался служащий (часто называли прислугой). Покупались учебники, тетради, учебные пособия и книги для библиотеки. По мере необходимости обновлялся или менялся школьный инвентарь. В компетенции Попечительского совета была дисциплина среди учащихся. Совет мог освободить ученика от посещения занятий (при уважительной причине) или назначал штраф за прогулы. Иногда мнение совета влияло и на выборы учителей.


В июне 1917 года Временное правительство в рамках в преддверии введения всеобщего обучения и для упорядочивания системы начального образования передало все школы в ведение земских властей. Этот процесс не был завершен до конца, в виду начавшихся в скором времени военных действий.

В период 1918 -1919 годов, когда на территории Принаровья власть менялась с калейдоскопической быстротой и казалось было не до учения. Тем не менее, по воспоминания, в том числе и дедушки автора, учителя продолжали заниматься с детьми, фактически бесплатно, возможно получая что-то от родителей. Школьные здания были заняты размещением военных, поэтому учиться приходилось в какой-нибудь избе.


Молодой Эстонской республике не пришлось заново создавать систему начального школьного образования, основа всего этого была заложена еще в императорской России. Первое, что было сделано, это унификация начального образования, начатая Временным правительством. Многочисленные варианты начальных училищ были заменены просто начальной школой. Теперь класс стал считаться за один год, и минимум был установлен в 4-классное образование. Зарплату учителя стали получать от государства, точнее от уездного управления Школьными делами (в г. Везенберг — Раквере). Содержание зданий школ было отнесено на счёт волости, местного самоуправления.
Учителя также достались от прежней власти, они получили образования в различных учительских семинариях, гимназиях или Скамейской учительской школе. Большая их часть так и продолжила трудиться на ниве просвещения. Однако, надо было в обязательном порядке пройти курсы государственного (эстонского) языка и сдать по итогом экзамен. Про уровень требований судить сложно, но, судя по всему, планка владения языком не была установлена очень уж высоко. Разумеется, преподавание эстонского стало обязательным во всех школах, но языком обучения оставался русский (здесь речь идет опять-таки только о начальных школах в Принаровье).


Должность учителя была выборной. Волостное правление давало объявление о вакансии в нескольких газетах и потом уже волостное собрание обсуждало кандидатуры и проводило голосование. Иногда это было 15 и больше человек на одно место. Большая часть заявок подавалась в письменном виде, иногда у кого была возможность присутствовал и лично. По каким критериям проходил выбор понять сложно, но обычно учитывался стаж педагогической работы, владение эстонским языком, отзывы с прежнего места, рекомендации Попечительского совета школы. Понятно, что преимущество имели выходцы с этих мест, у них были родственники и знакомые среди гласных (так назывались члены волостного собрания). Кандидатура должна была быть утверждена Уездным Управлением и хотя не часто, но бывало, что по каким-то причинам наверху не соглашались с выбранной персоной.
Этот порядок выборности учителей, по всей видимости, сохранился от того, что был до 1917 года в земских школах.

В 1933 году все учителя дали подписку на верность Эстонской Республике и соблюдении её законов.

После 1937 года «игры в демократию» закончились, и учителей стал просто назначать Уездный Отдел Народного Образования. У Волостного собрания осталось только формальное утверждение предложенных кандидатур. Тогда стало появляться новое поколение учителей, которые получили образование уже при Эстонии в Таллинском Педагогиуме, Тартуском университете. Среди них были и учителя эстонцы по национальности. Но всё-таки они были, можно сказать, в меньшинстве, да и сами, надо думать, весьма неохотно соглашались работать на окраине республике, в «медвежьем углу», на самой границе с Советской Россией.

Учителя имели довольно хорошую зарплату, которая зависела от выслуги лет. Обычно она составляла 100-120 крон, при бесплатной квартире при школе с обеспечением дрова для отопления. Часто имели возможность пользоваться пришкольным огородом, садом или другой школьной землей (например, покосом). При отсутствии квартиры и невозможности обеспечить жильем в деревне, выплачивались дополнительные деньги (примерно 10% от зарплаты). При выслуге в 20 лет учителя имели право на пенсию, которая составляла примерно половину от зарплаты. В зачет шел и стаж в период до 1917 года, если удавалось его подтвердить документами или свидетельскими показаниями.

Кроме непосредственно учебной работы, многие учителя занимались внешкольной работой. Ставились спектакли, проводились литературные чтения и диспуты, занятия в самых различных кружках. Некоторые, наиболее одарённые, обучали игре на различных музыкальных инструментах или организовывали хоры. Активно участвовали учителя и в деятельности различных деревенских кооперативов и обществ.


В Эстонии сразу же было введено обязательное 4-классное обязательное обучение (как отмечалось выше, теперь класс соответствовал одному году обучения). Все дети в возрасте от 8 до 16 лет (после 1934 года - до 14) числились школьнообязанными, в волости строго вёлся их учёт. Посещать учебное заведение они должны были или до окончания 4 классов, или до достижения предельного возраста, и это теперь была уже не привилегия, а обязанность. Образование в начальной школе было бесплатное. Начало и конец школьных занятий устанавливался сверху и не совладал с «крестьянским» календарем. Дети часто пропускали начало занятий осенью и раньше бросали учёбу весной. Опять-таки по бедность девочки вынуждены были сидеть в няньках со своими младшими братьями-сёстрами, пока родители были заняты в поле, либо наниматься в чужие семейства. Мальчики, как правило, были в пастухах со своей скотиной или по найму. За пропуски детей их родителей Попечительский совет школы мог наказать штрафом, но, надо отметить, чаще всё-таки входили в бедственное положение односельчан и прощали. Иногда пытались штрафовать работодателей, которые привлекали к работе детей в «неправильное» время. Это не имело эффекта, так как те в свою очередь снимали деньги со своих малолетних работников.

С 1930 года обучение стало уже обязательным 6-классным, это был довольно солидный образовательный ценз для того времени. Такие школы были уже не в каждой деревне и надо было или ходить за несколько километров или жить в интернате. Опять всё упиралось в бедность большей части населения и невозможность обеспечить учащихся зимней одеждой и обувью. Детей в семьях тогда было достаточно много и не редкость, когда школу должны были посещать одновременно четверо-пятеро. Снабдить такое количество хорошей тёплой одеждой и обувью было очень обременительно. На ноги обычно надевали взрослые сапоги, наматывали двое-трое портянок, а остальное пространство просто забивали соломой. Как было с такими «кандалами» на ногах преодолеть по колено в снегу путь, например, в 5 километров? Бывало, что ходили в школу по очереди, имея только одну пару нормальной обуви на несколько школьников в семье. Очень часто родители писали заявления, чтобы освободить от посещения школы обычно уже взрослеющих детей. В 15 лет юноша или девушка считались полноценным работником и помощником в хозяйстве, а им по закону надо было просиживать за партой в школе.

Комплект уменьшился и стал составлять 30-40 учеников на одного учителя. Обычная практика, когда один класс посещали по несколько лет, оставаясь на второй, а то и на третий год. Так что учёба растягивалась до окончания обязательного возраста в 16 лет, но так и не заканчивалась окончанием полного курса в 6 лет.
По окончанию 6 класса надо было проходить испытания, которые и определяли можно ли выдавать свидетельство об окончании, сделать переэкзаменовку по отдельным предметам осенью или оставить на повторное прохождение выпускного класса.

В маленьких школах иногда набор в первый класс был не каждый год, и тогда какой-то из классов отсутствовал. Это несколько облегчало работу учителя, не надо было распылять силы между 4 классами, а сосредоточиться на 2-х или 3-х.

Новые здания школ при Эстонии были построены в деревнях Загривье, Омут, Криуши, Ямы, Жердянке. Часть школьных зданий была перестроена. Однако расширения сети школ не происходило, скорее наоборот, волостные советы, пытались из экономии закрыть школы в некоторых небольших деревнях.

Так как языком обучения в принаровских школах был русский, с 1935 года для эстонских детей в некоторых школах были созданы отдельные эстонские комплекты. Они включали полное 6-классное образование, на которое выделялся отдельный педагог.

Будут рассмотрены школы трёх Принаровских волостей, ниже правобережных (Скарятинской и Козеской) и на отдельной странице левобережной Васкнарвской волости. Отдельная страница сайта посвящена биографиям учителей того времени.




Скарятинская волость (Skarjatina, после 1938 г. - Raja vald)

Скарятина (первоначально Ольгин Крест)

Когда точно началось обучение детей при церкви в Ольгином Кресте неизвестно. В 1853 году про Священника Александра Передольского было написано - "безвозмездно обучает поселянских детей в собственном доме". Первое достоверное упоминание о школе относится к 1871 году: местный дьячек за плату с учеников занимался образованием 9 мальчиков. В 1872/73 уч. году было 14 мальчиков и 5 девочек. Вероятно занятия могли прерываться и какое-то время не проводиться, так нет никакого упоминания о школе в 1873/74 годах.

Церковно-приходская школа была основана в Ольгином Кресте примерно в 1882 году, тогда посещало занятия 34 мальчика и 3 девочки. Сначала обучение проходило в помещении, нанимаемом волостью, но уже с 1884 года разместились в "помещении, построенном местными прихожанами", это можно понимать, как церковную сторожку, об этом есть упоминание в описание Ольгина Креста. При начале занятий 16 ноября на занятия пришли 58 мальчика и 4 девочки, но к концу обучения 2 мая осталось только 7 мальчиков. Затраты на содержание училища составляли 56 руб. 25 коп. В дальнейших документах именно 1884 год указывался, как дата основания школы в Ольгином Кресте.

Школа в Ольгином Кресте,на заднем фоне видна церковь(RM F 105:150 SA Virumaa Muuseumid) 
В 1892 году школа размещалась "в церковной сторожке" при 17 учениках. В 1893 году школу посещали 24 мальчика и 10 девочек, занятия проходили с 4 октября по 4 мая в "церковном доме", это означает, что в этом году школьное здание еще не было построено.

В 1896 году за церковью было построено специальное здание для училища. Одноэтажное деревянное строение длиной 6 сажень (прим. 11 м), шириной 4 1/2 саж. (прим. 8,2 м) и высотой 2 саж. (3,66 м) с 12 окнами. Состояло из двух классных комнат, в одной из комнат была русская печка, а в другой - голландская. Всего имелось 25 парт. В 1910 году здание страховалось на 1000 рублей. В 1912 году был сделан капремонт.


В 1896/97 уч. году учащихся было 36 мальчиков и 2 девочки. На отопление и освещения школьного здания (указано весьма конкретно) было израсходовано 28 рублей, еще 56 руб. 20 коп. было потрачено на учебные принадлежности.
В 1898/99 уч. году число учеников составляло 22 мальчика и 3 девочки, свидетельство об окончании курса получили 6 мальчиков. В этом году сторожу платили 15 руб. в год, на отопление потратили 35 руб. и на учебники - 20 руб. 75 коп.
В 1900/01 уч. год имелось 46 учеников, из них 13 девочки, обучение проходило с 15 сентября по 1 мая. На отопление и освещение школьного дома потребовалось 35 рублей и 20 руб. на зарплату сторожа. Учебников было закуплено на 22 руб. 10 коп. 
В 1902/03 уч. году в школе было 30 мальчиков и 10 девочек, из которых 6 мальчиков окончили курс обучения. Занятия проходили в собственном доме, расходы на отопление которого составили 50 руб. 80 коп, еще 20 руб. выплатили сторожу, на учебные принадлежности израсходовали 34 руб. 34 коп.

Как писали в 1920 году: «... военное время действительно другим школам столько вреда, как Кр. Ольгинская школе, не нанесло, ибо она пострадала больше других благодаря своему местоположению...». О последующем ремонте нигде не говориться, но он наверняка был проведен. В это время в школе был только 1 учитель.

В школьной библиотеке уже тогда было достаточно много учебников: по языку - 336, ручному труду - 96, рисованию - 108, гимнастике - 96, пению - 96, математике - 252, природоведению - 48, истории - 24, географии - 24.

Волостное правление обратилось к Везенбергскому Уездному Школьному Управлению: «принимая во внимание приговор граждан д. Скарятина Гора просим об открытии второго комплекта при Кресто-Ольгиной школе Скарятинской вол., где в районе школы входит 4 селения с. Ольгин Крест, д. Скарятина Гора, Степановщина и Коколок. Не исключена возможность, что количество учащихся может дойти до 70.
В своё время вопрос об открытии второго комплекта при названной школе был решен в положительном смысле, но временная эвакуация жителей в связи с военной обстановкой помешала его осуществлению.
Постановка школьного дела сильно пошатнулась за последние три года; когда река Нарова, на берегу которой находится школа, делалась ареной военных действий; в школе по целым полугодиям не производилось занятий.
Есть у многих желание пройти 4 класс начальной школы, но открыть таковой одному учителю при наличии большого количества учащихся не представляется возможным; делать же приём в 1 класс через год, тоже нельзя — есть уже взрослые, но сильно отсталые дети, которые по причине эвакуации и проч. лишены были возможности исправно посещать школу или вовсе до нынешнего года её не посещали ... Помещение для второго комплекта имеется ...».
Второй комплект, т. е. деньги на второго учителя были выделены. Практически всю свою историю эта школа и оставалась при 2-х преподавателях.

Таблица, какие предметы и сколько часов в неделю преподавались:

 Предметы
 преподавания  
 1 класс 2 класс 3 класс 4 класс
 Русский язык
 6 6 6 5
 Родиноведение 3 3 3 -
 Математика 5 5 5 5
 Естествоведение - - - 4
 География - - - 2
 История - - - 2
 Эстонский язык
 - - 4 4
 Черчение 2 2 2 2
 Ручной труд
 2 2 2 2
 Пение 2 2 2 2
 Гимнастика 2 2 2 2
  22 2226 30

Уроки продолжались 50 мин и 10 минут перерыв.

Школу посещали ребятишки из Степановщины, Скарятины и Заборовья (с 1921 г.) и, разумеется, дети священника и дьякона, которые жили в самом Ольгином Кресте.

Занятия начинались не 1 сентября, так в 1922 году - 18 сентября и из 64 школьнообязанных в первый день пришли только 44, а к 9 октября собралось 50. Такая же ситуация и в конце учебного года: «С наступлением весны замечается убыль учащихся во вверенной мне Кресто-Ольгинской школе. Некоторые дети уже наняты в пастухи, другие родители посылают в работу к местным лесопромышленникам, третьи работают дома, четвертые ничего не делают и в школу не идут ... Заведующий школою В. Смирнов».
«Работодатели и родители школьников, предупрежденные о грозящем им нарушением закона об обязательном детском обучении и ответственности не брали детей из школы до окончания учебного года ... Были отдельные случаи уклонения от посещения школы, но они носили случайный характер и заслуживали снисхождения, т. к. вызваны были в большинстве случаев причинами … например крайняя бедность, сироты ...».

В 1922 году 4 класс закончили четверо: Михайлов Анатолий, Пакк Иван, Шлыпкин Дормидонт и Ерихонова Зинаида. Встретилась в ведомости такая странная отметка, как 4 ½.

Уже в 1923 году появляются просьбы перевести школу из Ольгина Креста в Скарятину, «которая является главным населенным пунктом в районе школы ... То обстоятельство, что школа находится в стороне от населенного пункта, затрудняет большинству детей посещение школы ...».

В 1924 году заведующий школой и тогдашний гласный волости В. Смирнов подаёт идею об открытии 5 и 6 классов: «Сама жизнь давно подчеркивает острую необходимость открытия 6-классного училища в пределах Скарятинской волости, самой обширной в Занаровье. Село Ольгин-Крест находится в центре целой группы многолюдных деревень и считает самым удобным пунктом для открытия 6-классного училища». И действительно осенью 1924 г. волость планировала открыть 5 класс, а в 1925 г. осенью и 6-ой, но этим планам было не суждено сбыться.
В 1924 году 4-ый класс закончили 9 человек. Всего же учеников было 56.

Счета по содержанию Кресто-Ольгинской школы на 1927 г.: ремонт школьного здания — 20000 марок, классный инвентарь (новых парт 10 шт. с окраской, ремонт старых) — 23000 марок, учебные пособия (книги, тетради, карандаши, материалы для занятий по ручному труду) — 1000 марок, канцелярия школы — 1000 марок, отопление школы — 14000 марок, освещение — 615 марок, содержание сторожу — 5000 марок.


В связи с планируемым переносом школы от церкви в деревню Скарятина, жители Степановщины в 1927 г. написали прошение: «Заслушав вопрос о намерении граждан д. Скарятина и волостного совета перевезти здание Кресто-Ольгинской школы из с. Ольгин Крест в д. Скарятину Гору на т. называемые Бугры и признавая это крайне неудобным для наших детей постановили ходатайствовать пред Уездным Земским Советом об оставлении школы на прежнем месте, где она стояла уже 40 лет, чтобы не тратить напрасно волостные деньги на перестройку, для которой нет никаких оснований. Если же перевозка школы Вол. Советом будет решена в положительном смысле, то просим перевезти ее не на Бугры, а к дому Волостного правления, рядом с усадьбой А. Немецкого, каковое место является центральным местом для всего школьного района, где имеется прекрасный плац для децких игр. Перевозка же школы на Бугры увеличит вдвое и без того не блиское расстояние до школы от д. Степановщины ... От Скарятина школа сейчас отстоит всего на расстоянии ½ версты, т.е в несколько раз ближе чем от нашей деревни. В вол. правлении нам объявили, что наши дети будут присоединены к омуцкой школе. Но омуцкая школа отстоит от нашей деревни дальше, чем Скарятина. Кроме того дорога в Омут зимою сильно залита водою и в последние годы сообчение здесь было крайне затруднительное. ... Но если перевозка …отложить нельзя, то просим место для новой ... избраны у Вол. Правления, а не на краю дер. отдалением от нас. Детей школьного возраста у нас в д. Степановщина и Ольгин Крест насчитывается до 20 чел. ...».

В 1927 году в Заборовье вновь открылась школа, и общее число учеников в Кресто-Ольгинской школе снизилось до 47, и на один год в школе остался только один учитель. Осенью и весной пропускали школьные занятия до 23 учеников, т. е. временами почти половина от общего числа.

В 1927 г. волостное собрание строит планы на открытие 6-классной школы. Однако, здание стоит на церковной земле, нет игровой площадки и отсутствует возможность сделать пристройку. В апреле того же года правление волости решило школу не перевозить: «здание весьма старое и при перевозке массу материала наверняка придется выбросить, место предлагаемое дер. Скарятина находится далеко за деревней и не доступно, дети Степановщины остаются далеко от школы».


Окончательное решение о переносе школы из Ольгина Креста в Скарятину было принято 12 апреля 1928 г., на это выделялось 2500 крон «при перестройке здания требуется новые потолки и полы, т. к. старые уже сгнили, а потому необходимо получить по обмеру …  лесной материал». Что и было осуществлено в этом же году: «Здание около церкви Ольгин Крест, новое место 2 км южнее и ближе к Заборовье, школьные комнаты готовы, учебу можно начать с 1 окт.». Под школу Скарятинское общество выделило безвозмездно 1 десятину земли.

Скарятина Гора(RM F 105:351 SA Virumaa Muuseumid)

1 августа 1929 г. школа переименована в Скарятинскую. В деревне Скарятина Гора школа разместилась в сторону от реки, в некотором удалении от самой деревни, на дороге, которая вела в сторону Радовель. И оказалась на тех самых буграх, о которых упоминалось ранее. Здание было именно перевезено из Ольгина Креста и перестроено. Общая длина 17.44 м, ширина 13.08 м и высота 3.36, из бревен и крыта дранкой. Получилось 2 классных комнаты 47.16 кв. м и 31.57 кв. м при наличии 29 двухместных парт. Имелось 2 квартиры для учителей, размерами 20 кв. м и 29.2 кв. м. Школьной земли было 1938 кв. м, из них под садом 416 кв. м.

Школа сразу стала 5-классной, куда ходили дети из самой Скарятины, Ольгина Креста, Заборовья и Степановщины. В 6-ой класс приходилось ходить в Загривье.

В 1930/31 учебном году набралось 80 учеников, из них из Заборовья - 27. Были отмечены два «дефектных» ученика: «Арсений Шлыпкин и Семен Реньков ходят в школу с ножами, бьют стекла в домах, угрожают поджогами. Оба сироты без отцов. Реньков убегал в Сов. Россию, откуда был выслан».

Образец прошения, в котором родители просили освободить кого-либо из детей от посещения школы, довольно ярко характеризующий тогдашние условия жизни. Писал Иван Любимский из дер. Дюк-Переволок: «Имею на иждивении 5 человек семью: жену, 2-х малолетних детей и 2-х круглых сирот: Таисию и Ивана Любимских (дети покойного моего дяди Терентия).
За последний год тяжелое экономическое положение, благодаря отсутствию заработка, привело меня к крайней бедности. Земли у меня мало, что б прокормить свою семью и двух сирот, я ежегодно зарабатывал на посторонних промыслах и покупал нужный хлеб, одежду и обувь для семьи и т. п.
В семье я являюсь единственным работником, т.к. жена не может оставить без присмотра своих детей 2-х и 1-го года, а няньку для них нанять не имеем никакой возможности.
Дети сироты — Иван посещает 2 кл. Переволокской школы, Таисия обязана посещать 5 класс Скарятинской школы (в прошлом году окончила 4-ый класс Переволокской школы) Скарятинская школа находится от моего местожительства в 5 км, а для того чтобы посещала школу Таисия нужно мне ее снабдить хорошей крепкой обувью, одеждой, учебными принадлежностями и дать пропитание. При всем желании эти условия никак не могу выполнить, т.к. удовлетворяя одну девочку, семья будет обречена голодать. Когда же семья вся находится дома, то как-то перебиваюсь и кормлю всех ... 6 ноября 1932 г.
».

В 1936/37 уч. году посещало 58 учеников, из них 13 мальчиков, состояли в скаутах 13 и столько же девочек в гайдах. При школе имелся кружок журналистов, который посещало 27 человек. На этот год расходы на школу в бюджете волости составляли 675.59 кроны. Основные статьи расходов: квартирные деньги учителям — 210.24 крон; зарплата служащему школы — 21 крона; канцелярские расходы — 9; отопление — 100; освещение — 7; на поддержание чистоты — 8; ремонт инвентаря — 48.60; ремонт школы — 44; страховка от пожара — 20.20; на учебные принадлежности и книги — 30.05; пособие малоимущим — 5 крон от волости и 100 кр. от министерства образования.

Зав. школой А. Чувирин с попечительским советом обсуждали плохую посещаемость школы в мае. Причиной названы весенние полевые работы, требующие участия всех членов семьи. Особенно отмечен прошлогодний недород хлеба.

В центре священник о. Лавров, в том же ряду левее учитель Федор Карпович Орехов,слева от учителя Ангелина Гусева и рядом с ней Таисия Басовасамый крайний справа стоит Виктор Куклин, второй ряд четвертый справа улыбается Никита Лавров, первый ряд, сидят на земле третья слева Ирина КуклинаИз семейного архива Таисии Косяковой (Басовой)прим. 1938-39 г.

В январе 1938 года, в связи с пожаром в Загривье, в Скарятину был переведен эстонский комплект. По началу эти школьники занимались в пустующем доме местного ветеринарного фельдшера. В марте волость планировала для размещения учеников купить у Орлова дом за 2750-3000 кр. Однако было решено дом не покупать, а временно арендовать до окончания стройки в Загривье. Таким образом, в Скарятине появился эстонский комплект и третий учитель. В итоге от аренды отказались и разрешили обучать в здании волости.

Летом 1938 года был открыт 6 класс и в 1938/39 уч. году количество учеников возросло до 63 в русских классах и 10 в эстонских. Два учителя работали в русских классах и один - при эстонских.

Наличие детей из дальних мест (главным образом в эстонских классах), привело к необходимости создания интерната. Под это арендовались помещения в крестьянском доме около школы. Там было две спальни, кухня и подвал. Проживало от 9 до 11 учеников. При интернате была школьная прислуга-повар, с зарплатой 18 крон на 8 месяцев.

Порядок в интернате:
«Отдельной умывальной комнаты нет, умываются на кухне.
Еда приготовляется на кухне, где есть плита вместе с русской печкой. Продукты хранятся в кладовой (шафрейка) и подвале.
Нельзя отлучаться без разрешения дежурного учителя. Посторонним нельзя в интернат.
У каждого в интернате должно быть:
   кровать на одного или двоих
;
   матрас, наполненный соломой. Содержимое мешка следует менять 2 раза в год;
   постельное белье (2 простыни, одеяло, подушка с наволочкой;
   полотенце;
   1 суповая тарелка, 1 мал. тарелка, кружка или стакан, нож, вилка. 2 ложки;
   мыло, расческа, зубная щетка;
   сумка.

Каждый ученик содержит свою кровать в порядке и выбивает и проветривает постельное белье раз в неделю с помощью служащего интерната. Постельное белье меняется раз в 2 неделе.
Лицо и шею моют утром и вечером, руки умывают еще и каждый раз перед едой. Ноги моют 2 раза в неделю. Зубы каждый раз после еды.
В интернате общая кухня. Готовит служащий интерната. О продуктах заботится также он. Продукты поставляют родители.

Распорядок:
   7.30 (с 1 марта 6.30) подъем под управ. служащего
   8.30 завтрак
   с 9.00 до 11.30 общая учеба
   11.30 до 13.00 свободное время
   13.00 обед
   после обеда до 14.00 свободное время
   14.10 начинаются классные часы
   19.30 ужин
   20.00 до 21.15 свободные занятия и игры
   21.30 готовятся ко сну».

Похоже, что занятия проходили тогда в две смены, так как было написано, что пока одна смена заканчивает, другая дожидается в холодном коридоре.

С 1939 г. вероучение стал преподавать священник из Кресто-Ольгинской Никольской церкви Александр Лавров, на это ему выделялось 4 урока в неделю.
В 1940 г. закрыт эстонский комплект, часть учеников стала учиться на русском, другие перешли в Скамью. Соответственно, осталось опять 2 преподавателя. В 1943 году в школе обучалось 38 детей. 6-ой класс тогда окончили 11 чел., в т.ч. Ю. Анисимов (Ольгин Крест), Ангелина Гусева, Валентин Яснов, Таисия Басова.


Заведующий школой А. Феофанов написал 22.10.1943 г. (перевод с эстонского): «Здание школы занимают военные, ищем место в Скарятине и др. близлежащих местах. Других свободных комнат нет, все заняты военными. Заборовье и Мокреди военных пока нет, но вполне могут появиться завтра. В Ольгином Кресте есть один дом, который можно использовать как временную школу. Это дом, где живет церковный сторож. Сам живу в Большом Загривье в 4,5 км от Скарятины». В декабре 1943 года указывалось, что "В школьном доме квартируются военные. Военными занято целое здание. Школа размещается в церковном доме (церковь Ольгин Крест). Школа начала работу 11 ноября, так как до 10 ноября в этом церковном доме находилась волостная канцелярия".

Тот же Феофанов послал в Уездный школьный отдел открытку, в которой извещал, что 31 января 1944 года военными была закрыта школа в Скарятине.

Учителя:

Из разных источников известны имена некоторых учителей за период до 1918 года:

Копьев Павел, 1871/72 уч. год, дьячек;

Молчанов Александр Н. прим. 1872/73 уч. год, получал 30 руб. с общественного сбора;

Жилина О. Я. прим. 1882 - 1.10.1883 гг., окончила в 1879 г. курс С.-Петербургской учительской земской школы, имела годовое содержание 225 руб., также преподавала 1879-81 гг. в Доложском, 1881/82 уч. в г. Вейнское (оба Константиновской вол.), 1883-86 гг. в селении Поличино (Гдовской вол.);

Черняев Павел Иосифов 1883 - 1885 гг., сын священника (см. ниже), окончил Гатчинскую Учительскую Семинарию, годовое содержание - 225 руб.;

Черняев Иосиф (Иосаф) Александрович 1875 - 1890 гг., законоучитель. Родился в 1835 году, Окончил курс в Новгородской Духовной Семинарии. Священник Никольской Погоста Ольгин Крест с 1875 по 1890 годы. Получал вознаграждение 50 коп. за урок (получалось 27 рублей за год);

Розов П. Х. 1885/86 уч. год, имел свидетельство Нарвской гимназии, годовое содержание 200 рублей;

Сарв Иоанн Романов 19..11.1890 - 1896 гг., законоучитель Родился в 1867 г., сын крестьянина Лифляндской губернии, Верронского уезда, окончил курс Рижской Духовной Семинарии в 1888 г., с октября 1890 года Священник Кресто-Ольгинской церкви.

Сарв Екатерина Иоасафовна 1890/91 уч. год. Родилась в 1868 г., обучалась в Царско-Сельском женском духовном училище, имела свидетельство на звание учительницы, получала 100 руб. в год от Братства. жена Священника Сарва и дочь Священника И. Черняева;

Окулова Анна Николаевна 1891/92 уч. год, окончила курс С.-Петербургского Исидорского Епархиального училища, получала 140 руб. за учебное время от Братства;

Соловьевич Владимир 1892/93 уч. год, окончил курс Минской Духовной Семинарии, получал 170 руб. от Братства в учебное время;

Флеров Афанасий, 1893/94 уч. год, где обучался неизвестно, зарплата 130 руб. от Епархии и 12 руб. 50 коп. от волости;

Малиновский Михаил Феодорович, с 1893 г. до 1899 г., законоучитель Кресто-Ольгинской церковно0приходской школы. Выбыл из 3 класса С.-Петербургской духовной семинарии в 1890 г., был псаломщиком в Павловской Воскресенской церкви Гдовского уезда. Перемещен в Ольгин Крест псаломщиком в 1893 г., рукоположен во диакона в 1896 г., покинул место 28.06.1902 г.;

Померанцева Мария Николаевна 1895 -1900 гг., жена Диакона (пог. Доложска), окончила Новгородскую прогимназию и С.-Петербургское Епархиальное Училище, зарплата в разное время от 180 до 210 руб. в год;

Шмакова Мария Николаевна 1900/01 уч. год, окончила Новгородскую прогимназию, получала 210 руб. в год;

Соснякова Анна Афанасьевна 1901 - прим. 1903 гг., окончила Павловскую Учительскую Семинарию, зарплату имела 240-280 рублей в год;

Тихомиров Михаил Михайилов 1902 - 1905 гг.., законоучитель, диакон Кресто-Ольгинской церкви, сын Священника, уволен из 2-го класса С.-Петербургской Духовной Семинарии в 1884 г.

Голубев Василий Федорович 4.09.1903 — 24.08.1905 гг., с зарплатой 15 руб./мес, сведения о нём здесь;

Прозоровский Николай Николаев прим. 1906 - 09.05.1909 гг., 1877 гр, Колпинский мещанин, умер от чахотки 09.05.1909 г.;

Котиков Николай 4.09.1909 –  прим. 1913 гг., сначала Псаломщик, затем Диакон, упомянут в "Памятной книге С-Петербургского Губернии 1914-15";

Закон Божий и церковное песнопение, вероятно, преподавали Священнослужители из Никольской церкви Погоста Ольгин Крест.


Биографические данные следующих учителей на отдельной странице:

Смирнов Василий Прокопиевич, начиная с 1.09.1918 г. до 10.09.1934 г. бессменный заведующий школой;
Гладышев Яков Никифорович 15.11.1920 
 1.11.1927 годы;
Розина (Алексеева) Мария Федоровна с 1.08.1928  1.08.1935 гг.;
Чувирин Андрей Михайлович 10.09.1934 — 1.08.1938 гг., занял должность заведующего школой после того, как Смирнов ушел на пенсию по состоянию здоровья.
Чувирина Пелагея Ивановна 1.08.1935 — 1.08.1936 гг., в расписании она имела только 4 часа, при норме порядка 30 учебных часов в неделю.
Сандер Мария 1.08.1935 — 1.08.1939 гг.;
Каазик Нора 1.11.1937 - 1.08.1938 гг. бесплатно 4 часа в неделю преподавала пение;
Орехов Федор Карпович 1.09.1938 — 11.11.1940 гг. на должности заведующего школой;
Аус Тамара Константиновна 1.08.1939 — 1.10.1941 гг. сначала учительницей, после того как Орехов пошел на повышение, заняла должность заведующей школой.
Salme Soome 1.08.1939 – 1.09.1940 гг., учительница эстонского комплекта;
Кольцова Ольга Яковлевна 11.11.1940 — 1.08.1944 гг.;
Челнокова Вера Ивановна 1.11.1941  1.10.1943 гг., предпоследняя заведующая школой;
Феофанов Анатолий Яковлевич 1.10.1943 — 1.08.1944 гг., соответственно, последний заведующий школой.

Среди замещающих учителей отметились Яснов Иван 10 дней в декабре 1940 году; Карабчевская Анастасия 13.11.1933 — 10.02.1934 гг., две недели в 1934 г., 7.01 — 1.06.1938 г. и несколько дней в 1940 г.; Орехова Надежда два раза по неделе в 1939 году и три недели в 1940 г.; Элеанора Каасик учительница пения с 4 часами занятий в 1938/39 учебном году.


Скамья

Первое упоминание об обучение в этом селе относится к 1.12.1864 году, когда Священник Солнцев "занимался обучением детей прихожан в своей квартире безвозмездно" году. Помогал Священнику и Дьячек Быстроевский "занимается обучением детей прихожан чтению, письму и Арифметике безвозмездно". Фактически в то время она имела статус частной школы. Как указано плата за учение не было, но можно допустить, что какая-то сумма для покупки учебных материалов всё-таки собиралась. В 1871 году число учащихся было не велико - 16 мальчиков и 4 девочки. Обучались дети по церковно-славянским книгам и проверяющий член Гдовского уездного училищного совета сделал пометку "весьма жаль учеников, которых заставляют терять напрасно время за церковными книгами им непонятными".

С 10.11.1873 г. школа получило статус церковно-приходского училища. В 1873/74 уч. год школу посещало уже 60 детей (из которых 11 девочек).

Второклассные церковно-приходские школы в С.-Петербургской епархии: "Село Скамья лежит на высоком (Петербургском) берегу р. Наровы, при выходе её из Псковского озера. Здесь с 1884 г. существовала церковно-приходская школа, устроенная при содействии приходского попечительства и епархиального братства. Школа была любимым детищем Скамейского попечительства; таковым она остается и поныне. Она помещалась в доме попечительства, пока один из попечителей не устроил особого здания. Школьная обстановка, школьные принадлежности, все это доставлялось попечительством. Особенную заботливость о школе проявил местный прихожанин П.К. Громов. По движению доброго сердца этот член Скамейского попечительства в течение лета 1896 г. соорудил на отдельном участке земли здание для двухклассной церковно-приходской школы с учительским и ремесленным курсами. Новое школьное здание было освящено 1 октября председателем С.-Петербургского епархиального братства преосвященным Назарием, епископом Гдовским, причем его преосвященством было выяснено народу значение школы вообще и школы второклассной, в особенности, и преподаны руководственные указания к устройству при школе общежития. Когда преосвященный узнал, что многие в с. Скамье занимаются сапожным ремеслом, то он указал на необходимость устройства при школе учебной сапожной мастерской, дабы дети не только не отставали от ремесла, которым живут их отцы, но научились бы ему лучше, чем дома. Все эти разъяснения нашли себе живое сочувствие в среде слушателей – прихожан. Учебные и ремесленные занятия в школе начались 14 октября. Заведующий школой священник, старший учитель, кандидат богословия, В. Тимофеев и его жена, третья учительница, и наконец, прослуживший уже 10 лет при этой школе, знающий ремесла учитель А. Тевилин – составляли дружную семью, надежную и преданную делу школы. Школа имела небольшую библиотеку, волшебный фонарь и запас картин для народных бесед и чтений".

В "Памятной книге С.-Петербургской Губернии 1884 г." приведены следующие сведения: «Скамьевское училище 1 учитель, 13 мальчиков, 2 дев., от сельского общ-ва выделяется 120 руб.». В 1888/89 уч. году было 24 ученика, из которых 14 было девочек. В 1892 году обучалось 30 человек, из них 12 "женска пола".

Вначале это была, как указано выше, обычная церковно-приходская школа, но с 1896 г. она стала 2-классной школой. Возможно не сразу, а примерно с 1899 года её статус изменился, школа стала учительской, и там стали готовить кадры для деревенских школ. По крайней мере, с 1896 года имелось уже 3 преподавателя с весьма хорошим образованием и приличной зарплатой. Так называемый педагогический курс проходили после окончания 2-х классов,

Скамья(RM F 105:154 SA Virumaa Muuseumid)
 это примерно 5-6 лет занятий. Сколько продолжался этот дополнительный курс, точно неизвестно, скорее всего, 1 или 2 года. После завершения всего цикла обучения выпускники получали право преподавать в школах грамотности. В звании учительской школа просуществовала до 1.11.1917 г. (по другим данным до 1916 года), после чего стала обычным начальным училищем. Здание школы было по тогдашним меркам просто огромным: 2-этажным с 3 классными комнатами, свой зал со сценой, 3 квартиры для учащихся и комнаты для интерната. Общая площадь составляло 316 кв. м. Занятия проводились с 18 сентября до 2 июня следующего календарного года. В каждом классе имелось по печке и по 15 парт. Здание находилось через один дом от церкви в южную сторону. Само здание из дерева, размерами 24.65 на 12.72 метра и высотой 7.07 м и было крыто железом. Относительно даты постройки школы имеются данные, что здание построено в 1886 г., а второй этаж достроен в 1893 г. Однако, вышеприведенные даты вызывают большое сомнение. Так еще в 1895 году указывалось, что занятия проходили в доме Ивана Громова, который он предоставлял бесплатно. Тратились в этом году только на наём сторожа - 30 рублей и учебные принадлежности 22 руб. 75 коп., а уже в 1896/97 учебном году занятия проходили в школьном здании и теперь уже сторож получал 90 руб., на отопление и освещение уходило 75 рублей, а на учебники 122 руб. 50 коп. Сторож, кроме непосредственно охраны помещений, был также истопником, завхозом, убирал помещения и т.п. Школьной земли имелось 4.16 га. В 1914 году указывалось - 2-этажное деревянное школьное здание на каменном фундаменте, обшитое тёсом, крытое листовым железом по страховой ведомости оценивалось в 9000 рублей. Там же были приведены и некоторые дополнительные сведения, так всего было 20 окон, дверей одностворчатых - 9, двухстворчатых -15, печей железных круглых - 10, русская печь одна, плит - 4, лестниц на второй этаж - две.


В 1896/97 уч. году обучалось 54 мальчика и 24 девочки, но при закрытии школы их осталось 40 и 20 соответственно. На 1898/99 уч. год числилось в училище 40 мальчиков и 20 девочек, свидетельством об окончании курса удостоены были 11 мальчиков и только 1 девочка. Расходы на содержание школьного здания составили: 134 руб. 85 коп. в год получал сторож (больше, чем учителя в некоторых школах), 250 рублей уходило на отопление и освещение, на учебные принадлежности израсходовано 65 руб. 14 коп.
В 1901/02 уч. году в школе было 88 мальчиков и 37 девочки. Сторожу школы заплатили 88 рублей, на отопление здания ушло 332 рубля и на учебные принадлежности - 117 руб. 65 коп. В 1908/09 учебном году было 103 ученика при 2 учителях. На Всероссийской церковно-школьной выставке 1909 года Скамейская второклассная школа представляла весь Гдовский уезд работами учащихся по черчению, чистописанию и русскому языку. С ноября 1909 г. попечителем школы был потомственный почетный гражданин Иван Петрович Громов. 
В 1910 году указано наличие в Скамье двух школ "Второклассной мужской учительской школы", в которой обучалось 57 мальчиков и "Церковно-приходской одноклассно-образцовой школы", где обучалось 70 мальчиков и 40 девочек. На содержание первой школы Гдовское отделение С.Петербургского Епархиального Училищного Совета отпускало 940 руб, а на вторую только 40 рублей. В 1916 году написано, что второклассная школа уже для девочек, без упоминания об учительском статусе.

В 1918 и 1919 гг. школу занимали военные, и она являлась фактически тюрьмой. Мебель и учебные пособия при этом были повреждены. Как писал учитель Реньков в 1925 году: «в школе во времена С.-З. Армии была помещена Псковская каторжная тюрьма, после которой вид училища остался ужасный ... Заведующий хозяйственным Отделом М.Н.П. г. Уули объезжая школы в Скарятинской волости, нашел Скамейскую школу более всех нуждающихся в ремонте и отпустил на неё 50 тысяч марок, которые пошли на крышу, классные доски и пособия ...».

Свидетельство об окончании Скамейской школы, 1917 год (из личного архива Марины Штепа)

В 1920/21 учебном году в школе было 4 класса с 80 учениками, при 2 учителях. 4-ый выпускной класс в том году закончили двое - Василий Любомудров и Иван Щербаков, четверо же оставлены на второй год.

В 1923 г. "комиссия в составе зав. Скамейской школы Платова, учителя Ренькова и зав. Переволокской школы И. Яснова ... произвела с 28 мая по 2 июня ... повторные испытания учащихся Скамейского и Переволокского 4-классных училищ, из первой школы Анатолия Платова, ... Елизаветы Львовой, Павла Любомудрова, Ольги Конт ...".

В мае 1924 г. учитель Платов сообщал: «занятия в школе пришлось приостановить на неопределенное время, небывалое наводнение затопило улицу в с. Скамье, вследствие чего учащимся за отсутствием крепкой обуви пришлось в последние дни ходить в школу босиком, что может принести болезнь. Кроме этого, вода с сильной быстротой пошла из реки через улицу на покосы мимо школы, унося с собою около фундамента землю, после чего может рухнуть школьное здание от разрушительного действия воды ... следует сделать распоряжение о немедленной защите... школы от наводнения».

Большое место занимали различные спектакли и праздничные вечера. План праздника 30 ноября 1924 г., отв. Гейнрихсон, начало в 6 ч.
«Декламация: Алёнушка, Хрюшка, Как на базар ездили, Круглый год (из Родиноведения, Янверка). Маленький труженик, Ваня, Перед уроком, Ямщик и медведь, Наследство, В самый зной .. Лизу, Песнь о Книге, Жук-учитель, Три загадки, Как комар убился (из «Солнышка» 2 и 1 ч. …), Детки что знамена (Скобеева). Представления: Веселые дни — сцена из народного быта Клавдии Лукашевич в 3х дейст. Пение Mu isamaa, Коль славен наш Господь в Сионе, Гей славяне, Пряди моя пряха, Полоса ль моя полосынька, Лучина-лучинушка, Ах не одна ль то во поле дороженька пролегла, Как на речке на лужке, Разбойника благоразумье, Архангельский глас. После музыкально-театрального вечера — танцы, для учащихся до 11 час., для других гостей до 2 час. Ночи; бой серпантина и конфетти, ловля рыбки и другие игры. В буфете граммофон.
Конец вечера в 2 часа ночи.
Зав. Николай Гейнрихсон».

Программа вечера 11 янв. 1925 г., начало в 6 вечера: «Призовой бокал» Эйбера, пьеса в 1 части, «Странное завещание» Битова пьеса в 1 части. После представления 1) танцы — для несовершеннолетних; 2) елка; 3) углы счастья и пожеланий; 4) запись в таблицы благотворителей; 5) летучая почта, серпантин, конфеты и игры. Буфет. Музыка. Конец в 2 ч. ночи. Ответственный зав. школы Гейндрихсон».

Как и в других школах в 20-х годах остро стоял вопрос с посещениями школы. В 1924 году 19 учеников пришли на занятия осенью с опозданием, причины были весьма банальны для того времени - были в няньках или пастухах. Пытались оштрафовать на 1000 марок тех, кто давал работу детям в учебное время. Мера оказалось весьма не эффективной, эти деньги просто высчитывались из заработка малолетних работников.

В 1925 год уже в 6 классах имелось 63 ученика. Отмечены двое «дефектных» учащихся, кои не терпимы в школе: Василий Щербаков 1912 г., замеченный в клептомании и грубом озорстве и Иван Синильников, родившийся в 1910 году, у этого отмечена развращенность и грубое озорство.

Правила общежития, и перспективы в получении 6-классного образования расписаны зав. школой Н. Гейнрихсоном:
«Желающие участвовать в общем котле общежития при школе вносят ежемесячно: ржаной муки — 30 фунтов, картофеля — 1 мера, ячневой муки — 5 фунтов, капусты — 25 фунтов и 100 марок деньгами на прислугу, мясо, рыбу, жир в пищу. Чай и сахар свой. Посуда, постель, белье, стирка — свои. Баня — школьная. Не пользующиеся общим столом общежития платят 25 марок ежемесячно прислуге за уборку.
При школе 4 учителя.
Окончившие 6 классов мальчики могут поступить: в школу по обработке дерева и железа, в (архитектурную) строительную школу, в художественную школу, в торговые школы, в мореходное училище. По окончании получают соответствующие звания (мастеров).
Девочки могут поступать: в школу по обучению хозяйству, ручному труду и воспитанию; в школу по вязанью и тканью, по переплету и по разным лепным работам; в школу шитья, в художественные школы; в торговые школы.

Школьный дневник 1925-26 гг

 Получают также соответствующие звания (мастериц).
Священник Яков Малгин преподает Закон Божий 4 часа в неделю»
.


Среди учеников 1925 года замечена в 5 классе Дроздова (правильно - Дроздик) Ефросинья, с её школьным дневником именно за этот год можно ознакомиться в альбоме.


Смета по содержанию Скамейской школы в 1927 год: перелицевать парадную лестницу — 5000 м., выменить 8 сгнивших рам — 4200 м., поставить 5 подушек у окон — 1700 мар., оклеить обоями 2 учительские квартиры в четыре комнаты — 1200 мар., 30 крючков к окнам — 300 мар., 30 задвижек к окнам — 1200 мар., 15 ручек к дверям — 2145 мар., 5 внутренних замков к дверям — 1500 мар., школьный забор — 10000 мар., освещение — 1000 мар., канцелярские расходы — 400 мар., очистка дымовых труб — 500 мар., 35 метел — 350 мар., сторожу за 8 месяцев по 1000 м. - 8000 мар., стенные часы — 4000 мар., библиотека для учащихся и учителя — 5000 мар., учебные пособия — 5000 мар., мытье полов 2 раза в год — 800 мар. Итого 78095 марок.

В 1927 году всего в 6 классах было 29 мальчиков и 25 девочек, итого 54, учителей трое и еще законоучитель Священник Яков Малгин, у которого 4 часа в неделю. В 1929/30 уч. году 55 учеников, среди них в 5 классе Фаронов Иван, на этой странице можно почитать его воспоминания об этом времени.

Некоторые сведения о пришкольном интернате, который располагался в самой школе, благо место позволяло. Проживало там от 1 до 7 детей, мальчики и девочки отдельно.
"Есть кухня, пищу принимают в свободной комнате. Подвала нет. Сейчас 5 кроватей. На одной кровати иногда спят по двое. Посуда есть.
Дети едят с учителями в одно время. Встают в 7, завтрак в 8 и в класс, в 12 обед, после уроков до 6 свободны, ужин, учат домашние задания и спать в 10.
Распорядок интерната в Скамье:
Школьный интернат располагается в тех же комнатах, что и школа. Комнаты используются: спальня, кухня, кладовка для девочек; спальня, кухня, кладовка для мальчиков.
Интернат принимает тех учеников, которым трудно идти в школу.
Интернат находит комнаты для 20 девочек и 20 мальчиков. Используют 3 дев. и 4 мал.
Умывальня в кухне, используют бак с краном.
Пищу готовят сами мальчики и девочки отдельно на плите под присмотром учителей. Готовить помогает школьная прислуга, приносит воду, дрова и разжигает плиту.
Используются деревянные и железные кровати. Матрасы из ржаной соломы. Солома меняться минимум 2 раза за уч. год. Постельное белье менять минимум через две недели.
В тумбочках в спальне нельзя хранить продукты.
Ученики должны мыть шею, уши, лицо утром и вечером. Мыть ноги и числить зубы вечером перед сном. Руки мыть до и после еды.
Распорядок в интернате следующий:
подъем в 7
в 8 завтрак
12 обед
16-18 свободное время для прогулки и ужин
18-20 уроки
20-22 игры и чтение
22 умываться и спать
Спальни открыты, но ученикам запрещено пребывать там днем.
Утром подъем под присмотром дежурного учителя.
В свободное время ученикам разрешается гулять во дворе. Для дальних прогулок нужно разрешение от учителя.
Между играми читают журнал, газету «Детская радость».
В начале уч. года ученики выбирают старшего отдельно для мальчиков и девочек. Старшие назначают дежурных, которые отвечают за порядок и чистоту. Каждые три недели новый дежурный.
Кровати убирают каждый сам, также шкафы и одёжные полки.
Отвечают за интернат зав. школы и учителя".

Одно из характерных прошений того времени, которое написал Александр Львов: «Находясь в крайне бедственном положении, я принужден был отдать двоих из моих детей Виктора 12 л. и Николая 11 л. в пастухи. Отдал с тем условием, чтобы наемщики штрафа не платили. Отдать был принужден из-за недостатка насущного хлеба. Семья моя состоит из 7 человек, старшему из детей 12 лет, младшему 2 года. И положение безвыходное, решительно ничего не имею, даже дом и то не свой. … покорнейше прошу сделать всё возможное для освобождения наемщиков и детей от штрафа. 24 июля 33 г».

При школе в 1933 г. имелся актерский кружок, который посещало 12 детей и шахматный кружок — семеро. В этом же году было куплено 104 книги на сумму 130 крон, это были как учебники, так и книги для библиотеки. Однако осенью ревизионная комиссия обнаружила, что волостные средства зав. школой Гейнрихсон «использует не по назначению — на покупку книг для библиотеки, тогда как в учебниках ощущается недостаток, а в первых классах их почти нет ...». В итоге он должен был из своего кармана компенсировать покупку лишних книг.

В 1935/36 учебном году было 50 учеников при 2-х учителях, занятия посещали дети из Скамья, Куричек, а в 5 и 6 классы ходили также из Переволока и Втрои. На следующий год было отмечено появление скаутов, в которые записалось: 25 мальчиков и 14 девочек. К актерскому и шахматному кружкам, добавился кружок пения, с участием 18 мальчиков и 16 девочек.

Описание работ, которые проводились на пришкольном садовом участке:
«До 1924 г. сзади за зданием школы площадку для игр заливало водой;
1924 г. весной и летом вода покрыла на 40 см наносным песком;
1925 г. весной сделаны 3 грядки во дворе в северной стороне;
1927 г. поднят грунт и сделаны грядки;
1929 г. между баней и сараем сделаны грядки, посадили рабарбар (ревень), черную смородину, крыжовник;
1932 г. весной посадили малину 20 шт, осенью семена сложили в ящик во дворе под конский навоз. Так же землянику посадили и в августе сложили семена клубники;
1933 г. весной посадили ранние яблони 17 штук;
1935 г. позднее летом и 1936 весной эти посадки до краев срезаны и сейчас перед глазами стебли клубники, земляники, но более крупной, разных цветов и формы, малина выходит своеобразной. Этой же весной посадили 7-метровую вишню. В том же году весной посадили черёмуху, рябину;
1934 г. лекарственную спаржу, новые семена рабарбара;
1935 г. из окрестностей Йыхви сливовый (иссиня-черный) рабарбар и теперь их три сорта простой, розовый и сливовый;
1934 г осенью виноград и весной следующего года 2-3 м высотой;
овощи — японские огурцы, картофель, капуста (обычная, цветная), брюква, свекла, горох, петрушка, сельдерей, лук, редиска, салаты, огурцы, кольраби, томаты, тыква»
.

В 1937/38 учебном году открывается эстонский комплект, в 6 классах там было 13 учеников. Соответственно, добавился еще один учитель, для преподавания в эстонских классах. Смета этого года: жалование прислуги — 68 крон, отопление 10 печей и 4 плиты: 45 саж. дров по 7 кр — 315 кр., освещение: 95 кг керосина — 17 кр., ремонты — 857.95 кр., страховка от огня — 22 кр., приобретение инвентаря — 159.80 кр., учебные пособия — 168 кр., пособия беднейшим ученикам — 20 кр. (от волостного самоуправления). Итого — 1752.25 крон.

Школьники на фоне школы, в центре учитель Оберпал. Рядом сидят учительницы слева П. Алексеева и справа учительница эстонского.Первый ряд на земле, третий слева Михаил Любомудров, второй ряд 7-ая справа Параскева Львова

В 1938/39 уч. году в школе учились 53 детей в русских и 16 - в эстонских классах. Двое учителей при русских классах и один - при эстонских. По окончанию школы сумели продолжить образование: в прогимназии 1 девочка, в реальной школе 1 мальчик и в профшколе 1 мальчик.

Школьная жизнь состояла не только из учёбы, были, например, и экскурсии.
«Поездка в Тарту 24-25 мая 1939 г. из Ямы на омнибусе:
   начало истории Эст. Народный музей на мызу Раади
   знакомство с родиной и природоведение: здание университета и библиотеки, ратуша, ж/д станция, рынок, порт, летные силы, Эмайыги, мосты, башня университета, Ванемуйне театр, кино
   здравоохранение: Эст. Музей здравоохранения
   учение о природе: Зоологический музей, Ботанический сад
Экскурсией управляет зав. школой Алексей Оберпал, также поедет одна из женщин учителей. Число участников прим. 35»
.

Построенное когда-то с большим, купеческим размахом здание Скамейской школы в эстонское время практически не ремонтировалось и сильно обветшало. В 1939 году Попечительский совет так охарактеризовал положение дел: «Здание скамейской школы в оккупационное время служило тюрьмой, совершенно истрепано и имеет безобразно грязный вид, как изнутри, так и снаружи. .. в течении 20 лет не сделано в здании абсолютно никаких существенных ремонтов, здание оставалось забытым и крайне истрепанным. … наружный вид здания имеет ужасный вид, пол в зале истрепан до невозможности, держится на прогнивших бревнах и грозит сегодня-завтра провалиться, школьная кухня совершенно обвалилась, температура в коридоре училища падает до 10 ниже нуля, а температура в клозетах до 22 ниже нуля, отзываясь на здоровье школьников, на что уже обратил внимание школьный врач, заплатанные и некрашеные школьные двери и простенки обезображивают здание изнутри до невозможности, в классах и зале обвалилась со стен кусками штукатурка и продолжает обваливаться, почти все наружные рамы сгнили настолько, что вываливаются из гнилых рам стекла даже дуновением ветра, не выполнен целый ряд пожарных требований ... В соседней Васкнарвской волости, где население беднее, более 50% граждан обложено личным налогом в 12-16 крон, в то время, как в Раяской волости, где большинство составляют обеспеченные крестьяне, подавляющее большинство граждан обложено налогом в 8.50 кр., хотя состояние школ в волости плачевное».

В 1940 г. эстонский комплект, который остался единственный на всю волость и его посещало примерно тоже количество учеников, что и раньше — 12. В русских классах учеников стало чуть больше — 63.

В декабре 1943 года насчитывалось 60 учеников.

С 3 января 1944 г. поступило сообщение, что нельзя вести занятия из-за отсутствия дров. С дровами проблему как-то решили, но это было уже не нужно — 1 февраля школу вместе со всей деревней сожгли белоповязочники. «Извещаю, что нахожусь без постоянного места жительства с 1 февраля, в связи с эвакуацией Скамьи. Сейчас пребываю в Тудулинна». Подпись - учительница П. Алексеева, февр. 1944 г.

Учителя:

Солнцев Георгий Гаврилов 1864  1.06.1889 гг., Родился в 1829 году, в 1851 году окончил полный курс Санкт-Петербургской Духовной Семинарии. 10 лет был учителем в Усть-Ижорском училище Императорской Александровской Мануфактуры. Священник Скамейской Ильинской церкви с 9.09.1862 г., с 10.11.1873 г. законоучитель в Скамейской школе, до этого времени обучал детей в частном порядке. Умер 7.08.1895 году, был похоронен на при церковном кладбище в Скамье;

Быстроевский Константин Иванов - 1864 - 1885? гг. Родился в 1834 году, обучался в Петропавловском Духовном уездном училище. Дьячок Ильинской Скамейской церкви с 6.08.1862 г., с прим. 1885 г. заштатный псаломщик. Умер 5.03.1893 г. в Скамье;

Гуэ Лев 1873/74 уч. год, жалование 70 руб. в год, помогала дочь Вера, окончил курс в земледельческом училище, 1870 - 1872 гг. был учителем в Гусиницком училище;

Тимофеев В. - упоминаемый в самом начале, точных сведений о нем найти не удалось, можно предположить, что его звали Владимир Конст., окончил Гатчинскую семинарию, преподавал 1890/91 уч. г. Рельском земском училище Осьминской вол., 1888/89 уч. г. в д. Преоброженское;

Павлов Сергей, работал в школе примерно в период 1885 - 1898 гг.;

Тимофеева Е. П. 1896/97 уч. год, жена В. Тимофеева, зарплата 240 руб. в год;


Каменский Николай Михайлов 12.10.1885 — 1901 гг. Родился в 1864 г., выбыл из 1-го класса С. Петербургской духовной семинарии в 1883 году, псаломщик, в 1891 г. рукоположен во диакона;

Вифанский Александр Михайлович, 18.09.1888  апр. 1901 гг. Первоначально учитель церковно-приходской школы, c 13.08.1889 г. Священник и с тоже времени законоучитель "безплатно". Родился в 1866 г. сын Священника. Окончил в 1888 г. С.-Петербургскую Духовную семинарию, в начале получал 25 руб. в месяц от попечительства, позднее имел зарплату 150 руб. в год.;

Тихомиров В. А. 1896/97 уч. год, зарплата 360 руб. в год, есть предположение, что инициалы перепутаны и его звали Алексей Владимиров, окончил С.-Петербургскую духовную Семинарию, 1902/03 уч. г. был учителем в в селе Доложске;

Тевилин Авраамий Николаев 20.10.1889  1899 гг. Родился в 1865 году, окончил Гатчинскую учительскую Семинарию, имел свидетельство на звание сельского учителя, в 1889 г. он получал 25 р. с учащихся и от волости 50 рублей, в 1891 году зарплата составляла 300 руб. в год, из которых: 130 руб. он получал от Громова, 100 руб. от Братства, 52 руб. от волости и 78 руб. от Приходского Попечительства, в 1900-03 гг. состоял учителем в Ложголово;

Смирнов Николай Петрович 1897/98 уч. год, был назначен учителем Скамейской церковно-приходской школы, получал 360 рублей в год. Родился в 1876 г., Протоиерей, окончил в 1897 году Гатчинскую учительскую Семинарию (по другим данным окончил С.-Петербургскую Духовную семинарию). Затем священник Фроло-Лавроской церкви в с. Гавсарах, умер в 1941 г.;

Малгин Яков Данилов 22.09.1897  1.09.1901 гг., с этого времени школа уже точно второклассная. Затем был учителем примерно с 1910 по 1917 гг. Подменял некоторое время по основным предметам в 1924 г. Преподавал Закон Божий 4 часа в неделю в 1925-26 годы. Другие о нём сведения на этой странице;

Добряков Леонид Павлов, 3.09.1898 — 1904 гг. 1871 гр., выпускник Санкт-Петербургской духовной семинарии в 1892 году, сын Священника, получал 360 руб. в год;

Пярн Михаил Иванович 1.08.1905 — 1.08.1908 гг., подробнее о нём на этой странице;

Дмитриев Григорий Васильев 7.10.1899  12.05.1911 гг. Родился в 1873 г., окончил Гатчинскую Учительскую семинарию, зарплата 300 руб. в год., известно, что 12 мая 1911 года был определен на вакансию штатного диакона при соборе. Он стал первым из церковных учителей, получивших диаконское место в поощрение за многолетние педагогические труды. Был старшим учителем в Скамейской школе;

Охонский Николай Дмитриевич 1901  прим. 1903 гг., окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию, зарплата 240 рублей в год, затем - 360 руб./год:

Георгиевский Димитрий Георгиевич 23.09.1901  дек. 1912 гг. Родился 13.10.1873 г. Окончил в 1898 г. по 2-ому разряду курс Санкт-Петербургской духовной семинарии, Священник. Состоял заведующим и законоучителем школы, за что дополнительно к священническим 420 руб. получал 460 рублей в год;

Городецкий Василий Васильев 1903  1913 гг., окончил в 1896 г. курс Мариинской учительской семинарии, с 1911 г. старший учитель (согласно "Именной список лиц, служащих по церковно-школьному управлению ... на 1913 г.";

Снежков Иоанн Феодоров примерно 1904 — 1910 гг.;

Тиханов Александр Феодоров примерно 1907 — 1910 гг;

Вишневская Глафира Александровна, прим. 1909 — 1910 гг., её имя упоминается в "Памятной книге С-Петербургского Губернии 1914-15";

Пушкин Михаил Николаевич 16.08.1911  1913 гг., окончил в 1910 г. курс Борунской церковно-учительской школы;

Каменский Леонид Васильевич 16.08.1911  1912 гг., окончил в 1911 г. курс Санкт-Петербургской духовной семинарии;

Тихомиров Владимир Владимирович 1.09.1912  1913 гг., окончил в 1908 г. курс Санкт-Петербургской духовной семинарии;

Васильев (после 1922 г. - Привалов) Петр Герасимов, прим. 1919  1920 гг., 1874 гр. житель д. Втроя.


Биографии следующих учителей на отдельной странице:

Елёхин Илья Степанович 1.02.1911 — 1.01.1919 гг., он затем долгие годы работал в Омуте;
Орнатский Александр Николаевич - законоучитель и учитель в Скамье в 2-классной учительской школе 1.03.1913 - 1.11.1917 гг. "с какового времени Скамейская школа прекратила свое существование как учительская" и 1.08.1924 — 31.07.1925 гг.;
Лавров Александр Михайлович 1.09.1913 — 1.09.1916 гг, вероучитель;
Платов Петр Иванович с 10.11.1917 по июнь 1927 г., когда вышел на пенсию, кроме того, временно замещал несколько дней в феврале 1931 г.;
Реньков Иван Алексеевич 3.11.1914 — 1.08.1925 гг;

Мери Раудсепп (Raudsepp) примерно 1925 — 1927 годы;
Гейнрихсон Николай Георгиевич (Heinrichsen, с 1935 года меняет фамилию на Хейна — Heina) 1.08.1924 – 1.08.1937 гг, сначала учитель, а после ухода Платова с 1927 г. на должности заведующего школой;
Васильева Александра Яновна 1.08.1929 — 1.08.1932 гг.;
Алексеева Пелагея Васильевна 1.08.1932 — 1.09.1940 и 14.02.1943 - 1.08.1944 гг.;
Каупмеес Зоя 1.08.1936 — 1.09.1940 гг., учительница эст. комплект;
Оберпал (Oberpal) Алексей 1.08.1937 — 1.09.1940 гг, ушел по собственному желанию, был заведующим школой;
Томасов Александр Никитич с 1940 до 27 июня 1941 года, когда был арестован, заведующий школой;
Эпельбаум Агнесс 1.10.1940 — 1.08.1941 гг.;
Аренди Мария примерно 1.09.1940 — 1.08.1943 гг.;
Назаров Александр Георгиевич 1.10.1941 — 1.08.1944 гг., заведующий школой;
Назарова Юлия 1.10.1941 — 1.08.1944 гг.

В качестве подменных учителей были отмечены Каробчевская в течение трех недель в 1937 году, Орехова две недели в 1936 году, Крюгер некоторое время в 1938 г.


Загривье

Первое упоминание о начальном училище в Загривье относится примерно к 1875 году, в это время она содержалась на средства крестьянского общества. Тогда посещали уроки 24 мальчика и 2 девочки.

С 1888 года училище становится земским, там преподавал один учитель и дополнительно - законоучитель из Священников Кресто-Ольгинской церкви, при чем ему кроме платы за уроки, отдельно оплачивался еще и проезд. Попечителем школы долгое время был Иван Петрович Громов из Скамьи. Занятия проводились по закону Божиему (прим. 5% учебного времени), чтению, письму и арифметике (прим. поровну оставшееся число уроков). В 1888/89 учебном году обучалось 48 детей, из них 3 девочки. В 1893 г. учащихся было 56 мальчиков и 11 девочек, но к концу учебного года осталось только 39 и 9 соответственно. На следующий год выдержали обучение до конца еще меньше - из 56 мал. и 15 дев. только 21 м. и 3 д. Согласно "Памятной книге С.-Петербургской губ. 1898 г." в 1896/97 уч. году в этой школе было 55 учеников.

В 1898 году для школы было куплено за счет уезда: шкаф для книг, стол и стул, починено 11 парт, окрашена классная доска и куплена икона, всего израсходовано 19 руб. 30 коп.

В 1900/01 уч. году учащихся было 47 мальчиков и 25 девочек, но в мае при окончании занятий за партами осталось только 10 мальчиков и 3 девочки. В 1908/09 уч. году было 48 ученика (из них 18 девочек).

Благодаря "Отчетам Земской управы Гдовского уезда" весьма любопытно проследить, как именно снабжалась школа в период 1893 - 1901 годы. Поставлялись грифельных досок почти каждый год по 15 шт. и грифелей обычно 400 шт. на уч. год; карандаши, первые года только 2-6 шт. в год, а затем уже от 2 до 4 дюжин в год и даже доставалось по 1 цветному карандашу в последние два года; перья выдавались коробками (вероятно дюжинами), обычно 2 в год; ручки для перьев 10-20 в год; чернила, как правило, были сухие 2 коробки на год; 1 раз выдали 15 стеклянных чернильниц; бумага была выдавалась белая (2 стопки в год), пропускная (5 листов на год) и графленая (1-2 стопки); мелу школе доставалось по 5 фунтов в год; за этот период на школу выдали: 5 "резин" (надо понимать резинки для стирания карандашных надписей), одни часы стенные, две иконы, термометр, транспортир, 20 линеек и 5 аршин холста. За этот период времени школьную библиотеку пополнили следующие книги: "Евангелие" на славянском языке 20 экз., Закон Божий "Чельцова" 55 экз., "Звездочка" Петрова 30 шт., "Азбука" Гр. Л. Толстаго 30 шт., "Пропись русская" Гербача - 30 экз., "Азбука" Бунакова 50 шт., "Задачник"  Евстушевского 15 шт., "Евангелие" церковной печати 8 книг, "Сокращенный молитлослов" 35 экз.,"Родное Слово" Ушинского, год II 19 шт., Баранова "Книга для чтения" часть I-я - 15 экз., часть II-я - тоже 15 экз., часть III-я - 10 экз., "Сборник задач" Евтушевского 9 книг, "Практическое руководство" Некрасова часть I-я - 26 экз., часть II-я - 43 экз., "Вешние всходы" Тихомирова ч. I-я - 26 экз., ч. II-я - 28 экз., "Книга для классного чтения" Баранова 17 книг, книга Суворова - 25 экз., "Сборник задач по арифметике" Гольденберга, ч. I-я - 16 шт., часть II-я - 5 шт. Некоторые книги достались только в одном экземпляре, среди них "Русский язык" Петрова в 2-х частях, "Правописание" Грота, 1, "Арифметика" Киселева , "Книга для чтения" Сашовича, Собрание Пушкина, "Книга сельского хозяйства" Пономарева, "Арифметика" Лубенца, "Задачник Гольденберга" в 2-х частях, "Сборник задач" Комарова в 2-х частях, Сверилина "Изъяснение Св. Евангелия", "Сборник задач по арифметике" Архиреева. Еще было прислано две "Карта Европы" Ильина, карта полушария и Правила для учащихся.

Известно, что новое школьное здание было построено в 1899 году (написано, что выстроил Иван Петрович Громов), до этого занятия проходили в доме, нанимаемом волостью. Это была одноэтажная, достаточно просторная деревянная изба с 2 печками, в которой ремонт не проводился до 20-х годов XX века. Земли под школу было выделено 50 квадратных саженей (прим. 230 кв. м) и она была подарком от крестьянского

Загривье, до 1934 года(RM F 105:156 SA Virumaa Muuseumid)

общества. Как упоминалось выше, она имела статус земской школы. Находилась примерно в том же месте, что и современная школа (см. схему).
Инспектировавший школу в 1910 году уездный санитарный врач отметил следующие недостатки: "1) из наружной двери дует, 2) отхожее место общее, 3) парты старыя, совершенно не удовлетворительны, 4) классн. доски полиняли, 5) часов нет, 6) описан. призн. заразн. болезни нет, 7) изгородь, окружавшая школьный участок земли уничтожена, 8) холодная передняя; учительское помещение: 1) с пола дует, 2) холодно." Он же привел и некоторые сведения: в школу приходят 30 детей из 3 деревень (расстояние 1/4 - 1 верста), которые обучаются в 3-х отделениях по 5 часов в день. Классное помещение отапливается железной печкой, пол двойной, 7 окон, стены оклеены обоями. Размеры 11 аршин 12 вершков в длину (8.36 м), 8 аршин 8 вершков в ширину (6,04 м) и 4 аршина (2.84 м) в высоту.

В 1920 году в школе были 1-3 класс и 55 учеников при одном учителе. Этот был последний год, когда в школе был только один преподаватель. Уже в следующем году их стало двое, учащихся же по списку должно было быть 47, но в начале учебного года пришло 26, а к 10 октября набралось 37. Кроме загривских детей, эту школу посещали дети из дер. Мокреди.

В 1924 г. закончили четвертый класс 6 человек. И опять была проблема с посещаемостью, 16 учеников начали учиться позднее осенью, причинами названы: болезнь, домашняя работа, пастухи, сидели в няньках, в итоге половина родителей, чьи дети не пропускали занятия, были оштрафованы. 11 детей весной покинули занятия раньше времени, а 13 - вообще не посещали. Главная причина - бедность и болезни. Были оштрафованы родители, суммы составляли от 135 до 270 марок.

Количество учащихся постепенно увеличивалось, в 1924/25 учебном году - 60 учеников, в следующем учебном году было 68 учащихся. С 1928/29 уч. года открылся 5-ый класс, а затем и 6-ой. С открытием этих двух классов количество посещающих школу резко увеличилось, в 1930 году в 6-ти классах уже было 92 ученика. С 1928 года был открыт, так называемый 3 комплект, т. е. стало 3 учителя. Пожалуй, наибольшее количество школьников было отмечено в 1933/34 уч. г. - 128, школа становится самой большой в волости. Кроме детей из Большого и Малого Загривья, Мокреди, в виду отсутствия в своих школах 5 и 6 классов, в Загривье ходят дети из Скарятины, Радовель и Кондуши. С учебного года 1934/35 уч. г. открылся эстонский комплект, который посещало 16 учеников с 1-го по 6-ой классы, занятия велись во вторую смену. Теперь в школе стало 4 учителя. Так как большинство этих учащихся составляли дети пограничников, лесников и прочих государственных служащих, которые были разбросаны по всей волости, жили они по преимуществу в интернате при школе. Под интернат отвели отдельное здание недалеко от школы. В новом строящемся здании школы для интерната было предусмотрено место на 2-м этаже, одна комната для девочек и другая для мальчиков. Плата за интернат составляла 5 крон в год. В 1937/38 уч. году было 122 ученика в 6 русских классах и 14 - в эстонских со 2 по 5 классы, при школе было всего 4 учителя. (Об этом времени можно почитать в воспоминаниях Салтыкова М.Н.).

В преддверии обязательного 6-классного образования в 1927 г. волостное собрание решало вопрос, где лучше открыть школу. В итоге было решено, что лучшим вариантом станет Загривье. Было учтено центральное месторасположение Загривской школы, так как достаточно недалеко находилось много больших деревень. Кроме Большого и Малого Загривья, примерно в 1 километре находилась деревня Мокреди, в 2 ½ км — две деревни Кондуши и Радовель, до Заборовья было примерно 5 км, а Степановщина и Скарятина находились в 4 км. Из Омута было идти одинаково, что в Загривье, что в Ольгин Крест.

Первоначально планировалось завершить перестройку школы к 1 августа 1928 г. и для этого был образован строительный фонд в 200000 марок на постройку школы, а также было решено просить от государства ссуду в 1500000 марок. Любопытно, что во время обсуждения на одном из волостных собраний было упомянуто, что 6-классное Училище и раньше существовало в пределах волости до 1919 года. Но вот где именно и что за училище имелось в виду, осталось не ясным. На такую роль вполне могли бы претендовать Скамейское или Сыренецкое высшее начальное, но и то и другое относились к другим волостям.
В итоге, с перестройкой было решено не спешить, и в 1928/29 учебного года 5 класс был открыт в квартире заведующего школой. Ему же предоставили квартиру на стороне.

Расходы на содержания Загривского училища на примере 1927/28 учебного года (все цены указаны в дореформенных марках, после 1928 г. 100 марок=1 крона): жалование сторожу по 400 марок в месяц — 3200 за учебный год; дрова для отопления 15 сажень — 13500; керосин для освещения — 800; приобретение учебных пособий (географии «Видермана», истории Николаева, естествознание, задачников) — 4150 марок; на канцелярию (конверты, бумага, чернила, гербовые и почтовые марки) — 400; инвентарь (топор — 150, котел — 500, ведро — 175) — 825 м.; ремонт (крыша на школу — 18000, новая русская печка — 5000) — 23000 марок.

Представление о школьном имуществе даёт акт, который в 1927 года оформила Ольга Томинг, когда оставляла должность и передавала школу председателю Попечительского Совета: парт — 15; столов — 4; классные счеты — 1; икон — 4; транспортир для досок — 2; циркуль для доски — 1; лампа висячая, ведро, коромысло, бак цинковый для питья, кружка, флюгер, топор, самые различные учебники и книги на русском и эстонском языках, таблица по грамматике эстонского языка — 21; картины 4 времени года — 4; карта Эстонии — 1; Восточное и Западное Полушария — 2; Метр — 1; приходно-расходная книга — 1. В кассе оказалось — 3207 марки.

С 1930 года школа стала 6-классной и проблемы с нехваткой учебных помещений усугублялись. Возникла острая потребность в строительстве нового здания. В начале 1931 году на волостном собрании приводились, в частности, такие аргументы, как: «совершенно ветхое здание отстояло уже свыше 40 лет, подвергалось постою войск Северо-Западной армии, не может быть расширено пристройками ... остов школы годен действительно лишь на дрова ...». В 1931 г. на постройку нового школьного здания Загривского училища волостное собрание выделило 2500 крон. Однако уже в следующем году вдруг передумали и решили не строить. Это сумма была добавлено к 2100 кронам, которые выделялись в 1927 году. Значит, за это время никаких перестроек проведено в итоге не было. В ноябре 1932 г. на собрании докладывал И. Елёхин: «Здание Загривской школы также требует перестройки, а само здание очень старое и местами гнилое, крыша совершенно плоха и течет, но здание стоит еще твердо и временно стоять еще может. Комиссия находит нужным или строить новое школьное здание, или пристроить к старой, выложив гнилые части его».

И хотя строить начали, но дело продвигалось очень сложно, постоянно переносилось и откладывалось. Был момент, когда волость передумала, а деньги хотели потратить на ремонт всех школ. Однако выяснилось, что имеющиеся деньги могут быть израсходованы только по прямому назначению, т. е. на постройку новой Загривской школы. Тогда и было принято окончательное решение о строительстве, причем население Загривья предлагало бесплатно: песок, глину, перевозку материала. Первоначальный проект школы уездное руководство не утвердило, пришлось заказывать его заново и снова платить планировщику.

Наконец, в июле 1933 г. волость утвердила проект школьного здания, но вследствие стесненного материального положения, было решено в первую очередь построить и оборудовать нижний этаж здания. Причем вследствие того, что здание даст посадку, штукатурку внутри и обшивку снаружи здания также временно не производить. Работу намечено было закончить к 1 августа 1935 г., впрочем работа была сделана в ударном темпе, и новое здание было освящено 11 ноября 1934 г. в присутствии школьного советника г-на Луур.

В школьном здании было 3 классные комнаты на 50, 42 и 24 ученика, квартира для учителя, учительская, квартира для прислуги. В классах всего было 55 парт (из них 34 двухместных и 12 четырехместных). Само строение было из дерева (длина 28.8 м, ширина 12.7 м., высота 3.4 м) и покрыто дранкой.

Загривье.Общий вид и план проекта школы, 1933 г.

Земли при школе было 6.6 га, из них только 0.4 га пашни, которая использовалась заведующим школой. Остальной землей, как пастбищем, традиционно пользовалась учительница Тупиц. Любопытно, что в 1887 г. общество крестьян Мокреди подарило участок земли школе, а в 1927 году пыталось забрать его обратно.

В июне 1937 года достроили мансарду для общежития за 2300 крон, там получилось 2 комнаты и 2 кухни для интерната.

Тут случилась большая беда, как писали в газетах «Вести дня» и "Старый Нарвский Листок" –  11.01.1938 г. школьный дом сгорел до основания. Удалось спасти обстановку классов, библиотеку, часть вещей и мебели преподавателей. Дом оценивался в 20000 крон, а застрахован был в 15000 крон, но, как обычно, страховое общество выплатило только 10000 крон.
Примечательно, что суд наказал каждого члена волостного правления штрафом в 10 крон (или 8 дней ареста) за несоблюдение мер предосторожности при защите от пожаров, из-за чего сгорела школа.

После небольшого перерыва школьные занятия возобновились в наёмных избах, а 5 и 6 классы занимались в помещении буфета Загривского Народного дома. Эстонский комплект был переведен в Скарятину.

Уже весною 1938 года было решено отстроить новое здание для школы. Посчитали, что постройка нового здания обойдется в 20000 крон, половина суммы получали от страховки за прошлое здание, остальное в виде займа от государства.

Строили не на том же самом месте, где была предыдущая школа, а рядом. В виду того, что по новым требованиям 2-этажные общественные здания могли быть только из кирпича или камня, было решено выстроить школу в один этаж. 17 мая закончили строительство фундамента. Здание было построено к 1 декабря 1938 г и обошлось в 20200 крон. Было устроено 3 класса, один на 50 и 2 - по 40 учеников, общежитие, канцелярия, квартира для учителя.

Загривье, 1938 гг. (RM F 105:404 SA Virumaa Muuseumid)

Расходы на содержание школы сильно колебались от довольно скромных 549.30 крон в 1934/35 уч. году до 1187.40 в 1937/38 уч. годах. Этот последний бюджет состоял из следующих расходов: 194.40 крон - плата учителям (видимо, квартирные деньги), 68 зарплата служащему школы (как обычно называли прислугу), в обязанности которого входило поддержание чистоты в помещении школы и, самое главное, топка печей. Отдельно 5 крон платили за порядок в интернате. Канцелярские расходы составляли 13.50 и 5 крон на почту. Аренда помещений (предположительно квартир для учителей) - 76.50 крон; отопление — 350 крон; освещение (керосин) — 20 крон; на чистоту и порядок (какие необходимые для этого расходные принадлежности) — 43.75; ремонт инвентаря — 31.50; ремонт помещений — 172.60; страховка от огня — 34.50. На учебные принадлежности (мел, чернила, химикалии) — 7 крон; учебные мероприятия — 132.65; школьная аптека и врачебная помощь — 5 крон; спортивные принадлежности — 8; пособия неимущим ученикам — 20 крон.Согласно отчету в 1936/37 учебном году в школе была скаутская организация «Молодых орлов», в которую входило 7 эстонских мальчиков и 7 девочек эстонок. Русские дети объединялись в просто скаутов, 12 мальчиков и гайды 10 девочек. При школе работал музыкальный кружок, в котором занималось 18 чел. Имелся свой пришкольный кооператив (27 рус. и 5 эст.) и кружок журналистики 4 рус. и 4 эст. Наиболее известен был школьный струнный оркестр под управлением А. Чернова, который даже выступал в Нарве на Днях русской культуры.

При школе был сад 320 кв. м, где росли 4 яблони, 6 слив, 3 вишни, 16 кустов смородины и 4 куста крыжовника. Еще имелся огород для учителей 576 кв. м. Пахотной земли при школе практически не было - 0.42 га, от государства был получен сенокос и лес 6.5 га в 12 км от деревни.

Учитель - Федор Дмитриевич Васильев, правее от него также у стенки  учительница Н. Тупиц,рядом с учительницей Дружинина1939 г.(из семейного архива Заболотной Т.И.)

Количества учащихся стало неуклонно снижаться. После пожара 1938 года эстонский комплект перевели в Скарятину, и он так и вернулся. В 1938/39 учебном году в школу ходили 82 ученика, в это время было 3 учителя. В 1939/40 уч. году было опять 82 учащихся, а к 1940 году осталось только 63. Пришлось даже просить не закрывать один комплект, рассчитывая, что в 1940/41 уч. году учащихся будет значительно больше. Тем не менее, остаётся всего 2 учителя. В 1942/43 уч. году насчитывается только 48 учеников, из которых 9 не ходят, т. к. у них нет теплой одежды и обуви. Причинами такого «обеднения», является то, что в округе к этому времени появились дополнительно две 6-классные школы — в Кондушах и Скарятине.


В 1940 году в свете наступивших перемен в общественной жизни, правление отдела Союза Трудящихся просило открыть в Загривье неполную среднюю школу в 7 классов. Отмечали, что всего в районе до 425 учеников и 5 шестиклассных школ выпускают 35-45 учеников в год. Только малая часть продолжает учёбу в Нарве, в 1940 году это были 15-20 человек и большинство из них вернулось обратно, т. к. содержание детей в городе было непосильным для их родителей. Впрочем, этим планам было не суждено сбыться, школа так, и оставалась 6-ти классной.

Протокол собрания родителей учащихся Загривской 6 классной школы 20.08.1940 г. в Народном Доме, присутствовали 26 чел., председатель собрания Ал. Нужнов: «доклад Пред. Загривского … Союза трудящихся деревни за увольнение зав. школой Федора Васильева, причина бездеятельность по делу просвещения детей. Родитель Иван Нужнов высказался против Васильева, имея следующую причину, как пьянство во время уроков, и плохое обращение к детям в пьяном виде.
Баскаков высказал, что Васильев ... во время уроков в пьяном виде сквернословно обращался с детьми.
Об учи-це Натальи Тупиц единогласно постановили просить Мин-во просвещение назначить врачебную комиссию, каковая должна определить ея учительские способности, т.к. за Тупиц имеются физические недостатки, а именно совершенно глуха и плохое зрение, в прошлом работа ... хорошая. Об учителе Горском единогласно … оставить
».


Во время войны школьное здание некоторое время занимали немецкие военные. Старшие ученики занимались в одной из классных комнат, а для младших арендовали место в одном из деревенских домов. 

В декабре 1943 года в школе имелось 79 учеников при двух учителях. В это время обучение шло всё-таки в школьном здании, в двух классных комнатах.

В феврале 1944 г. при эвакуации школа, как и вся деревня, была сожжена.

После войны школа была отстроена заново, и в ней успешно обучаются дети и по настоящее время.

Учителя:

В период до 1920 года в школе был только один преподаватель:

Фелицин Василий Петрович, 1888 -1890 гг., годовой оклад 200 руб., окончил С.Петербургскую Духовную семинарию, известно, что 1891/92 уч. г. был учителем земского училища в д. Козловщина и 1897-99 гг. - в г.Гдове;

Чумаков Феодор Федорович, 1890 - 1894 годы, окончил Земскую учительскую школу, годовой оклад составлял 200 рублей в год, мещанин города Гдова, после Загривье преподавал в с. Калихновщине и 1895-98 гг. в с. Поличне, оба Гдовского уезда;

Сарв (Сорв) Иоанн Романович 1890 - янв. 1896 гг., законоучитель, священник Кресто-Ольгинской церкви 1890 - 1896 гг. (подробнее о нём);

Шмаков Константин Андреев 15.10.1894 - прим. 1903 гг., окончил Нарвскую гимназию, из крестьян д. Ветвенник, зарабатывал сначала 200 рублей в год, с 1899 г. - 220 руб., с 1900 года - 240 руб/год, а с 1902 г. - 260 рублей;

Яновский Виктор Яковлевич, 28.04.1896 - 1909 гг., законоучитель земской школы, священник Кресто-Ольгинской церкви 1896 - июль 1915 гг., за уроки получал 22 руб. 50 коп. в год и еще столько же за поездки в школу;

Васильева (позднее по мужу Голубева) Зоя Григорьева 1.09.1906 – 1.09.1909 гг., данные о ней здесь;

Александров Иван, прим. 1909 год;

Сутоцкая Елизавета с 1.09.1909 - прим. 1910 гг., имела звание начальной учительницы, годовое содержание - 300 руб.;

Дикусар Ф. - упоминается в газете "Нарвский Листок" 1923 г., как учитель дореволюционной поры и основатель потребительского общества в Загривье;

Баранов Терентий согласно "Памятной книге С-Петербургской губернии 1914-15 гг." указан учителем Загривской одноклассной земской школой;

Максимова Афиния прим. 1919 - 1920 гг., 1860 гр.

В эстонское время в школе практически всегда одновременно работало 3 учителя. За исключением с 1920 по 1922 гг. и с 1942 по 1944 гг., когда было только двое, зато с 1935 по 1938 гг. было даже 4 преподавателя, с их биографиями можно познакомиться здесь.

Тупиц (дев. Кельдер, до этого Гришичева) Наталья Федоровна - она заняла главное место по продолжительности работы. Преподавала начиная с 1.10.1918 г. и оставалась в должности до 1.08.1944 г. До 1923 года и с 1941 по 1944 гг. она была заведующей школой. Хотя школы были закрыты и сожжены 1 февраля 1944 года, учителя продолжали числиться на службе, так сказать, до окончания контракта - учебного года и получали жалованье до 1 августа 1944 года.

Томинг (до смены фамилий Иванова по мужу) Ольга - 22.12.1921 года выбрали, как владеющую эстонским языком, с 1923 года она заняла должность заведующей школы и проработала до 1.08.1927 г.;
Васильев Фёдор Дмитриевич 1.08.1927 - 16.07.1940 гг., заведующий школой;
Волков Василий Иванович 1.08.1928 — 1.08.1934 гг.;
Чернов Аполоний Фомич 1.08.1934 — 16.12.1937 гг. (или до 10.10.1938), сначала до 1.08.1935 год на полставки, потом на полную ставку;
Юрьева Ольга Павловна 1.08.1934 — 1.08.1935 гг.;
Salme Soome (дев. Olev) 1.08.1934 – 1.08.1938 гг. учительница эстонского комплекта;
Горский Василий Васильевич 10.10.1938  13.09.1940 гг.;
Беззаборкин Филипп Захарович, был заведующим с 1.09.1940 г. и до ареста большевиками 28.04.1941 г.;
Горская (ранее Каубиш) Ольга Ивановна 1.08.1940 — 20.12.1942 гг.;
Феофанов Анатолий Яковлевич 21.12.1942 — 1.10.1943 гг.;
Пильвар Айно (Александра, ранее Конюхова) 1.08.1943 — 1.08.1944 гг., она стала последней заведующей школы.

Еще надо отметить Священника Александра Лаврова, который преподавал в 1939/40 учеб. году Закон Божий, с нагрузкой 3, иногда 6 часов в неделю.

В качестве заменяющих основных учителей работали достаточно непродолжительное время: Александра Васильева 1.12.1932 — 25.02.1933 гг. и еще по несколько дней в 1936, 1937 и 1938 годах; Анастасия Каробчевская 7.03 — 1.05.1933 г. и пару недель в 1936 и 1940 годах; Рождественская (Степанова) Варвара 28.01.1932 — 20.03.1932 г. и с 5 по 20 апреля 1932 г.


Омут

Первое упоминание о школе в этой деревне относится к 1891 году, в школе грамоты обучались 27 мальчиков и 6 девочек. Долгие годы она помещалась в наёмных чужих домах. В 1896/97 уч. году плата за найм дома составляла 30 руб. в год, и обучение в тот год с 15 октября по 1 апреля проходили 15 мальчиков и 3 девочки. На следующий учебный год в школе было 18 мальчиков и 9 девочек, из их числа 3 мальчика получили свидетельство об окончании школы. В 1899/1900 уч. году за дома платили 25 руб., отоплением обеспечивало крестьянское общество, учеников было 18 мал. и 10 дев., окончили 2 мал. На учебники израсходовали 28 руб. 71 коп. В 1901/02 уч. году также платили за наём дома 30 рублей. На занятия приходило 37 учащихся, из них 15 девочек. В 1902/03 уч. году из 28 учеников (8 девочек) окончили школу 1 мал. и 4 девочки.

В 1920 году с 1 по 4 класс учились 62 ученика при двух учителях. Упоминается о болезни учеников тифом с 7 ноября по 10 января 1921 г., причиной указана: тесный душный класс в крестьянской избе. В этом же году курс 4 классов окончили – 13 учеников, дана переэкзаменовка на лето — 5 и оставлены на повторный курс двое.

В 1922/23 уч. году за два помещения арендная плата составляла 1500 марок в месяц. По какой причине эта достаточно большая деревня в течении достаточно долгого времени была не в состоянии выстроить себе нормально здания под школу остаётся непонятным. К постройке школьного здания приступили только в 1923 году.

Елёхин приписал к нарисованному плану школы в 19.11.1936 г.: «Краткая история постройки школы. Здание школы одноэтажное и построено в 1923 году. Второй коридор и наружные туалеты построены в 1927 году. В коридоре и туалетах печей нет. Здание построено жителями деревни Омут по своей инициативе без утвержденного плана. Денежные суммы (каждый гражданин дал по 7.5 крон, всего 1000 крон) и физический труд дали жители дер. Омут. Государство дало поддержку 1750 крон. Скарятинское волостное собрание в начале строительства участия не принимало. В последующем оно взяло школьное здание на свой баланс и выделило минимальную сумму для завершения строительства. В прошлом году волость ассигновала 300 крон на строительство новой крыши. Очень нужно иметь еще физкультурную площадку, квартиру для заведующего, а также отапливаемый коридор и туалеты». К этому можно еще добавить, что для сбора средств для постройки здания для училища была организована лотерея. Таблица выигрышей была напечатана в нарвской газете.

Освящение новой школы состоялось 28.10.1923 г. Здание было деревянным и покрыто дранкой, размеры составляли в длину 15.8 м, в ширину 11.5 м, в высоту 3.3 м. Земли имелось 5.373 га. Школа находилась примерно посредине деревни, около так называемого прогона.

Омут (RM F 105:151 SA Virumaa Muuseumid)

В 1925 году числилось 58 учеников. Осенью пропустили занятия трое, причины: домашние работы, в пастухах, все из безземельных крестьян. Родителям был назначен штраф от 25 до 51 марок. Весною покинули школу раньше времени семеро и опять из-за бедности, домашних работ — был назначен штраф 20 марок. Те же, кто пропускали уроки по болезни, освобождались от санкций. 6 учеников в возрасте 14-15 лет и вовсе не посещали учёбу. Несмотря на бедность, тут был назначен штраф от 156 до 331 марок. При взыскании штрафов через полицию у некоторых родителей учеников был описан скот. Меры принуждения к посещению занятий были достаточно суровые.

В 1927/28 учебном году среди списка учеников упоминается Поплёвкина Тамара 7 лет.

Прошение от жителей деревни Омут 1928 года 15 октября: «... обязанных в текущем году пускать их во вновь открытый пятый класс при Загривском училище. В виду того, что расстояние от нашего селения до Загривской школы четыре версты, причем дорога пролегает лесом... мы не в силах их одевать, а главное, им приходится питаться одним хлебом и водою... Просим освободить от обязательного посещения школы... В крайнем случае, мы просим открыть за казенный счет общежития».
Еще одно прошение: «... Тяжелые неурожайные годы и разлив речной воды, погубившей наши покосы, привели наши хозяйства в крайнюю бедность и нужду, а поэтому иметь для своих детей в дер. Загривье особую квартиру и давать отдельно пищу мы не в состоянии. Посещать же... за 4 ½ — 6 верст наши дети не в силах по своему физическому состоянию и за неимением хорошей обуви и одежды... просим открыть 5 класс в Омуте... или освободить от посещения».
Наконец в 1928 года 31 октября была дана следующая подписка: «... будут посещать 5-ый класс... при Омутской школе, причем обязуемся, несмотря на нашу бедность, дать своим детям денежную помощь на покупку книг и письменных принадлежностей и обещаем своих детей посылать в школу исправно...».
Как следствие этих всех прошений 7 декабря 1928 г. был открыт 5 класс с 13 учениками.

На 1929/30 учебный год Попечительским советом было решено освободить от посещения занятий в школе следующих учеников:
Бламирская Нина 1914 года рождения, ученица 3 класса, семья: мать 38 лет и 4 брата. Пахотной земли нет, кроме усадьбы, пастбище 15 га и покосов 1 ½ . Есть одна корова и одна лошадь. Из построек - дом, двор, недостроенное гумно. Мать со старшим братом всегда в отлучке. Нина наблюдает за малолетним братом и работает по хозяйству.
Земляничина Антонина 1913 гр., 4 класс, семья: отец, мать, 3 брата и сестра. Пахотной земли нет, кроме усадьбы, пастбища 7 га, покосной земли 1 га. Дом с двором, лошадь, корова. Живут бедно. Отец со старшим сыном на посторонних работах и рыбной ловле.
Голубева Раиса 1915 гр., 4 класс, за отцом числится казенная земля 39 га, есть изба, двор и гумно, лошадь. Отец воевал в Русско-германскую войну, инвалид.
Пушкин Анатолий 1913 гр (16 лет). Пахотной земли нет, кроме усадьбы ¼ га, покосной 2 ½, лесного выгона (пастбища) 15 га. Изба и двор. Коровы и лошади нет. Вместе с отцом отлучается на пилку дров и другие работы. Живут очень бедно.

В 1929 году осенью открыли 6 класс, задействовав для этого помещение заведующего школой, но при этом пришлось нанимать квартиры для 2 учителей.

1933/34 учебный год в 6 классах училось 56 учеников и было всё так же 2 учителя.

Зав. школой Елёхин отчитывался, что было посажено 80 молодых яблонь. При школе был сад 0.43 га, государство дало 5.36 га земли в 6 км от школы, но земля заболочена и дает 3 воза сена, её пользовал попечительский совет. На следующий год посажено 12 лип и 300 молодых елок. Еще позднее были высажены 22 яблони, 34 ягодных куста и 200 молодых яблонь, разбиты цветочные клумбы у школы. В западной и северной части растут примерно 100 берез.

В 1934/35 уч. году упоминалось, что за год купили 20 учебников по математике — 21 крона, русский язык 7 шт. — 11 крон, природоведение 4 шт. — 5 крон, для физики электрический звонок — 1.75 крон, для обучения труду столярную пилу — 0.65 кр., для сада лопату — 0.85 кр., для нач. учебы 3 книги — 8.25 кр. Всего на сумму — 49.50 кр.. А всего годовой бюджет школы составлял 662.30 кроны.

1936/37 учебный год в школе 61 ученик. Имелась школьная организация скаутов, в которую записано 13 мальчиков и 16 девочек, в пришкольном кооперативе 32 члена.

Попечительский Совет распределял две квартиры при школе. «В квартире, что к западу поместить Учительскую, как и в прошлые годы. Квартиру, что с востоку, отвести для учащих: П. Чувириной и О. Макаровой, состоящим на службе на одном комплекте. Сделать в отведенной квартире для учащих... досчатую перегородку с двумя дверьми». Елёхину выплачивать квартирные в размере 10% от жалования, т. к. для него квартиры нет.

Школьники около школы, 1934 годЗадний ряд 2-ая справа Галя Елёхина(из собрания Загривского школьного музея)

Чуть позднее состав преподавателей меняется, соответственно переигрывают и с квартирой: «Учительнице Юрьевой предоставить квартиру при школе, что к востоку. Квартиры для заведующего при школе не имеется, а поэтому предоставляется ему право самому вести переговоры о найме квартиры для себя с Волостным Правлением. В комнате, что к западу, поместить учительскую».

На 1938/39 уч. год было решено: «предоставить квартиру при школе, что расположена к востоку Чувириной. Другая комната предоставлена для учительской комнаты и хранения учебных пособий, т. к. очень холодная и требует ремонта».
Продолжение темы с помещениями: «...учебные пособия, имеющиеся при школе, поместить в шкафы невозможно. В настоящее время один из шкафов занят учебниками и архивом; в другом шкафу помещается физический кабинет и некоторые принадлежности по ручному труду и переплету книг; третий шкаф занят библиотекой для учеников. В настоящее время в учительской комнате помещаются: учительская библиотека, состоящая из 305 книг и пособий, географические карты, глобус, астролябия, 20 таблиц по изучению государст. языка, 5 анатомических таблиц, 8 картин-диаграм по трезвости, 4 ящика с коллекцией насекомых, до 40 картин по географии и др. предметам, образцы минералов, различные инструменты по ручному труду и др. различ. наглядные пособия». В это время в школе 46 учеников в 6 классах и 2 учителя.

Назрела необходимость некоторого ремонта - окраска потолков, обивка папкой и обоями стен в классах. В 1940 г. Елехин пишет: «… в настоящее время это здание по своему внутреннему виду оказывается самым худшим школьным зданием в волости, а именно: стены в классах тёмные, потолки также потемнели от протеков старой крыши, коридор холодный и темный... Уборные при школе дают запах, который распространяется по коридору, особенно в тёплое время, и проникает в классы. Забор у школы, построенный в 1925 году на местные средства, совершенно пришел в негодность. Граждане деревень Омут сэкономили волости до 4000 крон, построив на свои средства настоящее школьное здание».
Вероятно, в связи с изменениями в общественной жизни в 1940 году в Нарвскую техническую школу смогли поступить 3 человека.

Заведующий школой 12.9.1941 г. отчитывался: «По причине военных обстоятельств, вверенная мне школа оказалась в следующем состоянии:
1) военными снарядами разбито в рамах 36 стекол (звеньев);
2) замки в дверях частью сломаны и частью попорчены;
3) часть инвентаря и учебного пособия, а также книг похищены неизвестно кем и часть поломано и приведено в негодность;
4) забор вокруг школьного сада и огорода также частью поломан;
5) школьный архив и канцелярские книги частью похищены и частью приведены в негодность;
6) часть школьных дров похищена.
В наст. время мною школа приведена в порядок; занятия с учениками вполне можно производить, но необходимо вставить стекла и купить дров. На месте зав. школой И. Елехин. Учительница П. Чувирина отсутствует с 5 июня неизвестно где».

Власть изменилась, но дорога для дальнейшей учёбы не была закрыта. В 1942 году 2 мальчика поступили в Нарвскую профшколу и одна девочка в Нарвскую женскую профшколу. Тот же год, на 53 ученика прислали 285 тетрадок и 163 карандаша, а надо было бы по 9 тетрадей на ученика и по 5 карандашей.

В годы войны школьники занимались сбором утильсырья. Вот примеры их успехов: старые тетради — 3 кг, старая канц. бумага — 8 кг, текстильные отходы — 171,5 кг, металлолом — 20 кг, резина — 3 кг, кости — 5 кг, старая бумага — 20 кг.

С 22 августа 1942 г., здание школы занимали немецкие военные, поэтому занятия проходили в арендованных комнатах. «12 ноябр. 1943 немецкие военные приехали в гости и разместились в жилых домах. Также для этого была взята и квартира Пелагеи Чувириной. Ей разрешили жить в другом доме (квартира — одна комната), но кроме того она должна раз в неделю предоставлять свою комнату для ночевки немецкого врача. В классных комнатах с 22 августа 1942 г. находятся немецкие военные (piirvahtkond). Все учебные пособия в целости в моем доме. Елехин».

В конце 1943 года в школе было 58 учеников. 18 января 1944 г. школа на время закрыта из-за угрозы тифа.

Финальное письмо: «В Омуте школа закончила свою деятельность 31 янв., ввиду военного приказа. Все жители Омута эвакуированы и 1 февраля школа и все дома по приказу военных сожжены. Школьный архив перевез в Кунингакюла. Дальнейшая перевозка невозможна, военные не дали лошадь. Со своей семьей 8 чел. временно нахожусь в дер. Молодино Иллаку уезд». Подпись - Елёхин 10.2.1944 г.


Учителя:

Черняев Александр Павлов 1891/92 уч. год, свидетельства на звание учителя не имел, получал 25 руб. за учебное время от волости;

Яковлев Яков 1892/93 уч. год (указан в одном месте, а в другом в это же время Спасский), окончил Учительскую Семинарию Воспитательного Дома, имел свидетельство на звание учителя;

Спасский Виктор 1892/93 уч. год (в разных источниках на этот уч. год приводятся разные сведения), окончил Духовное Училище, свидетельства на звание учителя не имел, получал 15 рублей в месяц от волости;

Шмаков Петр Андреев 1895/96 уч. год, крестьянин дер. Ветвенника, окончил церковно-приходскую школу (не указано какую именно), получал 90 руб.;

Забелин Елизар Ульянов 1896/97 уч. год, уроженец дер. Малое Кондуши (род. 29.07.1874 г.), окончил Загривскую земскую школу, получал 50 руб. в год;

Пак (Пакк) Яков Георгиев 1897 - 1899 гг., сначала жил в Верхнесельской волости (род. в 1867 году), в 1912 г. перебрался в Скарятинскую вол., окончил Олешницкую церковно-приходскую школу, получал 75 руб. в год, 1900/01 уч. г. преподавал в с. Николаевском (Михалки-Юр);

Варахтин (Варахшин) Федор Иванов с 1899  - прим. 1903 гг., окончил Скамейскую 2-х классную церковно-приходскую школу, получал 120-130 руб. в год; 

Колдунов (Яснов) Иван Григорьевич — 1.09.1904 по 31.08.1917 гг., прадедушка автора сайта, подробнее о нём и других нижеследующих учителях на этой странице;

Елёхин Илья Степанович - основной преподаватель школы, он был на службе весь период эстонского времени, до самого последнего дня существования школы: 1.01.1919 - 31.1.1944 гг., бессменный заведующий школой.
Каробчевская (до 1922 г. - Александрова) Анастасия Тимофеевна 01.01.1918 — 31.07.1930 гг.;
Макарова Ольга Теодоровна 1.08.1935 — 1.08.1936 гг. на «полставки», только 16 учебных часов в неделю;
Алексеев Сергей Иванович 1.09.1929 
 07.03.1921 гг.;
Алексеева Пелагея Васильевна с 7.03.1931 г., когда она стала замещать умершего мужа и до 31.07.1932 г.;
Юрьева Ольга Павловна 1.08.1932 — 31.07.1934 и 1.08.1936 — 1.11.1939 гг., во второй период на «полставки», 16 учебных часов в неделю;
Чувирина Пелагея Ивановна 1.08.1934 — 1.08.1935 гг., 15 уч. часов в неделю, в 1.11.1937 — 31.01.1944 гг. и, кроме того, замещала одну неделю в 1937 г.

Голубева Зоя Григорьевна была заместительницей одну неделю в 1938 году.

Лавров Александр Михайлович в 1939 - 1940 уч. год преподавал Закон Божий, 4 часа в неделю.


Кондуши

Первое упоминание о школе в этой деревне относится к 1897 году, тогда занимались в наёмном за 30 руб. доме и учились 22 мальчика и 8 девочек. В 1898 году написано, что занятия проходили в школьном доме, сторожу платили 10 руб. и на отопление уходило 30 руб. В 1900/01 уч. году было 32 ученика, купили учебников на 26 руб. 15 коп. Затраты на здание: сторожу 10 руб. и на отопление - 30 руб. На 1901/02 уч. год имелось 20 учащихся (в т.ч. 7 девочек), на отопление школы потратили 18 руб. 70 коп., сторожу заплатили 8 руб и на учебные принадлежности ушло 15 руб. 15 коп. В 1902/03 уч. году учёба проходила в собственном доме, на отопление потребовалось 30 руб, 12 руб. - сторожу и 30 руб. 52 коп. - на учебники, учащихся же было 30 человек (из них 5 девочки). В 1908/09 уч. году обучалось 40 детей обоего пола.

В страховой ведомости, составленной 24.06.1912 г. указано "... школа одноэтажная, крыта лучиной, на каменном фундаменте, длиной 5 саж., шир. 4 саж., высотой 2 саж., с двойными рамами, дверей двухстворчатых одна, одностворчатых четыре - столярной работы. Окон всего с фронтоном 12, печей русских одна, плита одна, голландская железная печь одна, диаметром 15 вершков. Дом крепкий, обшит тесом и окрашен, построен из бревен от 4 1/2 - 5 вершков". Оценочная стоимость тогда была 1250 рублей. В страховой ведомости 1914 года описывается уже другое здание. Вероятно его выстроили заново после пожара. "... школа одноэтажная, крыта железом-цинкованном на каменном фундаменте, длиной 6 саж., шириною 4 саж., высотой 2 саж. 2 аршю, с двойными рамами, дверей двухстворчатых две, одностворчатых шесть - столярной работы, окон всего с фронтоном 16, печей русских одна, плита одна, круглая железная печь 18 верш. одна. Дом новый построен в 1913 году из бревен от 4 до 5 1/2 вершков". Это школьное здание стоило уже 2000 рублей. Имелось 2 классных комнаты с одной печью и комната с печью для заведующего школой. Классы были оборудованы 14 партами.

Школьной земли было сначала 120 кв. сажени, которая являлась подарком от деревенского общества, позднее стало 5.14 гектара.

Кондуши Кондуши (RM F 105:409 SA Virumaa Muuseumid)

В 1920 году в 4-х классах было 90 учеников, при 2 учителях. В 1921 году числилось 82 учащихся в районе школы, из которых 4 из соседней Радовель. Посещаемость явно была не на высоте: 20 сентября детей в школе оказалось 31, 26 сентября — прибыло еще 17, 3 октября — еще 6, 10 октября — еще 4 и всего стало — 61 учащийся.
Трое явились на повторный курс в 4 класс. Одни дети пропускали школу по бедности, а большинство не желали подчиняться закону об обязательном обучении.

В 1924 г. окончили 10 учеников с оценками по предметам, 1 оставлен на повторный курс. Не посещали осенью и сколько дней (причины: пастухи, няньки, по домашней обстановке):
Забелин Никандр 1912 г.р, пропустил 24 дня, пастух, малоземельный крестьянин, штраф родителям 10 марок;
Киселёв Михаил 1911 г.р, 32 дня, по домашним обстоятельствам, штраф 10 марок;
Киселёва Екатерина 1909 г.р, 34 дня, нянька, штраф 10 марок и другие, некоторые были освобождены от штрафа по бедности, всего 11 детей.

На 1924/25 учебный году осталось всего 59 учеников, не посещали школу только двое.

Смета расходов Кондушского начального училища на 1927 г.
На учебники и учебные пособия — 2500 марок, канцелярские расходы — 500 марок, приобретение для класса лампы - 1100 марок (приписка: очень необходима), лампы для учителя — 500 марок, 2 ведра — 350 марок, на освещение — 615 м., отопление 15 саж. дров по 800 м. - 12000 м., содержание сторожа — 3200 м., мытье полов и всего училища осенью 600 м.
На ремонт инвентаря: починка и окраска парт — 3500 м. (указанный ремонт инвентаря весьма необходим), ремонт оконных рам — 6500 м., ремонт дверей, верхней доски кухонного стола — 1000 м.
Ремонт квартиры: требуется конопатка одной стены — 500 м., оклеивание кухни обоями, требуется 14 кусков обоев — 420 м., за работу оклейщику — 150 м., необходимо перенести уборную на другое место — 3500 м. (Из уборных постоянно несет зловонием), переборка пола подъем балок и подставка под них — 5500 м.
Всего: 42435 марок.

После введения обязательного 6-классного образования в 1928 г., в 5 и 6 классы стали ходить в Загривье.

1 дек. 1929 г. волость постановила открыть 5 и 6 класс и отремонтировать здание: «граждане дер. Кондуши .. осмотрели помещение школы и нашли, что таковое необходимо перестроить, так как помещение переломилось посредине и грозит падением потолка вследствие того, что стены распадаются в разные стороны ... Фундамент совсем разрушился ... балки и нижние венцы сгнили, классы малы, нет помещения для раздевалки, кухни для приготовления кипятка, нет соответствующих учебных, также нет квартиры для учителей. Войти с ходатайством… о перестройке нашей школы и приспособлении ее под 6 классов …».

Осенью 1930 года в школу пошли 67 учеников, занятия велись уже с 1 по 5 классы.

6 ноября 1932 г. на заседании волости докладывал волостной гласный Елёхин: «здание Кондушской школы требует перестройки и переноски на новое место, так как здание школы осело в виду того, что построено на низком месте и без бута в фундаменте, все здание свинчено на болтах, местами потолочные балки вышли из своих гнезд. Весной во время таяния зЗдание школы, после 1936 г. (из личного архива Р. Григорьева)емли посад здания может продолжаться, и тогда возможна угроза обвала потолков, поэтому необходимо весною будущего года вторично осмотреть здание школы...». Решался вопрос о необходимости перестройки школы в Кондушах и переносе её на новое место.

В 1934 г. бюджет школы составлял 362.25 кроны.

Известно, что при школе интерната и сада не было, также отсутствовала квартира для заведующего школой, он жил в своём доме в Скарятине в 6 км. Школьной земли было 0.97 га и пастбище 5.014 га в 5 км от школы, его использовал зав. школой Горский.

В феврале 1935 г., наконец, было принято решение о перестройке здания, жители обязались бесплатно подвозить все лесоматериалы, выдать и перевезти камни, песок, глину. Для строительства необходимо было взять кредит в 1500 крон. В апреле 1935 года был утвержден строительный проект.

В августе 1936 г. старое здание школы разобрали, а в ноябре того же года было принято от подрядчика новое строение. Оно находилось в конце деревни по дороге в сторону Загривья. Размеры достигали 20.5 на 12 м, высотой 3.1 м, крыша покрыта оцинкованным железом, имелись 2 класса, зал и квартиры для учителей. Общая стоимость составила 8191.50 крон. Но в 1938 году отмечались некоторые недочеты при постройке, которые необходимо было исправить.

В 1936/37 учебном году в 5 классах было 55 учеников, из них 11 мальчиков записались в скауты и 22 девочки - в гайды.

Старая школа Кондуши, 1934 г.учителя Горский Василий Васильевич, Прасковья Сергеевна Храброва(из личного архива Щегловой Т.Т.)

Расходы на школу в этом году состояли из следующих статей:
Канцрасходы - 7 кр., на почту и телефон 5 кр., на отопление необходимо 32.34 куб. метра дров — 210 кр., освещение (керосин) - 11 кр.
Содержание в порядке печных трубы и уборных — 6 кр., ремонт лестницы и полки в подвале — 10 кр., сбивка полов — 40 кр., обивка обоями учительских квартир и канцелярии, конопатка школьного здания — 50 кр., задвижки и треугол. к окнам — 20 кр., починка и окраска классных досок — 4 кр., окраска дверей и окон — 70 кр., масло для натирания полов — 10 кр., страховка школьного здания — 30 кр., украшение школьного двора — 10 кр.
Приобретение инвентаря: 2 парты — 30 кр., стол для канцелярии — 15 кр., шкаф для учителя для пособий — 35 кр., аптечный шкаф — 5 кр., 2 стула — 5.50 кр., 2 пожарных лестницы и лестница на чердак — 12 кр., 2 лампы — 2.30 кр.
Учебные пособия (мел, чернила, тряпки, лупы, таблицы вредных и полезных насекомых, карта Эстонии, основной закон, 2 мяча, ножи, молоток, отвертки, ножницы, железный наугольник, спицы для вязания, 2 лопаты, вилы для рыхления земли, железные грабли, деревянные носилки, учебники и классные журналы, бечевка).
Книги в библиотеку, пособие бедным детям - 15 кр., постройка дровяного сарая — 125 кр., мусорная яма — 15 кр.
Итого — 974.90 крон.

В 1938/39 учебном году в школе 2 комплекта при 54 учащихся.

В 1939/40 учебном году был открыт 6 класс, всего насчитывалось 58 учеников, при 2 учителях.

В 1942/43 уч. году стало 67 учеников, но, по докладу заведующего школой, многие не ходили, так как не было сапог и пальто.

О последнем дне школы повествовала тогдашняя заведующая школой Макарова: «Настоящим извещаю, что 31 янв. в 9 часов в школе продолжались уроки по расписанию, когда получили сообщение, что к 11 часам должны из деревни выйти, так как она будет сожжена. Все жители волости Рая должны были в этот день переехать на правый берег реки Нарва.
У меня нет никакой повозки, и никто сделать не мог так быстро за 2 часа. Подчинившись, я зав. школой в Кондушах и учительница Зоя Самойлова выехали, взяв с собой только ручной чемодан. Двигались пешком вместе с беженцами - жителями деревни, которые были перегружены своим скарбом (300 жителей деревни — 30 лошадей). От пограничников получили данные, что наше здание школы и вся деревня сожжены.
Сейчас я и учительница З.Самойлова переехали в Тартумаа, через Мутсвеэ в волости Касепяя в деревню Рая к сестре Самойловой, которая сама беженка из-под Гдова.
В виду быстрого отъезда мы оставили свой скарб на месте (одежду, обувь и др, я а также швейные машины) и сейчас в стесненных обстоятельствах.
Потому просим выдать зарплату и дать нам возможность приобрести белье и обувь ...
По слухам в Ивангороде я потеряла все имущество и не знаю что с моим мужем и где он ... 11.02.1944 г
».

Ей вторит учительница Зоя Самойлова, написано 25 февр. 1944 г.: «Я, школьная учительница из Кондуши и заведующая школой О. Макарова были распоряжением местных военных 31 января были эвакуированы в глубь Эстонии. Сейчас живем в деревне Рая. Сейчас пребываем в материальном отношении очень трудно, т. к. эвакуировались в течении двух часов, потеряли все свои вещи ... Просим по возможности быстро выслать нам зарплату».

Учителя:

Забелин Елизар Ульянов 1897/98 уч. год., уроженец дер. Малое Кондуши (родился 29.07.1874 г.), окончил Загривскую земскую школу, заработок 60 руб. в год;

Павлов Феоктист 1898 - 1900 гг., окончил Выскатское Министерское училище, получал 100 рублей в первый год, во второй только 80 руб. за год, в 1902/03 уч. г. был учителем в с. Песье;

Феофанов Назарий Фаддеев 1900 - 1902 гг., уроженец дер. Омут (родился 12.10.1868 г.), окончил Нарвское городское училище (в другом месте написано, что получил домашнее образование), получал 80 - 100 руб. в год, преподавал: 1888-90 гг. Шушнаково Бельской вол., 1890/91 уч. г. Козловщинском земском училище, 1891/92 уч. г. Заборовье Гдовской вол., 6.01.1896 - 1898 гг. был учителем в с. Новоселье Выскатской вол. и тогда получал 200 руб. в год, 1898/99 уч. г. Заовражской земской школе, 1902-08 гг. д. Подложская, 1909/10 гг. д. Кислинская;

Сосновская Елизавета Ивановна 1902/03 уч. год, имела домашнее образование, получала 120 р./год;

Варахтин Фёдор Иоаннович, согласно "Памятной книге С.-Петербургской Губернии 1914-15 гг.", до этого был учителем в Омуте;

Биографии остальных учителей 
на отдельной странице:

Зимина Елизавета Матвеевна была назначена 1.09.1917 года учительницей Кондушской школы Скорятинской волости, скорее всего, она учительствовала до 1919 года.
Горский Василий Васильевич 1.09.1919  10.10.1938 гг. заведующий школой;
Храброва Параскева Сергеевна 6.03.1920  1.03.1939 гг., учительница;
Дормидонтова Ксения с 13.03 до 1.08.1939 гг.;
Назаров Александр Георгиевич 16.10.1938  1.09.1940 гг. на должности заведующего школой;
Назарова Юлия 1.09.1939 – 1.09.1940 гг.;
Макарова Ольга Теодоровна 1.09.1940 - 1.08.1944 гг., заведующая школой;
Самойлова Зоя Константиновна 1.09.1940 - 1.08.1944 гг.

Подменяли больных учителей Васильева Александра в течение недели в 1937 году и 4 дня в 1938 г.; Каробчевская в течение недели в 1935 году, месяц в 1936 г., 10 дней в 1937 г. и неделю в 1939 г.


Переволок

Школа была основана в 1895 г. (по другим данным в 1894 г.), даже в значительно более крупных деревнях в это время еще не было своего учебного заведения. Известно, что первое время учили по крестьянским домам, в том числе и в избе моего прадеда. Как вспоминал дедушка, когда учитель ударялся в запой, прадеду приходилось самому проводить занятия с ребятишками.
В 1896/97 учебном году за наём дома платили 25 руб. в год, обучалось 9 мальчиков и 3 девочки. В 1897/98 уч. году посещали школу с 1 октября уже 18 мальчиков и 13 девочек, из них 16 м. и 9 д. доучились до конца занятий (1 мая). На учебники в этом году потратили 12 рублей. В 1898/99 уч. году за наёмный дом платили всего 15 руб., еще 5 руб. уходило сторожу и 10 руб. на отопление. Еще 5 руб. 50 коп. было истрачено на учебные принадлежности. Учащихся было 20 мальчиков и 10 девочек, удостоено свидетельством об окончании школы 6 м. и 2 д. В 1899/1900 учебный год в школе было 11 мальчиков и 2 девочки, из которых 2 мальчика окончили школу. За найм дома платили 14 рублей и других расходов не было. В 1900/01 уч. году количество учащихся осталось примерно тоже - 19, занятия проходили с 15 сентября по 23 марта. Обучение проходило в наёмном доме, за который платили 25 руб. и за на учебники потратили 20 руб. 25 коп. В 1901/02 учебном году на занятиях было 9 мальчиков и 5 девочек. За аренду дома уплачено было 20 руб., за учебники выложили 8 рублей 30 копеек. На 1904 год в школе числилось 11 мальчиков и 7 девочек.

В 1907 г. было построено своё помещение для школы. Строили его всем деревенским обществом. По сохранившейся легенде, по окончанию строительства был устроен деревенский праздник, и кто-то высказался, что надо сделать большую вывеску с золотыми буквами «Школа» - чтобы все видели. Как часто это бывает, на осуществление этой задумки сил уже не хватило.
Здание было, конечно, деревянное, крыша покрыта дранкой, размерами 9.7 на 8.7 м и высотой 3.3 м. От общества же была выделена земля 64 кв. сажени, из которых 25 кв. саж. было под зданием, а остальная - под школьным двором. При школе имелся дровяной сарай, отапливалось помещение 1 печью. Находилась на южном краю деревни, а перед школой прадед автора сайта посадил дуб, который стоит и поныне, вот уже более 100 лет.

1908/09 уч. год в школе был 31 ученик. В 1910 году учащихся 28 мальчиков и 12 девочек.

Переволок(из архива Яснова В.И.)

Школа была поначалу только 3-классной и после 1922 года стала 4-классной.

В 1921/22 учебном году детей школьного возраста в округе было 36, но посещало только 27. Занятия начались 20 сентября.

Программа учебных занятий на неделю Переволокской школы того же учебного года:

 Предметы преподавания 2 отд. 3 отд.4 отд.
Родиноведение33 
Русский язык 7 7 5
Пение
 222
Гимнастика 22 2
Арифметика 665
Естествоведение
и физика
- - 4
 География - -2
История- -2
Эстонский
язык
 4 4 4
 Рукоделие 2 2 2
 Геометрия -
черчение и лепка
 2 2 2
  28 28 30

В 1923 г. «Комиссия в составе заведующего Скамейской школы Платова, учителя Ренькова и зав. Переволокской школы И. Яснова ... произвела с 28 мая по 2 июня... испытания учащимся ... Переволокского 4-клас. училища... Петра Дроздова, Анастасию Кареткину ... признали достойными к выпуску со свидетельством об окончании курса 4-классных начальных училищ …  Анатолий Флеров на второй год».

В 1924 г. училось 27 человек, и всего 1 школьнообязанный не посещал занятия. В это время набор в 1-ый класс производился через год, поэтому были только 2 и 4 классы. Закончили 4-ый класс 13 чел. (в т.ч. Богатова Евдокия, Башманова Ольга, Викилова Анастасия, Дроздова Ефросиния, Сигареткин Григорий, Сытова Зинаида, Трофер Анна, Швырова Ольга).

Просьба о проведении праздника в школе Переволока 24 ноября 1925 г. с 6 веч. до 12 ночи. Не тот ли это вечер, про который писал в своей книге Рацевич?

14 мая 1926 г.: «Большая вода в Переволоке. Школа окружена водой в 3 фунта глубиной. Ученики добираются в школу на лодках».
Массовое заболевание корью, школа закрыта 22.10-5.11.1926 г. по требованию врача Орлова.

Счета расходов Переволокской школы на 1927 г.: учебные пособия - 2000 марок; канцелярия и почтовые расходы — 500 марок; сторожу жалование за 8 мес. по 500 марок — 4000 мар.; отопление 8 ½ сажень дров по 800 мар. – 6800 мар.; школьная аптека — 1000 мар.; освещение 1 пуд керосина и спички — 730 мар. Всего 14730 марок.
Школьный инвентарь: куб для кипячения воды — 450 мар.; чашка для умывания рук — 200 мар.; часы стенные — 2000 мар.; термометр наружный - 150 мар.; классная доска — 1200 мар.; классные счеты — 1000 мар. Всего на сумму 5000 марок.
Ремонт: на 8 окон двойные рамы и 1 окно — 5250 марок; замазка — 375 мар. Всего: 5625 марок.
Сбить пол и потолок — 1000 мар.; дровяной сарай (материал и работа) – 10000 мар.; окраска пола в комнате учащего – 1000 мар.; смазка пола в комнате учащего – 1000 мар., всего ремонта на 12800 марок.
Общая сумма расходов определена в 38155 марок (после денежной реформы 1928 г. – 381 крона 55 центов)

В 1927/28 учебном году - 21 ученик, из 4-х классов нет только 2-го класса. Осенью и весной пропускали занятия 5 детей. Окончили 4 класса в 1927 году четверо (в т.ч. Яснова Лидия - хорошо, Швыров Иван, Курмина Александра, Шувалов Павел). На следующий год закончил четырехклассное образование Иван Фаронов.

Свидетельство об окончании школы в Переволоке, 1928 г.(из собрания Нарвского городского архива)

С 1928/29 уч. годов, так как школа осталась 4-классной, в 5 и 6 классы дети должны были ходить в Скамью.
Все еще много детей опаздывали на занятия осенью и покидали её раньше весной, в том году таковых было 10 (в т.ч. Богатов Анатолий, Викилова Антонина). Был назначен штраф родителям от 0.50 до 6.80 кроны.
Пример прошения, чтобы избежать денежного наказания за пропуски школы от Кузьмы Клевера (Дюк-Переволок): «у меня увядание сил и мне еще при своей жизни хочется обучить сына, Николая, сапожному делу, дабы он после моей смерти мог зарабатывать себе кусок хлеба.
Сыну .. 12 лет и он должен как школьнообязанный посещать Переволокское училище, где будет обучаться в 4 классе...
Прошу освободить от посещения школы и таким образом дать ему возможность обучиться сапожному делу».

В 1931/32 уч. году количество учащихся значительно возросло — 36.

Еще одно прошение от Ивана Любимского (Дюк-Переволок), датированное 6 ноября 1932 г.: «Имея на иждивении 5 человек семью: жену, 2-х малолетних детей и 2-х круглых сирот: Таисию и Ивана Любимских (дети покойного моего дяди Терентия).
За последний год тяжелое экономическое положение, благодаря отсутствию заработка, привело меня к крайней бедности. Земли у меня мало, чтоб прокормить свою семью и двух сирот, я ежегодно зарабатывал на посторонних промыслах и покупал нужный хлеб, одежду и обувь для семьи и т. п.
В семье я являюсь единственным работником, т.к. жена не может оставить без присмотра своих детей 2-х и 1-го года, а няньку для них нанять не имеем никакой возможности.
Дети сироты — Иван посещает 2 кл. Переволокской школы,
Таисия обязана посещать 5 класс Скарятинской школы (в прошлом году окончила 4-ый класс Переволокской школы) Скарятинская школа находится от моего местожительства в 5 км, а для того чтобы посещала школу Таисии нужно мне ее снабдить хорошей крепкой обувью, одеждой, учебными принадлежностями и дать пропитание. При всем желании эти условия никак не могу выполнить, т.к. удовлетворяя одну девочку, семья будет обречена голодать. Когда же семья вся находится дома, то как-то перебиваюсь и кормлю всех ...».

В 1933 году заведующий школой (собственно он же и единственный преподаватель) составил небольшой отчет. Посещаемость занятий удовлетворительная, школьники любят школу. Кооператива при школе нет, в школьном самоуправлении 15 человек, а всего 33. Есть школьный суд, общество трезвости и певческое общество. Около школы маленький сад 130 кв. м, каждый школьник сажает по 3 дерева, но каждую весну река выходит из берегов и много деревьев гибнет.
Учебных пособий на 17 кр 60 ц. При школе библиотека из 70 книг общества «Славия» и 80 книг от Скарятинской центральной библиотеки, которой пользуются 45 человек.
Общество «Славия» дало 5 представлений и 1 концерт. При обществе работают кружки: актёрский, трезвенников, женский и спортивный. Приглашаются лекторы на сельскохозяйственную тему.
Расходы на школу в 1934/35 гг. составили только 172.20 крон при 29 учащихся, имелись все 4 класса. Пожалуй, начиная с этого года, больше не происходят значительные пропуски уроков и 1-ый класс открывался каждый год.

Еще один отчет о жизни школы: «Есть трудности в воспитании и обучении учеников 3-4 класса. Дети из бедных семей, у которых отсутствует надзор, и где родители плохо воздействуют на них. У таких детей отсутствует усидчивость, имеется предрасположенность к непослушанию и пререканию.
Два таких ученика происходят из семей, где домашняя жизнь неестественна: одних детей начинают любить больше и заботиться. Мальчики любимчики отцов неповоротливы, девочки отцам чужие и в семье часть сирот. Таким ученикам приходится много объяснять, иногда после уроков...
Около школы устроить сад нет возможности, весной и осенью высокая вода заливает место около школы водой. Растут 35 красивых деревьев: березы, сосны, клён... Некоторые родители посадили еще 20 деревьев, из которых больше всего берёз.
У школьного дома красивый сад
. Дети украсили песком цветочные клумбы.
На школьную библиотеку потрачено 16.56 кр.
Платы за школу нет.
В распоряжении школы 1.288 га земли, из которой игровая площадка 0.188 га, двор 0.15га, болото 0.75га, сад 0.2га.
Краткосрочных курсов нет. Инструктор от Русских просветительных обществ провел 1 литературный суд и 2 с/х лекции. Учитель устроил 10 литературных вечеров, которые посещало 30-40 чел. Работает общество «Славия» с кружками и местный кооператив»
.

В 1936/37 уч. году число учеников остается практически неизменно - 27. Имеются 15 скаутов-мальчиков и 12 гайды-девочки, в обществе защиты животных записаны все 27, в кружке по охране здоровья записаны опять же все, а в литературный кружок – 13.

Выдержки из обстоятельного доклада заведующего школой Я. Гладышева в Отдел Образования, о состоянии дел в школе: «В первой половине учебного года у некоторых учеников из 3 и 4 классов проявилось притворство. Они врали и обманывали других учеников. Эта ненормальность проходила в основном с 2-3 учениками старших классов, которые пугали учеников младших классов и девочек 3-4 классов.
Если это прояснить, тогда нормализуется совместное пребывание всех учеников, а плохих учеников отдельно. ... Все дети понимают, что ложь и мошенничество у плохих людей ...  Все вместе считают, что эти 3 мальчика врут и подают плохой пример ...
Большая часть детей воспитана на примерах скаутского движения. Ученики учат скаутские приказы, постановления и манеры не только из-за формы, но и жизнедеятельности. Вначале не все принимали это. После собрания и разъяснения родителям, что это прививает любовь к родине, родителям и веру в Бога отношение изменилось.
Что мешает учебной работе, это ученики 4 класса мешают другим классам. Там всего 4 человека. Из них один мальчик- сирота был у дяди на воспитании, из-за своей сиротской доли, работу по хозяйству делает до школьной работы. Уроки часто не успевает выучить и продвижение по учебе поэтому отсутствуют. Другой ученик имеет плохое пропитание, бездарный и заика. Третий ученик с очень плохим характером из большой семьи. Отец больной и единственным работником была мать. Мальчик все пытался выбраться, не получается хорошей учебы ...
Сломанный инвентарь: школьная вывеска 3.70 кр, лейка 1.65, машинка для волос 3.00, портрет главы государства Пятса в рамке за 5.70, главы вооруженных сил Лайдонера 5.70.
Библиотека увеличилась на 29.24 кр от Министерства образования и 5 кр от волости. Учебников всего на 91.50 кр.
Школьной земли – 3.349 га. Из них под цветником 0.014 га, сад и огород 0.034 га, деревья и кусты 0.168 га (посажены елки, березы, сосны, ивы и другие), пастбище 0.081 га. Негодная земля 3.052 га. Иметься игровая площадка.
Школьное здание используется школой и зав. школой.
В прошлом году 5 месяцев 1-2 раза в неделю работал молодежный кружок, изучали русскую литературу. Участие принимали 15-25 человек.
Две недели работал инструктор от Просветительских обществ, учил актерскому искусству. Участие - 15-25чел. Под его управлением состоялось 2 литературных суда. Слушателей — 60-80 чел.
Местный агроном прочитал 6 лекций на тему как возделывать и осушивать поля. Слушателей 30-40 человек.
В районе работает Культурно-Просветительное об-во «Славия», литературный, драматический и спортивный кружки.
Зав. школы провел 3 литературных вечера, литературный суд, 5 представлений было дано членами общества «Славия».
У об-ва Славия филиал волостной библиотеки с 200 книгами, читателей 36.
Работает местный кооператив, который выписывает газеты и журналы местным гражданам, выделяются суммы на культуру.
Все молодые силы объединяет Пожарное общество.
Вся культурная работа проходит при активном участии учительницы А. Гладышевой
».

Смета на 1938/39 учебный год по содержанию училища, в том числе:

На обороте надпись: "Фотография изображает зав. Переволокского учителем Я. Н. Гладышева вместе с учениками, снимок 25 мая 1937 года В. Яснов, В. Богатов, В. Шувалов, Б. Буров, А. Яснов, Л. Тайнов, Т. Веткова, Л. Салтыкова, Л. Сурикова, А. Трофир"(Из архива Яснова В.И.)
Школьная прислуга — 34 кроны; канцтовары - 5 кр.; почтовые, телефон, телеграф — 3 кр.
Хозяйствование: отопление 3 печки и 1 плита 35 кв. м. дров по 5 кр. — 105 кр.; освещение 30 кг керосина — 5 кр.; чистка и уборка — 1 кр.; ремонт (новые полы в классе) — 100 кр.: стекла в окна — 2 кр.; ремонт лестницы — 10 кр.; новые обои и покраска пола в квартире заведующего школой — 20 кр.; ремонт русской печки — 10 кр.; страховка от огня — 10.20 кр.; содержание школьного сада — 10 кр.; смазывание пола маслом — 4 кр.; шкаф для учебной посуды — 35 кр.; учебные материалы (мел, чернила, химикалии) — 2 кр.; учебная вспомогательная посуда, приспособления для борьбы и спорта — 74.75 кроны.
Библиотека: для учителя — 5 кр., для учеников — 5 кр.
Школьная аптека и посуда для врачебной помощи — 7 кр.; учебная посуда для учителя — 5 кр.; две школьные парты — 30 кр.
Итого: 493.25 кроны.

«Извещаю, что в соответствии с указаниями в школе 23 февраля 1939 г. в 17 вечер со следующей программой:

1. молебен;
2. Слово свободы — речь зав. школой.

Памяти павших «Упокойтесь лучшие сыны», «Все в памяти»

3. Эстонской Республике 20 годовщина — всего народа радостный день — говорит зав. школой;

4. Песня хора и декламирование «Эстонский флаг», другие эстонские песни;

5. Эстонский гимн
».

В 1940 году школу посещали 35 учеников.

4 сентября 1941 г. небольшой доклад о состоянии здания школы, после начала войны и смены власти: «Школа нуждается в 4 оконных стеклах 42 на 38 см и 38 на 75 см. Зав. школой Яков Гладышев беспартийный и не принимал участие в правлении при коммунистическом времени.
Школа нуждается в новых крыльцах и в уборных. Мебель в удовлетворительном состоянии — парты, шкафы и т.д. Совсем исчезли 1 ведро, 1 водяной бак, 1 газовый фонарь и др.
».

Отчет о сборе вторсырья для нужд немецкой промышленности: В январе 1943 г. собрано старой бумаги 0.005 т, старого железа — 0.040 т, старой резины 0.005 т, кости 0.010 т. В феврале собрано остатков текстиля 43 кг, старой бумаги 3.6 кг, старого железа — 29 кг, костей 5.6 кг, старой кожи 20 кг. В марте собрано остатков текстиля 23 кг, старого железа — 30 кг, старой кожи 43 кг, старой бумаги 7.5 кг, костей 9 кг.

В декабре 1943 года школу посещали 34 ученика.

Как и все остальные, школа была сожжена по приказу немецких властей в самом начале февраля 1944 года.

Учителя:

Михайлов Иван 1895/96 уч. год, крестьянин села Скамья, окончил церковно-приходскую школу, получал 50 руб. в год, скорее всего до этого он преподавал в Усть-Жердянке;

Гусев Ананий Ив. 1896/97 уч. год, родом из дер. Князь Село, 1846 гр, окончил церковно-приходскую школу (какую именно не указано), получал 50 руб. в год;

Баранов Иван Андреев 1897 - 1899 гг., имел свидетельство об окончании Выскатского 2-классного Министерского училища, получал в 1897/98 уч. г. 100 руб. в год, а в 1898/99 только 30 руб., потом был 1900/01 уч. г. учителем в д. Добручах, где получал уже 120 рублей, 1902/03 уч. г. - в с. Полях и затем 1908-10 гг. в Новолокской земской школе;

Тиев Константин Мартынов с 1899 г. - прим. 1901 г., в метриках указано, что родился в Ревельском уезде 27.11.1884 г., мать родом из Верхнего Села, где они, видимо, и жили, окончил Скамейскую церковно-приходскую школу, зарплата составляла 120 руб. в год;

Платов Петр Иванович 1.09.1901 - 10.11.1917 гг., о нём и других нижеследующих учителях на этой странице;
Яснов Иван Григорьевич в Переволокском начальном земском училище с 1.09.1917, но официально работал в период 1.02.1920 - 1.08.1924, кроме того, замещал по две недели в 1932 году и 1933 г.;
Алексеева (Розин) Мария Федоровна 1.08.1924  1.08.1928 гг.;
Гладышев Яков Никифорович 1.08.1928  1.08.1944 гг.;
Гладышева Александра Николаевна 15.12.1937 - 7.01.1938 гг. В 1936 г. летом работала в детском саду в Переволоке. В 1.10.1939 – 1.08.1940 гг. преподавала эстонский 4 часа в неделю, т. к. у Якова Гладышева не был сдан соответствующий экзамен.

Каробчевская Анастасия замещала две недели в 1933 г.


Втроя

Школа вероятно была основана в 1908 г. и являлась добавочным отделением Скамейской второклассной учительной школы. Помещение для неё было построено в 1915 г. (по другим данным в 1914 г.), с этого же времени становится самостоятельным училищем. Здание - 1-этажное из дерева, покрыто дранкой, размерами 13 метров на 9 м и высотой 3 метра. Классное помещение - 8 метров на 6 м, с 5 окнами и 1 печью, освещение керосином, учёба начиналась 18 сентября и заканчивалась 2 июня. Земли под школой 600 кв. саженей, из них 200 кв. саж. под домом.

Располагалась на конце деревне, который обращен в сторону Скамьи. Школа была 4-классной.

Втроя(RM F 105:357 SA Virumaa Muuseumid)

В 1920 году посещало с 1 по 3 класс 20 учеников.

1921/22 учебном году закончили 4 класса трое, а двоих оставили на повторный курс.

Школа находилась под угрозой закрытия из-за малочисленности учеников: «школьный совет Скарятинской волости никак не может примириться с закрытием Втройского училища, в 1921/22 посещало 30 детей, а в предстоящем будет 35, хотя расстояние от д. Втроя до села Скамьи всего 3 версты, но осенью и весною окружный путь будет в 5 верст, так как реки Втроя и Нарова разливаются и болотами пройти не представляется возможным... Население Втрои бедное... за неимением одежды и обуви в Скамью будут ходить самые зажиточные 6-7 учеников ... имеется собственное школьное здание». В итоге, было решено во Втрое оставить школу.

В 1923/24 учебном году пропускали занятия 11 детей, из них у 6-ти родители были оштрафованы.

Смета Втройской школы на 1927 год: обшивка школьного здания — 12000 марок; отопление 10 сажень дров — 10000 мар.; освещение - 350 мар.; канцелярские расходы — 400 м.; жалование школьному сторожу- 2000 м.; на приобретение учебных пособий – 1000 м.; подставка для доски — 300 м.; лампа классная — 1000 м.; стол и стул для класса — 2000 м. Итого: 29050 марок.

В 1927/28 учебном году школу посещало 26 учеников, 5 и 6 классы ходили в Скамью. В 1934/35 уч. году были только 2 и 4 классы, в которых насчитывалось 32 учащихся.

Врачом школа была закрыта с 28 ноября по 10 декабря 1934 г. 3 декабря врач Орлов осмотрел детей и нашел, что у половины проблемы со здоровьем. Школа не работала уже третью неделю. За это время умерло 3 ученика - Нина Суворова 13 лет, Михаил Пикалев 12 лет и Донат Деше 7 лет. Первые два из-за кровотечения в животе и последний — тиф и менингит.
В 1934 году был сделан капитальный ремонт школьного здания.

Данные за 1935/36 уч. год: Позитивный момент: создание интересных скаутских организаций для мальчиков и девочек. Негативный: повседневные хлопоты, детские шалости. В школе нет интерната и питания. На 25.50 крон куплены пособия по математике и родному языку. Школьный хутор 1.5 га покоса, 0.15га пахоты и 2.35 га это кусты и лес. Численность учеников по классам 15+11+17+ 4, трое учились в Кунингакюла.

В 1.08.1936 г. учительница Екимова, оставляя должность, составила подробнейший перечень скромного имущества, принадлежащего школе:
«5 школьных парт на 4-х сидящих: 9 шк. парт на 2-х; одна железная кровать; 3 лампы; один письменный стол; рабочий стол (простой); кухонный стол; маленький стол; один книжный шкаф; кухонный шкаф; 3 статуи бога; настенные часы; посуда для воды; одежная вешалка; лопата одна; топор; кочерга; русская печка; лампада; банный котел; машинка для стрижки волос; кружка для питья; рукомойник; стеклянный лист; 2 лестницы; 2 парты; 3 части школьных парт; посуда для масла для пола; одна круглая школьная печать; один 4-гранный штемпель; одна линейка; жестяные трубы; нога для доски; 2 ведра; лобзики — 3; маленькое сверло; 4 времени года -картинки; счеты; цепь для измерения земли; транспортир; циркуль; метр; приказы; эстонский словарь; 4 географических карты; компас; физический шкаф; барометр; камертон; двое ножниц; маленькая пила; молоток; клещи; маленькие клещи; напильник; части от маленькой пилы; картинка как правильно сидеть за партой; К. Пятса портрет в рамке на стене; портрет Лайдонера; учебники 217 экз. на сумму 213.28 кр.; детская библиотека 110 экз. - 54.20 кр.; библиотека для учителя 69 книг — 48.41 крон, книги переписаны в инвентарную книгу; книга хроник; книга записей протоколов учебного совета; кассовая книга, с квитанциями; архив опись, 47 экз.; листы здоровья учеников; листы успеваемости учеников».

В 1936/37 уч. году имелись все 4 класса, 36 школьников, в скауты записались 18 мальчиков и 14 девочек.

учительница - Е.Н. Екимова(из личного архива)

Был сделан новый сад, посажены лиственные деревья, 10 яблонь, 50 вишен, ягодные кусты и цветы. Всего под садом — 0.25 га, спортплощадка — 0.07 га, огород — 0.04 га.
В этом же году расходы на школу составляли 304 кроны, из которых 120 крон уходило на отопление, 63 кроны на ремонт, 21.50 кр. на учебные материалы и 7.50 кр. на книги.

В 1938/39 учебном году школу посещали 39 ученика, хотя 10 из них опоздали к началу занятий.

Программа одного из проводимых в школе вечеров:
«Строгая сестренка» — комедия в 2х действиях;
«Сиротка» — сцены из народного быта;
«Не надейся дед на чужой обед» — водевиль в 1 действии;
«Ай, усы!» - шутка в 1 действии.

В сентябре 1940 г. после установления Советской власти: «Трудящиеся дер. Втроя Заведующему Школьным Отделом Вирского самоуправления.
Просим Вас заменить находящуюся во Втройской школе учительницу А. Ней ...
Прежде всего, она не в состоянии за 3 года приготовить детей настолько, чтобы они могли бы продолжать без труда занятия в 6 классе Скамейской школе. Затем, будучи пожилым и глубоко религиозным человеком много обращала внимания на религиозное воспитание ребят в ущерб другим предметам... Человек определенно западной ориентации (так) …  Не говоря уже о том что она совершенно чуждается общественной работы и вся деревня остается без сущнаго интеллегентнаго человека ... Работала «по-советски» 8 часов занимается и больше никуда
». Просьба эта не была удовлетворена.

В 1941 году школу посещают 39 учеников. В декабре 1943 года было 32 учащихся.

О последнем дне школы свидетельствовала учительница Альма Неи:
«В школе Втроя 31 января поступил приказ властей, после 3 урока детей отпустить домой и быстро собираться. У меня было 2 часа покинуть дом. Взяла только то, что могла унести в руках. Слышала, что здание школы было сожжено. Через 2 дня пришла в Васкнарву к немецкому Haupfmann с просьбой разрешить еще раз сходить во Втрою, на что получила ответ, что это невозможно.
Йисаку 18 фев. 1944 г
».

Учителя:

Гаврилов (после 1921 г. - Бояринов) Георгий Федоров в ??? – 25.03.1920 гг., 24.11.1888 гр, урож. д. Втроя, учительствовал в других школах с 1.09.1907 г.

Биографии остальных учителей на отдельной странице:
Малгин Яков Данилович
1.09.1913  1916 гг.;
Флеров Евгений Николаевич 27.4.1920 - 1.03.1924 г., возможно еще в 1919 году;
Раудсепп Мари 1.03.1924 – 1.08.1925 гг.;
Екимова (Андреева) Екатерина Николаевна 1.08.1925 – 1.08.1936 гг.;
Ней Альма 1.08.1936 – 1.08.1944 гг.;
Орнатский Александр, Священник, 1.08.1925  31.07.1927 гг., вероучитель.

Каробчевская Анастасия замещала 2 раза по 2 недели в 1937 году и Рождественская (Степанова) Варвара 4 дня в 1933 году.


Радовель

Школа, по имеющимся данным, была основана в 1901 году. В 1907 году там обучалось 29 мальчика и 11 девочек, а в 1908 году - было 32 ученика.

Описание школы, согласно страховой ведомости 1912 года "... одноэтажная, крытая лучиной, на каменном фундамента, , длиной 5 саж., шириной 4 1/2 саж., высотой 2 1/4 саж., с двойными рамами, дверей двухстворчатых 2, одностворчатых 6 - столярной работы. Окон всего и с фронтоном 13, печей русских одна, плита одна, голландская железная печь одна в диаметре 1 аршин. Дом крепкий, обшит тесом и окрашен, построен из бревен 4 1/2 - 5вершков. Дровяной сарайпри школе, досчатый, крытый лучиной. Школа и дровяной сарай построены в 1908 году". Там же приводилась стоимость школы - 1450 рублей и сарая 25 руб.

Новое здание было построено в 1922 г. (возможно в 1921 г.) площадью 60 кв. саж. Земля находилась в собственности. Школьное здание одноэтажное деревянное, с одной печью, размеры здания: 13 на 13 метров, высота 3.6 м. Школа была только 4-классной. Находилась на окраине деревне, на дороге, соединяющей Радовель и Кондуши.

Радовель (RM F 105:354 SA Virumaa Muuseumid)

В 1921 году детей школьного возраста числилось 42, но 20 сентября, когда начались занятия в школе, их было на уроках 36 и к 15 октября собралось 40.

В 1922 г. волость получила ссуду на достройку школы.

Проводились различные развлекательные мероприятия в школьном здании.
17 февр. 1923 г. (масленица по старому стилю) «ученический спектакль «Веселые дни» комедия в 2-х действиях для детей Лукашевича. Плата по желанию. Начало в 6 часов вечера, конец в 11 часов вечера».
«Праздничный вечер: «Бамбушечка и Помпашечка», «Сорус мой сын», «Карьеристка» — водевиль. Спектакль в школе в день деревенского праздника св. Анастасии 11 ноября. Данный спектакль организован … кружком молодёжи нашей деревни.
Программа вечера 22.03.1925: «Пациенты», «Медвежья лапа — семь сыновей», Koori laul (хоровое пение), декламация. В конце танцы, начало в 7часов вечера, конец в 1 ночи
».

Вечер-спектакль 22 мая в день деревенского праздника (Николин день 6 мая по старому стилю). Программа: «В корчме у литовской границы» отрывок из «Бориса Годунова» Пушкина, «Савушка» комедия в 1 действии, «Карьеристка» шутка в 1 действии Ковалевскаго, квартет (пение), декламация. По окончанию танцы, начало в 8 часов вечера, конец в 2 ночи. Входной билет по 50 и 25 марок.

Но не всех удовлетворял уровень этих мероприятий. «Находясь вдали от города и вообще от какого-то ни было крупного местечка, имевшего театр, библиотеку или другую какую-либо культурно-просветительскую организацию, в нашем Обществе сильно чувствуется их отсутствие. Кроме наших, так называемых «танцулек» ничего нет, дающего нам, хотя бы большое разумное осмысленное развлечение. Чувствуя сильную потребность в вышеназванных культурных организациях, мы гр-не дер. Радовели — молодежь и зрелые мужчины, нашли нужным, дабы отвлечь .. от танцулек, заполнить отсутствие культурных развлечений, устройством по примеру прошлых лет спектаклей. Нужно заметить, что как это должно быть известно Школьному Отделу в начале постройки здания в 1918 году, мы гр-не дер. Радовели, имели в виду постройку помещения, как для училища, так и для зрительного зала. Для зала устроен совершенно отдельный вход. Таким образом, при постановке вечера, помещение класса будет совершенно изолировано. Среди нашего населения есть несколько человек, знакомых отчасти с постановкой спектаклей и лично участвовавших в них. Ввиду вышеизложенного, имеем просить Школьный Отдел разрешить нам помещение зрительного зала при школе для устройства вечеров, причем о каждом отдельном вечере и содержании такового, мы обязуемся сообщать в Школьный Отдел и часть дохода по соглашению с Попечительским советом школы, обязуемся отчислять в пользу школы. Также обязуемся повиноваться заведующему школы и исполнять его распоряжения в столько допустимом помещении под одной крышей со школой. Могущие быть обязательства по отношению к нам со стороны Школьного Отдела обязуемся беспрекословно принять на себя. Ожидая сочувственного отношения Школьного Отдела нашим разумным начинаниям, просим Школьный Отдел о разрешении устройства 7-го Января 1925 года в первый день праздника Рождества Христова по с/с спектакля. Готовим к постановке «Женитьба» - комедия в 2х действиях Н.В. Гоголя.
20 Декабря 1924 года дер. Радовели. Михаил Исаков
».

Летом 1923 года школа обшита тесом, но не было средств на окраску здания. Деньги было решено собрать путём устройства спектаклей

Начальная школа в Радовели,учитель Рандин А. В.

11 и 12 ноября 1925 г. в дни годового деревенского праздника. Программа 11.11.1925 г. — «Медведь» и «Предложение» А. Чехова. 12.11.1925 г.- «Савушка» и «Ночное» -шутки в 1 дейст. Черткова. Начало в 7 ч. вечера, конец в 1 час ночи. Цена от 25 до 50 марок.

Смета на Радовельское начальное училище на 1927 год: грунтовка здания, дверей и окон - 10000 марок; окраска училища — 30000 мар.; отопление 15 сажень дров по 700 м. – 10500 марок; освещение — 500 м.; выходная новая дверь — 3000 м.; подшивка свесов — 1200 м.; сторожихе — 4000 м.; новые парты — 4000 м.; учебные пособия — 3000 м.; канцелярия — 800 м.; разный ремонт — 4000 м.
Итого: 71000 марок

В 1927/28 учебном году посещали 28 учеников, а закончили 4 класса – 8.

Расходы на школу в 1934/35 уч. год составили 198.20 крон, в том числе была построена баня за 44.32 кроны.

В 1936/37 уч. год учились 22 школьника, из них которых только 2 мальчика записались в скауты и 6 девочек - в гайды. В школе был 1 учитель, обучение с 1 по 4 классы, в 5 класс ходили в Кондуши, а в 6 - в Загривье.

В 1938/39 учебном году осталось только 18 учеников. В это же время был сделан ремонт и куплено 30 столов.

В 1941 году было 17 учеников. Военными разбито 2 звена стекол. "Требуются счеты классные, два стола, три ведра, бак для воды, две лампы одна в 15 линий, другая в 7. Учитель в коммунистической партии не состоял. И. Яснов".

После этого сведений о школе нет, вероятно, летом 1941 года её закрыли, а учеников перевели в Кондуши.

Учителя:

Горский Василий Васильевич 15.09.1910 – 1.09.1913 гг, он же упоминается в "Памятной книга С.-Петербургской Губернии в 1914-15 гг.", еще под старой фамилией - Александров;
Марков Петр Арсеньевич 15.01.1918 – прим. 1919 гг. и 21.04.1921 – 1.12.1922 гг.;
Михайлова 
Екатерина прим. 1919 - 1920 годы, (род. 1895 г.);
Яснов (Григорьев) Василий Григорьевич 14.11.1920 - 1.04.1921 гг.;
Рандин Алексей Васильевич 4.12.1922 – 21.06.1940 гг.;
Орехова Надежда Николаевна 1.09.1940 – 1.01.1941 гг.;
Яснов Иван Григорьевич 1.01.1941 – 1.08.1941 гг.

В качестве замещающей учительницы отметилась Васильева Александра три недели в 1937 году, возможно, и в другое время.


Заборовье

Школа образовалась, по всей видимости, с 1918 года и в начале имела 3-годичное обучение. Своего здания никогда не было, учились по крестьянским домам. Максимальное количество классов – 4.

В 1920 году с 1 по 3 класс посещали 23 ученика. В 1921 г. школьнообязанных в деревне 18, но ходят 16, после окончания учебного года в 1922 году школу в деревне прикрыли.

Соглашаясь на закрытие школы в Заборовье по малочисленности учеников школьный совет Скарятинской волости постановил, чтобы с 1925 г. Заборовье приписать от Переволока к школе в Ольгином Кресте, т.к. она ближе и дорога лучше (сухая). Весной 1924 г. школа в Переволоке была в воде.
«1925 года 25 июня на общем собрании граждан деревни Заборовья, Скарятинской волости, постановили ходатайствовать перед соответствующими властями о том, чтобы с текущего учебного года наши дети вновь посещали Кресто-Ольгинское училище. Кресто-Ольгинское училище находится от нас ближе чем Переволокское и кроме того дорога всегда бывает сухая, а Переволокское училище иногда весною страдает от наводнения и наши дети поэтому не могут аккуратно его посещать. Здание Кресто-Ольгинского училища также нами было наравне с гражданами д. Скарятины Горы построено и мы все в свое время посещали это училище и весьма желаем, чтобы и дети наши обучались в нем.
К сему приговору подписуемся:
1925/26 из Заборовья 6 детей ходят, а должно еще быть 5. Заборовье от Переволоки не дальше, но дорога хуже. Переволок в 1923 и 1924 годах весной была под водой.
Ввиду того, что родители детей из д. Заборовья со своей стороны согласно письменного их заявления дают на 1927/28 учебный год безплатно помещение под школу и квартиру для учителя с отоплением, и количество детей соответствует требованию, а потому Волостное Правление находит, что открытие одного школьного комплекта в Заборовье крайне желательно и отнестись с предложением к Отделу Образования Уездного Управления, чтобы один комплект Кресто-Ольгинской школы был переведен в дер. Заборовье и учителем назначен Я. Гладышев
».

Еще одно прошение от жителей дер. Заборовье «... об открытии в нашей деревне школы с настоящего года ... Правлению хорошо известно, как тяжело малолетним детям идти в школу за 3 километра, не имея необходимой теплой одежды. Со своей стороны мы предлагаем помещение под школу и квартиру учителю на 1927/28 уч. год бесплатно.
... просим назначить заведовать нашей школою учителя Кресто-Ольгинского училища Якова Никитича Гладышева, который в свое время был у нас зав. школою, а так же часть инвентаря и учебных пособий выделить из Кресто-Ольгинского училища, куда перешло все имущество после закрытия нашей школы
».

1927/28 учебный год, еще один, когда школа работала в этой деревне, школьного возраста детей насчитывалось тогда в деревне 17 человек, а 7-летнего возраста, которым на следующий год идти в школу - 12.

Очередная петиция от граждан Заборовье, хуторов Тещино и Дюк-Переволок;
«Волостной Совет ... от 19 февр. 1928 г. снова присоединить ее к Кресто-Ольгинскому училищу … наши дети, не имея теплой одежды и обуви, не в состоянии посещать школу за 3-6 километров. Заборовье всего в 1 ¾ км... в наст. время мы сами уплачиваем за аренду за помещение, а также за топливо. Дом, где в настоящее время обучаются дети можно приобрести в собственность вместе с садом по случаю выезда собственника на хутор ...».

Так как школу из Ольгина Креста перевезли в Скарятину, то её окончательно объединили с Заборовьем. Теперь до школы из Заборовья около 3 км, что являлось средним и приемлемым значением.

После перевода школы в Скарятину, жители Заборовья, если так можно выразиться, стали коллективно бойкотировать посещение школы детьми. В итоге, родителей стали массово штрафовать, а если не было денег, то отправляли в тюрьму. Как альтернативное средство заборовчане избрали метод прошений об освобождении от школьных занятий. Такого большого количества заявлений от одной деревни - не было больше нигде.

Например, просили освободить от школы Клавдию Груздову, пробыла 3 раза в одном классе, очень нужна по хозяйству. Также просят освободить от школы Татьяну Смирнову 15 лет, Марию Судакову 13 лет.

В 1931 году прошение от граждан селения Заборовье и хуторов при деревне Заборовье Скорятинской волости: «… в нашем селении Заборовье разошедшие на хутора и имея школу в селении Скорятина, на разстоянии трех с половиною километров и хутора на расстоянии в 5-6 км, в виду холодов и ненастных погод, плохой одежды наши дети ни могут правильно посещать школу, а потому и сидят в одном классе две и три зимы, и приходя до 16-летняго возраста все-таки остаются без грамотными. Мы родители, желая дать нашим детям образование, ходатайствовали перед Уездной Управой 1927-28-29… об открытии у нас самостоятельной школы при деревне Заборовье, так как по числу детей школьного возраста имеется полный комплект, а именно в настоящее время мы имеем детей школьнообязанных 30 и на 1931-32 учебный год будет 35 учеников.... Посещение наших детей нерегулярное, …  отчего мы родители уплачиваем повышенные штрафы, и даже подвергались тюремному заключению... Наших детей, ни штрафы и тюремная отсидка отцов не заставит, в холодную непогоду пускать их плохо одетых в школу... Последствием чего явится полная безграмотность наших детей чего мы и опасаемся …
... предложенная Заборовская смета .. волостным правлением 1112 крон ... была отклонена на один год... по нашему смета ни могла быть свыше 300 крон.

мы представим для занятий необходимое помещение и утепление на 1931-32 учебный год. Мы просим дать нам только учителя …». Прошение осталось не удовлетворенным, школу в деревне так и не открыли, а заявления от жителей Заборовья продолжали поступать еще в больших количествах.

Несколько примеров таких прошений.
Трелин, просил освободить свою дочь 14 лет от школы: окончила 4 класса и нужна по хозяйству, указал, что имеет долги и их надо ему выплачивать несколько лет.
Копылок ходатайствовал об освобождении дочери Манефы 12 лет. Нет средств купить трём школьного возраста детям обуви и одежды. Сам с женой заняты ведением хозяйства и отхожими промыслами, не с кем оставить несовершеннолетних.
Дмитрий Копылов также хотел избавить от школы старшую дочь Манефу, нужна нянька для маленького ребёнка 8 месяцев.
И еще довольно большой перечень подобных заявлений, указывающих на весьма непростое материальное положение жителей этой деревни.

В 1940 г., в свете перемен, очередная просьба построить школу в Заборовье: «у нас в деревне более 20-ти учеников. От 1918 до 1922 гг. у нас в деревне школа уже была, но потом без всяких причин ее аннулировали и принудили наших детей ходить за 3 км в Скарятино. При тяжелых жизненных обстоятельствах мы сразу же не могли пустить детей на такое расстояние. За что нас приговорили к 2-х недельному тюремному заключению. После все-таки наши дети ходили и ходят до настоящего времени в Скарятинскую школу». И опять - никакого результата.

Учителя:

Гладышев Яков Никифорович 1.10.1918 – 1.06.1919 гг., после чего был мобилизован в армию и в период 1.11.1927 – 1.08.1928 гг.;
Карпов Илья Павлович 1.09.1919 — 1921 гг.;
Розина (Алексеева) Мария Федоровна, была назначена в Заборовье с 1.08.1928, но в связи с объединением она со 2 сентября работала в Скарятине.


Козеская волость (Kose vald, после 1938 г. - Piiri vald)

Криуши

Школа была основана примерно в 1881 г. Ориентировочно с 1889 года получила статус церковно-приходской и размещалась по началу в сторожке, в так называемом церковном доме. В 1893/94 уч. году обучение проходили 26 мальчиков и 3 девочки, занятия проводились с 5 октября по 7 мая. В 1896/97 учебном году обучение велось уже в школьном здание. На следующий год расходы составляли 10 руб. в год сторожу и 20 руб. на отопление и освещение школы, также 36 руб. 89 коп. на учебные принадлежности. В 1899/1900 уч. году в школе было 35 мальчиков и 22 девочки, расходы на отопления здания составили 50 руб. и 10 р. 20 коп. - на учебники. В 1902/03 уч. году занятия проходили в "доме Епархиальном Братства" с 24 октября по 26 апреля и на них присутствовало 40 учеников (из них 16 дев.), свидетельство об окончании курса обучения получил 1 мальчик и 2 девочки. Расходы на отопление дома были 25 руб., сторожу - 12 руб., учебников закупили на 29 руб. 33 коп.

Так как деревни этой волости больше всех пострадали во время военных событий 1919 года, то здания школ или совершенно или частично были разрушены. Волостной совет просил: «...возможного содействия для постройки школ, разбитых и сгоревших во время войны. Усть-Жердянская от снарядов совершено сгорела. Криушская и Низовская разбиты снарядами, требуют колоссального ремонта». Далее приводится список материалов, необходимых для восстановления Криушской школы «Бревен, Планок, Тесу, стекол, камня, кирпича, песку, извести, гвоздей, цементу и т.д. Кроме того, необходимы парты, классные доски, шкафы, столы, стулья и другое».

В 1920 году вынуждены были за 6000 марок в год арендовать помещения, учёба проходила в 2-х комнатах. В то время в 4 классах имелось 62 ученика и 2 учителя, занятия в том году начались 1 ноября. Учебных пособий и книг в это время при школе не имелось. Были сложности с дровами, из-за чего в феврале 1921 года 2 дня не было занятий.

К 1922 году количество учеников выросло до 78. На следующий год 4 класса закончили пятеро.

В 1924/25 учебном году посещало только 59 учеников при 2 отсутствующих. Как объяснялось отсутствие ученицы Екатерины Ольмовой в школе тем, что была вынуждена работать по хозяйству: «Мать Анна имеет 4х детей. Состояние имущества: имеет 1 корову, 1 лошадь, 1 ½ га земли и 1 ½га покосов. Земля очень неудобная для пахоты, т. к. большая часть болото. Сама Анна 45 лет здоровья очень плохого. Хлеб покупает с октября, ездит в лес на заработки».

В сентябре 1925 года было закончено строительство школьного здания. Для постройки училищ в Криушах и Жердянке от Государственного комитета по постройке школ Козескому волостному правлению был отпущен заем на 25 лет в размере 1500000 марок (15000 крон). Большую помощь в деле постройки школ оказали Товарищества Нарвских мануфактур - Кренгольмской, Льнопрядильной и Суконной. Вспомощение было не только деньгами, но и в виде материала для оконных рам и дверей, а также отпустили для всех школ Козеской волости 70 парт по очень низкой цене (28000 марок).
Здание было частично 2-этажным, из дерева, крыша была покрыта часть толем, часть — дранкой. Имелось 3 классных помещения 43, 52 и 17.8 кв. метров, оборудованных 41 двухместной партой. Кроме того, была квартира для заведующего

Криуши (RM F 105:274; SA Virumaa Muuseumid)
школой 37 кв. метров и две для учителей — 16 и 9 кв. метра. Школьной земли имелось 5.39 га, их них 220 кв. метров двор, 572 кв. м плац, 420 кв. м школьный сад и 4 га покоса.

Пример материального положения: Анна Гольм из деревни Пустой Конец в 1926 году просит освобождения её дочери Екатерины ученицы 2 класса: «крайне бедственное положение: земли имею мало (5 дес.) при одной корове, семья из 5 чел., сама вдова 50 лет, слабого здоровья».

В 1928/29 уч. году количество классов увеличилось до 5, а на следующий год - до 6. Кроме детей из Криушей, Долгой Нивы, Пустого Конца, старшие классы должны были посещать ученики из Усть-Жердянки и Темниц (это прим. 5 км). Где-то в это время открылся и пришкольный интернат, в котором у девочек была своя комната в 17 кв. метра, а мальчики спали в одном из классов. Для тех, кто жил в интернате имелась своя кухня.

К 1930/31 уч. году количество учащихся стало 67 и в школе стало 3 комплекта (учителей).
«...
на нижнем зале есть библиотека, еще имеется библиотека в Народном доме. Квартиры для учителей в верхнем и нижнем этажах по 40 кв. метров ... Все слышно ... На верхнем этаже нет русской печки и кладовой. На нижнем- есть теплый подвал. Просят изолировать интернат от квартиры учителей».

В 1932/33 уч. году 6 классов окончили 6 учеников и одна ученица оставлена на второй год. В это время численность составляла 75 учащихся в русских классах и 11 в эстонском комплекте с 1 по 4 классы. При школе работал кооператив с 81 участником. На конец января в интернате проживало 10 человек. В Криушах имелось просветительное общество «Луч». Расходы на содержание школы в год составляли 592 кроны.

В конце 1935 года намечалась пристройка к школе стоимостью в 1300 крон. Планировалось сделать класс для эстонского комплекта, две комнаты, кухня и столовая для интерната (мальчиков и девочек), комнату для прислуги и комнату для занятий физкультуры. Судя по всему, эти планы не были претворены в жизнь.

В 1935/36 уч. году начал работать музыкальный струнный ансамбль под руководством Александра Пяристе, а при образовательном обществе «Луч» - хор, которым руководила Ольга Пяристе. Программа празднования Дня матери состояла: из торжественной части, включающей 30 номеров, чайного стола, праздничного вечера, еще 8 номеров и в заключении были танцы.
Из 78 учеников в это время в скаутах и гайдах было записано 29 человек.

На следующий учебный год при численности учеников - 36 мальчиков и 46 девочек, в ученической организации состояли 11 мал. и 28 дев., гайды (девочки скауты) — 26, скауты — 7, в музыкальном — 4 мал. и 17 дев.

Криушская начальная школа. В центре директор и учителя. 08.05.38(из личного архива Арно Пяристе)

Отмечалось плохое состояние квартир для учителей. У Пяристе Александра и Ольги квартира состояла из 2-х комнат с кухней на 2-м этаже.

В 1938/39 учебном году в школе было 3 комплекта 2 русских и 1 эстонский и всего 75 учеников.
В 1939 году писали, что учебная комната для эстонского комплекта только 18 кв. м, куда можно поставить 7 парт, поэтому нельзя принять всех, в результате 4 желающим учиться в школе отказали в приёме. В школу ходят дети из деревень и хуторов Криуша, Долгая Нива, Пустой Конец, Коссари, Ууснова, самая дальняя
- Темницы в 7 км.

С 1 окт. 1940 г. на один год в школе было 4 комплекта (3 русских учителя и 1 для эстонцев). После этого опять вернулись к варианту с 3-мя педагогами.

Во время войны число учеников осталось практически неизменным: 69 в русских классах и 13 в эстонских при 3 учителях.

Как писал тогдашний заведующий школой З. Моисеев: «с 26 авг. 42 г. классные комнаты заняли немецкие войска». Немцы (Saksa-Tollipiirikaitse немецкая таможенно-пограничная охрана) остались в школе и на следующий год. Поэтому занимались с детьми сначала в маленькой церковной сторожке, потом в одной из квартир учителей: 3 дня учились 1 - 3 классы и 3 дня другие три класса. Эстонский комплект обучался в комнате одного хуторского дома в Темницах.

Учителя:

Семеновский Иоанн Васильевич 1888 - 1894 гг., Псаломщик, обучался в С.-Петербургской Духовной Семинарии, вышел из 2 класса, свидетельства на звание учителя не имел, получал жалование 130 руб. от Православного Братства и 32 руб. от прихода (в учебное время);

Владыкин Валериан Иванов 1895 - 1899 гг., Псаломщик, окончил С-Петербургское Духовное Училище, зарабатывал 100 - 130 руб. в год;

Панов Федор Александров 1899/1900 уч. год, окончил Псковскую Семинарию, заработок 150 руб. в год;

Бутягина Александра Порфирьевна 1902/03 гг., потомственная дворянка, окончила гимназию, зарплата 240 руб. в год;

Марков Александр 1911 - 1914? гг., Псаломщик, до этого состоял при Черновской церкви Гдовского уезда;

Севериков Алексейсогласно "Памятной книги С-Петербургской Губернии в 1914-15 гг.";

Козлов Степан Савельевич прим. 1916 - 1917 гг., согласно воспоминаний Кузнецова Ф.А.

Биографии остальных учителей на отдельной странице:

Благодатская Антонина Георгиевская в период 1.11.1920 — 1.08.1922 гг.;
Гагарин Леонтий Александрович 2.10.1922 — 1.11.1939 гг. заведующий школой;
Гагарина Раиса Георгиевна 1.01.1921 — 1.08.1932 гг.;
Преображенский Владимир Гаврилович 9.10.1923 — 1.08.1937 гг., вероучитель, преподавал 4 часа занятий в неделю;
Сооме
(дев. Олев) Сальме 1.08.1932 — 1.08.1934 гг. учительница эстонского комплекта;
Аксёнова Анна Петровна 1932 — 1933 гг.;
Пяристе (дев. Грибова) Ольга 1.08.1933 — 1.08.1944 гг., с 1.08.1943 заведующая школой;
Пяритсе Александр Павлович 1.08.1934 — 11.03.1941 гг. сначала учитель эстонского комплекта, с 1.11.1939 зав. школой;
Моисеев Захар Филиппович 1.11.1939 — 6.05.1943 гг. (с 1.08.1942 заведующий);
Реньков Иван Алексеевич 16.11.1940 - 1.08.1941 гг.;
Томинг
Ольга с осени 1941 г. до 1944 гг.;
Яснов Иван Григорьевич 1.08.1943 — 1.08.1944 гг.

Среди замещающих учителей были: Макарова Ольга 2 недели в 1934 году, Васильева Александра 1 месяц в 1938 году, Орехова Надежда 2 месяца в 1938 г., Голубева Зоя 2 недели в 1939 г., Каробчевская 1 месяц в 1940 г.


Низы

Относительно даты возникновения школы в этой деревне имеются весьма противоречивые сведения. В одном месте указан 1867 год, что могло бы сделать её одной из старейших. Но эта дата вызывает большие сомнения. Более реальна, обозначенная в другом месте 1885 год, и тогда же построено здание для обучения детей. Писали, что церковь была построена в 1894 г. (опять-таки есть вариант, что в 1898 г.) и именно в этом году основана школа. В одном месте написано, что школа раньше, потом церковь, в другом — в одно время, имея странный статус храм-школа (церковь при церковно-приходской школе). Точно известно, что у них была смежная стена, и учителя жаловались: «невозможно вести учебу во время службы, которые проводятся по старому календарю...». Оба строения стояли на церковной земле, никакой платы за неё не было.

В 1895/96 уч. году занятия проходили в школьном здании, обучалось 23 мальчика и 22 девочки. На зарплату сторожа было потрачено 25 рублей, на отопление и освещение - 50 руб. и 30 руб. на учебники (с припиской от Православного Братства). На 1899/1900 уч. год показано только 10 учеников и занятия, почему-то проходили в арендованном за 32 рубля доме. На следующий же год число учащихся увеличилось до 18 мал. и 14 дев. Занятия же в 1902/03 уч. году проходили в бесплатном доме и посещало их 40 учеников (них 15 девочек). Свидетельство об окончании в конце учебного года получили 3 девочки. На 1908/09 уч. год было 32 учащихся.

Низы, прим. 1921 г. (RM F 105:59; SA Virumaa Muuseumid)

Как и остальные школы этой волости, в Низах здание также сильно пострадало от военных действий. «Список материалов необходимых для реставрации ...
Низовская школа
Кирпич для печек, стекла для рам, планки половые, тесу .., гвозди, краски, обоев и тд.
».

В 1920 году: «Низы просят назначить учителя могущего вести преподавание пения и руководить хором в церкви... из военных обстоятельств мы потеряли таковую учительницу (1918 г.). Еще желательно, чтобы ... преподавал Закон Божий ...». Занятия начались в тот год только 15 ноября (по другим данным даже 1 декабря). Тогда в Низах было 217 жителей, 40 детей ходило в школу, а 5 не посещали уроки. В школе отсутствовала необходимая мебель и учебные пособия.

20 мая 1922 г. 4 класса благополучно окончили 6 учеников. Осенью этого же года 19 сентября за партами было 44 ученика, к 9 октября их количество выросло до 50.

В школу ходили дети из деревень Низы и соседней Усть-Черно (1.7 км).

В 1927 году в Усть-Черна 14 детей были больны скарлатиной, и школа в Низах закрыта 7-14 апреля. В этом же году для школы был приобретен за 1000 крон большой дом с мезонином, капитально отремонтирован и перестроен. Здесь же теперь была устроена и квартира для учителя. О том, что представляло здание школы до этого, можно судить только по верхней фотографии.
В новой школе было одно классное помещение 33.2 кв. м с 19-тью 2-местными партами. Кроме того, была большая раздевалка и класс ручного труда. В распоряжении заведующего школой было 2 жилых комнаты, кухня и прихожая общей площадью 30.3 кв. м

В 1928 году Кирпичеву Антонину 15 лет из Низов просят освободить от школы. Родители решили отдать учиться на портниху: «Нынешний год был для нас крестьян очень тяжелый: ни хлеба, ни корма скоту, заработков посторонних не было, и нет в настоящее время».

С 1929/30 учебного года начинается 6-классное обучение при двух 2 учителях.Низы(RM F 105:275; SA Virumaa Muuseumid)


«
Низовское Правление Добровольного Пожарного Общества и Правление Культурно-Просветительного Общества «Сеятель» просят разрешить устроить в помещении школы спектакль 21 ноября 1929 года. Начало в 7 часов, окончание в 11 часов вечера.

Пред. Пожарного об-ва: Смоленский

Пред. «Сеятеля»: М. Грибов
». Отдел просвещения, по неведомой причине, не разрешает.

Но уже через полгода, когда об-во «Сеятель» попросило поставить спектакль 23 февр. 1930 в помещении училища — не препятствуют. Судя по дате, спектакль был приурочен к 24 февраля, годовщине образования Эстонской республики.

В 1930 году окончили 6 классов 5 учеников. Школа становится однокомплектной, т. е. на все 6 классов только один педагог. Чтобы как-то облегчить преподавание, 1-ый класс набирается не каждый год, а часть уроков объединяется между классами.

В 1932 году 6 классов окончили только трое. На следующий год запланированы 1, 3-5 классы. В 6 классе учатся 6 человек, их хотят отправить учиться в Нарву или Криуши. Попечительский совет просил разрешить оставить 6 класс при школе.

Георгий Венков из Усть-Черно просит освободить дочь Валентину 16 лет от посещения занятий. Обосновывает тем, что большая семья и бедность. Рядом справка: «Валентина Венкова родилась в 1916 году, метрики нет, так как в то время церковь сия была приписною к Черновской церкви Гдовского уезда».

Начальная школа в Низах. 1923 г.В первом ряду справа – Ольга Грибова(из личного архива Арно Пяристе)

В 1933/34 уч. году было 45 учеников в 1, 3, 5, 6 классах. В списке учеников 1 класса имеется Волховицкий Василий.

Прошение от родителей и Попечительского совета: «До 1930 Низовская школа была 2-комплектная, так как не доставало до 40 учеников, сейчас больше - прошу второй комплект открыть с 1 окт. 1933г. В школе есть комната для второго комплекта, а также вторая квартира для учащаго». Судя по всему, в этом отказали, обосновывая тем, что количество учеников невелико. Расходы на содержание школы в это время составляли 320 крон.

На 1935/36 уч. год в школе обучается 32 ученика, указано, что есть хор под руководством заведующего школой Шмаракова.

В 1936/37 уч. году учились 19 мальчиков и 19 девочек. В пришкольном обществе состоял достаточно большой процент — 29, а вот в скаутах - 7 и в гайдах - 5. Членами школьного кооператива записаны 13 дев. и 13 мал.

В 1937/38 уч. году в 6 классах было 43 ученика. Из окончивших школу трое поступили в Нарвскую прогимназию.
По решению Министерства образования второй комплект открыли с 1.10.1937 г. Впрочем, просуществовал он недолго и в августе 1939 был закрыт.

В 1940 году в Низовском Народном доме имени Максима Горького 9 ноября состоялся концерт. Опять же по дате несложно догадаться, что он был приурочен ко дню рождения уже новой родины.

Во время боёв в июле 1941 года здание школы сгорело, и учёбу перенесли в пустующий дом в Усть-Черно.


Учителя:

Федорова Елена Кирилова (Кириловна) 1895 - 1899 гг., окончила С.-Петербургскую Учительскую Семинарию, заработок составлял 300 руб. в год, также упомянута в "Памятной книги С-Петербургской Губернии в 1914-15 гг", 1860 гр., в 1920 году проживала в Низах;

Колокольникова Александра Владимирова 1899 - 1900 уч. год, окончила СПБ. Учительскую Земскую школу, зарплата 180 руб. в год;

Логусов Павел Степанович 1.10.1911 - 23.04.1912 гг. (предположительно), сведения о нём здесь;

Соколов Василий Аристархович - законоучитель прим. с 1900 по 1917 гг.;

Афанасьева Антонина Дмитриевна, примерно 1919? – 1920 гг.

Биографии остальных учителей на отдельной странице:
Никифоров
Семён Ермолаевич, 1920 — 1921 гг.;
Аксёнова Глафира Петровна 1.12.1920 — 1.08.1925 гг.;
Скворцов Михаил Федорович 1.08.1921 — 1.08.1929 гг.;
Горушкина Людмила Федоровна 1.08.1928 — 31.07.1930 гг.;
Шмараков
Михаил Ефимович 1.08.1929 — 1.08.1940 гг.;
Орехов
Фёдор Карпович 1.10.1937 — 1.09.1938 гг.;
Аус Тамара Константиновна 1.10.1938 — 1.08.1939 гг.;
Назаров
Александр Георгиевич 1.09.1940 — 1.10.1941 гг.;
Данилова Анастасия Герасимовна 1.09.1940 — 1.10.1941 гг.

Замещала Чувирина Пелагея в течение 1 недели в 1927 году.


Усть-Черновская школа

Некоторое время школа была и в этой деревне. Вероятно школа была основана в 1920 году, в это время её совершенно указывают отдельно от Низовской. Школа размещалась в частном доме. Во время боёв 1919 года это здание пострадало не очень сильно, требовались как везде стекла, кирпичи и плита.

Посещали в 1920 году 20 детей из Усть-Черное и почему-то 8 из Низов. Занятия начались 28 сентября. Учебных пособий и книг тогда при школе не имелось.

1922 году учительница С. Васильева докладывала: «В Усть-Черно прерваны занятия с 20 апреля по 2 мая по причине небывалого наводнения. Нижняя часть домов по всей деревне была залита водой, и занятия производить было невозможно».
После этого года в Усть-Черно школа была закрыта
, и дети стали ходить в Низы, каждый день по два раза переправляясь через реку Плюссу.


После того, как в начале войны в 1941 году школа в Низах сгорела, занятия перевели в Усть-Черное. По началу под школу заняли здание бывшего пограничного кордона. В самих Низах после прошедших боёв с жилыми домами дела обстояли неважно. И хотя школа носила название «Низовская» находилась она именно в Усть-Черно. Разумеется все учебники и библиотека были потеряны при пожаре, и первое время приходилось как-то обходиться без них.

В 1941/42 учебном году занятия посещали 25 учеников, и расходы на содержание школы составляли 300 оккупационных марки. В следующем 1942/43 уч. году было 31 ученика. Занятия в 1942 году начались на 11 дней позже, только 24 октября, из-за ремонта в помещениях классов. К этому времени уже имелось некоторое количество как учебников, так и книг в библиотеке.

Учитель Иван Ренков писал: «Извещаю, что Низовская начальная школа в 1942-43 учебный год находится в хуторском доме в дер. Уст-Черно. Дров имеется на 1 месяц... Здание нуждается в ремонте, учеба началась 24 октября.
Школьный район за шоссе, там, где был большой бой, в лесу много мин и боимся ходить за дровами
».

На следующий уч. год было 32 ученика, учитель извещал, что получают для школы керосин и гвозди для сапог.

Как и в остальных школах проходил сбор вторсырья для нужд немецкой промышленности, было собрано 10 кг макулатуры, 1,5 кг костей и 294 кг металлолома.


Учителя:

Васильева (Малевская) Серафима Михайловна, 8.03.1920 — 1.08.1922 гг.;
Реньков Иван
Алексеевич, прим. осень 1941 – 1944 гг.



Усть-Жердянка (Жердянская школа)

Основана школа была примерно в 1892 года. Сначала это была школа грамоты, а затем уже стала вспомогательной церковно-приходской школой. В 1893 году в "квартире учителя" обучалось 10 мальчиков и 2 девочки, занятия продолжались с 1 ноября по 9 апреля. В 1897/98 уч. году обучение проходили в арендованном за 11 рублей доме и в учениках было 10 мальчиков и 14 девочек. На следующий годы уроки посещали 18 мальчиков и 17 девочек, на учебники было потрачено 20 руб. На 1899/1900 уч. год помещение нанимали за 23 руб., при наличии всего 13 учеников. На учебные принадлежности тогда же выложили 25 руб. 80 коп. В 1902/03 уч. году среди учеников - 8 мальчиков и 9 девочек, занимались с 24 октября по 26 апреля в нанятом за 55 рубля доме, в эту сумму входили и расходы на отопление.

Во время войны в 1919 году школьное здание «от снарядов совершено сгорело». Школа располагалась на частной земле, своего участка земли не было. После этого учёбу перенесли в частный дом, с арендной платой 3000 марок за учебный год. Помещение было сырое, темное и совершенно не приспособленное. В наличии имелось только 7 парт.

В 25.02.1921 г. рапортуют, что «школа в Усть-Жердянке остается закрытой ввиду малого количества учащих до конца учебного года». Перерыв в работе школы начался 20 декабря 1920 года.

Как писали в докладной записке: «помещение необходимо арендовать ... дети не имея теплой одежды не в состоянии будут зимой посещать ни Круишскую, ни Б. Жердянские школу, т. к. благодаря разорения Козеской волости войной одежда какая была у кого из детей почти вся уничтожена большими пожарами». Учебные занятия начались 10 ноября.

20 февраля 1922 г. зав. школой Волков докладывал: «Кроме того, окончились тетради и другие необходимые для школы предметы. Так как семья моя, за неимением квартиры или комнаты и даже сносного угла в деревне — живет в городе ... Школа странствовала из одной избы в другую и в четвертой непрочно остановилась. Я живу уже в 5м месте.
Школы не было 3 года ...
Ученики 2го и 3го отделения требуют большой с ними работы».

В этом же 1922 году школу в Усть-Жердянке закрывают, и занятия переносятся в Большую Жердянку.


В августе 1924 года приступили к постройке школы для обеих Жердянок. И чтобы никому было не обидно, разместили на дороге между деревнями. Так как от Усть-Жердянки до школы было несколько ближе, поэтому можно считать эту новую школу преемницей старой. Здание было выстроено к сентябрю 1925 года.

Было ли где еще такое, чтобы школа была расположена не в населенном пункте, а практически в чистом поле, где до ближайшего жилья было более километра. А ведь в школе жила учительница, оставаясь на ночь совершенно одна.

Жердянка(RM F 105:276 SA Virumaa Muuseumid)

Строительство 1-этажной обошлось в 4832 крон. Имелось два класса 33.5 и 49.6 кв. метра с 12 двухместными партами. При школе имелось жильё для учителя площадью в 44.1 кв. м. Участок пришкольной земли составлял 4.475 га.
Впрочем, про новое здание было и некоторое недовольство - приходилось много топить.

Сразу по окончании стройки, поступила просьба в Школьный совет, чтобы не было 2 года подряд 1 класса в виду малочисленности. Так в 1925/26 учебном году должны пойти в школу двое, а на следующий год только трое учеников. Простое вычисление показывает, что даты рождений приходятся на смутное время 1918-19 годов.

Эта школа всегда была малочисленной, в 1925/26 годах было всего 14 учеников. При этом осенью опоздали на занятия, а весной ушли раньше в общей сложности 10 учеников.

В 1927/28 уч. году в 3 и 4 классах (1 и 2 просто не было) - 13 учащихся, 3 совсем не ходят.

Было подано прошение об открытии 5 класса при Жердянской школы, которая находится в центре волости: «необходимо при Жердянской школе в 1927/28 открыть 5 класс. Работают 2, 4 и 5 классы при одном учащем. Для общежития имеется в здании школы один свободный, сравнительно просторный класс, а в дальнейшем ... пристройка. Есть надежда, что из 20 окончивших наберется 5 чел.».

Праздничный вечер 7 января 1929 года: «Предложение» Чехов, «Разбойник» Сторошевский, ёлка детям, потом танцы до 2 ночи. Доход в пользу школы.

Как и в других школах поступали заявления об освобождении детей от школы. Алексей Журавлев из Б. Жердянка, больная жена, два сына 15 и 9 лет, самому 60. «По случаю выхода на хутор предстоит много усилий по постройке дома, хлева и гумна, а также разделывания поля из-под леса. Вследствие наводнения 3 последних годов хозяйство пришло в упадок ... Прошу освободить сына Василия от школы».

С 1930/31 уч. года школа стала 5-ти классной, всё также при одном учителе.

В центре учительница Т. Аус, рядом с ней слева сидит Ира Гладышева, дальше Пузанова Нина. В первом ряду пятая слева Тамара Минина, справа от неё Рогова Тамара. Первый в верхнем ряду справа Смирнов Женя, левее рядом Крючкова Лида. Евгения Минина во втором ряду вторая слева, а  слева от нее Корнилов.Большая Жердянка16 мая 1938(из личного архива В. Гонтарь)

Тогда подали очередное прошение, чтобы устроить в помещении школы 7 и 8 января 1932 года, т. е. на Рождество по старому стилю вечера, спектакль и танцы. Сбор предполагалось направить на бедных учеников. Поступил отказ от Школьного управления, т. к. эти дни по официальному календарю были рабочие.

1934/35 учебный год начался 8 октября 1934 года, в школе 20 учеников.

Летом 1935 года школьное здание было снаружи обшито досками.

1935/36 учеб. год, указано, что в образовательном обществе состоят 20 человек, т.е. все, а вот в скауты и гайды записалось ровно половина — 10.

1936/37 уч. год — учеников в школе 6 мальчиков и 18 девочек, имеется ученическая организация, в гайдах (девочки-скауты) — 10 и актерский кружок посещают 2 мальчика и 15 девочек.

Интерната при школе не было, впрочем, он и не был нужен, дети ходили с ближних деревень и хуторов (от Усть-Жердянки до школы 1.25 км, от Большой Жердянки - 2 км). Около школы был свой сад, там росли цветы и смородина. Рядом стояли елки. Имелся школьный музей и кооператив. В зале пожарного общества проводилась показательная игра.
Расходы на содержани
е школы составляли 856 крон в год.

В 1939/40 уч. году было 27 учащихся. У школы 1.06 га земли, из них 1.1 га (покос и выгон) у заведующего школой в аренде.

В 1941/42 уч. году расходы на содержание школы составили 304.24 оккупационных марки (в том числе 170 марок сторожу, 104.15 на отопление, 5.08 на освещение).

1942/43 уч. год, количество учеников практически не менялось - 26.

Занятия в 1943 году начались на 6 дней позднее 25 октября, из-за того, что школьный служащий был мобилизован на военные работы и школа оставалась не подготовленной к началу учебного года.

Учительница Тамара Аус 7.01.1944 писала: «Ученики отмечают Рождество по старому календарю. В Жердянскую школу пришло только двое».

11.01.1944 г. занятия прекратились из-за отсутствия дров, учительница уехала в Нарву к врачу, т. к. в квартире было очень холодно. 13 января дрова привезли, но занятия после этого продолжались только 2 недели — фронт стремительно приближался ...


Учителя:

Алексеев Иван Михайлов 1893/94 уч. год, окончил Скамейскую церковно-приходскую школу, получал за труды 25 руб. от волости и по 50 коп. с каждого учащагося (это значит 6 рублей), 1900/01 уч. г. был учителем в д. Смуравьев (вместе с братом Сергеем) и, вероятно, 1902/03 уч. г. в селе Горка;

Кочерыгин Григорий Иванов 1897 - прим. 1903 гг., окончил Черновское 2-х классное училище Юрьевскаго прихода, в 1897/98 уч.год получал 30 коп. за ученика в учебный месяц (получалось 7 руб. 20 коп. в месяц), в 1898/99 уч. году - 40 руб. в год, в 1902/03 уч. году - 80 руб. В январе 1901 года, он упоминается в метриках, как "Учитель Жердянской школы грамоты".

Биографии остальных учителей на отдельной странице:
Тупиц (Гришичева-Кельдер) Наталия Федоровна 16.09.1911 — 1.09.1917 гг., её зарплата была 30 рублей в месяц. Она под девич
ьей фамилией упоминается в "Памятной книге С.-Петергбургской Губернии 1914-15 гг.", написано с ошибкой Наталия Грижичева.
Афанасьева Антонина Дмитриевна 10.10.1920 — 20.12.1920 гг.;
Марков Петр Арсеньевич 1.02.1921 — 24.04.1921 гг.;
Волков Василий Иванович 1.08.1921 — 1.08.1922 гг.;
Вершинина (дев. Васильева) Глафира Михайловна 1.08.1925 — 1.12.1927 гг. (стала заведующей после объединения двух Жердянских школ);
Юдина Клавдия Александровна 1.02.1927 — 31.07.1927 гг.;
Аус (Богдановская) Тамара Константиновна 18.08.1927 — 1.10.1938 гг. и 1.08.1943 — 1.08.1944 гг.;
Преображенский Владимир Гаврилович 9.10.1923 — 1.08.1937 гг., вероучитель, 2 часа в неделю.
Трепова (Богдановская) Евгения Николаевна в 8.10.1938 — 1941 гг.;
Яснов Иван Григорьевич 1.10.1941 — 1.08.1943 гг.

Замещающие учителя: Цыганова Екатерина в 1923 и 1924 годах, Макарова Ольга 2 месяца в 1932 году, Орехова Надежда 2 месяца в 1938 г.


Большая Жердянка

Школа в этой деревне была образована в 1920 году, вероятно, это связано с военными событиями предыдущих двух лет. На указанный год известно, что своего здания не было, а находилась в одном доме с квартирой владельца школы. «Помещение построено для жилья и не приспособлено для школы». Занятия в том году начались 15 октября во 2 и 3 классах, посещали уроки 26 учеников. В это время учебных пособий и книг при школе не имелось.

В 8.10.1920 Вера Тараканова (Бол. Жердянка ) сдала свою квартиру под школу за 1200 марок, при условии, что отопление и освещение мирское.

Осенью 1922 года, после того, как школу в Усть-Жердянке закрыли, а учеников из неё обязали ходить в Большую Жердянку за 3 с лишним километра, учительница докладывала в Школьный отдел: «В Бол. Жердянке из-за наводнения и невозможности переправы на лошади и пешком, занятия в школе не могли производиться после пасхальных каникул по 27 апреля».

Большая Жердянка (RM F 105:60 SA Virumaa Muuseumid)

Чуть позднее от неё же поступила докладная записка: «Школа в Бол. Жердянке содержится исключительно на средства родителей учащихся и не получает никаких средств от волости, из 19 посещают лишь 15. Четверо высвобождены попечительским советом по бедности, как не имеющие средств содержать школу.
В районе бывшей Усть-Жердянской школы (где по списку - 17 уч.) на собрании родители отказались посылать детей в Б. Жердянку, из-за скверной дороги и отсутствия у многих крепкой обуви.
В данное время, когда сообщение с Усть-Жердянкой ... улучшилось, ввиду наступивших легких морозов, в школу явилось 5 учеников ... Таким образом, всего в Б. Жердянке 20 уч
.».

Ответная мера для повышения дисциплины - штрафовать за каждый пропущенный день.

В 1924 г. в школе с 1 по 3 классы учились 25 детей. 11 школьнообязанных не посещали занятия, из них 9 освобождены в виду дальнего расстояния и двое по бедности. В конце апреля этого когда 9 дней не было занятий по причине сильного наводнения.

В апреле этого года учительница писала: «выехала во время пасхальных каникул за провизией в г. Нарву, не могу попасть на место своей службы из-за сильного наводнения. Деревня Большая Жердянка залита кругом водой — сообщение с ней невозможно ни на лодке, ни пешком. По этой же причине из Усть-Жеряднки не могут попасть ...».

3 ноября 1924 состоялось родительское собрание в д. Усть-Жердянке: «О переводе школьного помещения из д. Большой Жердянки в Усть-Жердянку
обсуждали о печальном положении учащихся из Усть-Жердянке, посещающих Б. Жердянскую школу: сообщение ... очень затруднительное, особенно осенью и весной, - деревня Б. Жердянка бывает затоплена водою. Дети, у большинства которых не имеется крепкой обуви, являются в школу с мокрыми ногами ... дети часто болеют. Родители учащихся не рискуют же ввиду этого посылать их в школу в дождливые, ненастные дни и в зимние метели, но такие пропуски отражаются также на их занятиях. В нынешнем учебном году Б. Жердянскую школу посещает 11 учащихся ... Количество учащихся из д. Усть-Жердянки увеличилось бы, если бы школа находилась в д. Усть-Жердянке, так как имеются школьнообязанные которые не посещают школу за неимением крепкой обуви, чтобы ходить в д. Б. Жердянку и одна по слабости здоровья ... Ввиду этих вышеуказанных причин … постановили ходатайствовать перед Волостным Школьным Отделом о переводе школьного помещения из Большой Жердянки в Усть-Жердянку.
В д. Усть-Жердянке найдется помещение более соответствующие для школы, чем в Б. Жердянке
».

В свою очередь родители из Большой Жердянки представали свои возражения:
«
... граждане дер. Усть-Жердянка вместе с Заведующим … школой ходатайствуют о переводе школьного помещения из Большой Жердянки в Усть-Жердянку, ссылаясь на то, что детям Усть-Жердянки является затруднительным препятствием посещение ввиду 3х верстного расстояния ... Но если школа будет в Усть-Жердянке, то это затруднение должны будут принять наши дети ... Школьное помещение в дер. Б. Жердянка в полном порядке, хозяином помещение отремонтировано, исправлено и само помещение оклеино обоями ... кроме того можем добавить, что школа находится в деревне последний год так как к предстоящему 1925-26 учебному году будет готово новое школьное здание и где и будут производится занятия, тогда будет не обидно ни той ни другой деревни, т. к. новое школьное здание находится на центре расстояния между двух деревень Большая и Усть-Жердянки ...».

В 1923/24 уч. году школу не посещали 23 ученика, из них 8 по бедности, а 7 из-за наводнения. Остальные должны были посещать 4 класс Низовской школы, «но в виду наводнения и за неимением квартир в д. Низы остались дома».

В 1924/25 уч. году во 2 по 4 классах имелся 21 ученик, 5 отсутствовали и были оштрафованы. Школу закончили в этом году четверо.


Учителя:

Вершинина (дев. Васильева) Глафира Михайловна 15.10.1920 — 1.08.1925 гг. (с 1925 г. она заведующая новой объединенной школой).

Замещала её, во время отсутствия по болезни, Цыганова Екатерина в 1923 и 1925 годах примерно по 2 недели.


Ссылка на альбом с фотографиями и документами

Школы Принаровья



Написано на основании изучения архивных дел из Эстонского Государственного Архива в Таллине (Eesti Riigiarhiiv - ERA). Большую помощь оказали "Отчеты земской управы Гдовского уезда" разных лет. Архивная разработка и текст - Дроздик О.А.