1939 - 1944 годы

Этот период был насыщенный самыми драматическими и трагическими событиями в жизни принаровцев. Стремительная смена власти, то что еще вчера было черным, стало белым. Через год новый поворот событий и опять всё поменялось "с ног на голову". Все эти перемены весьма круто прошлись по людским судьбам.

Вторая Мировая война вызвала в Эстонии исключительно трудное положение. В сентябре 1939 г. стали поговаривать о необходимости улучшения отношений с великим восточным соседом. Как явствует из донесения К. Н. Никитина, 15 сентября 1939 г. из авторитетных источников ему стало известно, что правительство Эстонии «уже согласилось уступить часть пограничной линии до реки Наровы, населенной русскими, Советскому Союзу, но дальше этого не пустят и будут защищаться до последней капли крови». А через десять дней заместитель 
народного комиссара внутренних дел СССР И. И. Масленников докладывал Ворошилову, что «трудовое крестьянство эстонских пограничных сел высказывает симпатии к СССР и выражает желание о присоединении Эстонии к Советскому Союзу».

После заключенного в Москве
28.09.1939 г. Договора о взаимопомощи, 18 октября начался ввод в Эстонию частей Красной Армии - 65-го особого стрелкового корпуса комдива А. Тюрина и Особой группы ВВС общей численностью 21 347 человек, 78 орудий, 283 танка, 54 бронеавтомобиля, 1950 транспортных машин. На границе советские войска встретили представители высшего эстонского командования. После взаимных приветствий оркестры исполнили с советской стороны «Интернационал», с эстонской — национальный гимн Эстонии.
С этим связано предание, которое рассказывал дедушка автора сайта. Он вёз дрова в Нарву на Кренгольмскую мануфактуру. Однако, из-за ввода войск он задержался с поставкой. Вероятно, был наведен понтонный мост через Нарову выше по течению. Когда все же поставка была выполнена, он явился за расчетом к управляющему, но тот заявил, что платить не будет из-за задержки с поставкой. На возражения о форс-мажоре, он заявил: "Мол, иди к советским военным и с них денег требуй". Тогда направились к военному (советскому) коменданту г. Нарвы, которому и изложили суть проблемы, дескать, пострадали из-за вас. Комендант же сказал: "Передай управляющему, что я прошу заплатить, а иначе он в первых рядах будет отправлен в Сибирь". Финансовый вопрос был моментально улажен.
7 ноября 1939 г. в концертном зале "Эстония" состоялся Акт-концерт, посвященный 22-летней годовщине революции, на котором в частности присутствовали главнокомандующий Лайдонер, премьер-министр Улуотс и министр иностранных дел Пийп.

17 июня 1940 г. в Эстонию были введены дополнительные советские войска, общей численностью около 90000 бойцов. 14-15 июля 1940 года в республике началась выборная кампания, в ходе которой переизбирался высший законодательный орган власти этой страны —  Государственная Дума. Новый и вполне законно избранный высший орган государственной власти 21 июля провозгласил свою страну советской социалистической республикой и попросил о присоединении к Советскому Союзу. 6 августа было решение 7-й сессии Верховн
ого Совета о создании ЭССР. Весьма интересна участь армии Эстонии. По приказу наркома обороны Тимошенко от 17 августа 1940 г., «Существующие армии в Эстонской республике, ... сохранить... сроком на 1 год..., преобразовав каждую армию в стрелковый территориальный корпус. Корпусам присвоить наименование: Эстонскому корпусу — 22-й стрелковый корпус...». Численность корпуса «по действующим штатам Красной Армии» должна была составлять более 15 тыс. человек. 7 сентября 1940 г. все граждане Эстонии были признаны гражданами СССР.

Эти процессы весьма восторженно приветствовались большинством жителей Принаровья. Проходили митинги в поддержку Советской власти. Все они надеялись на улучшение жизни и освобождение от влияния Таллина. Активная эстонизация всей жизни, не могла не вызвать отторжение у русских и потому присоединение к СССР воспринимался как спасение.

Выдержки из донесений советских пограничников: "23 июня с. г. в 16.10 против участка
советской границы 4-й заставы Гдовского пограничного отряда к линии советско-эстонской границы от дер. Радовель подошло 50 эстонских граждан, в том числе 3 эстонских пограничника, которые стали кричать: «Давайте вашего комиссара, хотим разговаривать!». К 18.00 эта толпа увеличилась до 1000 человек, прибывших из пограничных деревень Эстонии: Кондуши, Большая и Малая Мокредь, Заборовье, Скорятина Гора и др. с красными флагами и лозунгами: «Привет Советскому Союзу от рабочих и крестьян!», «Примите нас к себе, быстрее открывайте границу!», «Да здравствует мирная политика Советского Союза!»... Собравшиеся выработали резолюцию с просьбой о присоединении к СССР населенных пунктов Эстонии — Сыренец, Кондуши, Радовель, Омут, Скорятина Гора. К прибывшим на участок 4-й заставы к месту сбора военкому комендатуры политруку Ситникову и заместителю коменданта капитану Галактионову демонстранты обратились с просьбой принять их резолюцию и открыть митинг на границе. Когда в этом было отказано, демонстранты подошли к проволочному заграждению на линии границы и стали протягивать руки для пожатий. На предложение границу не нарушать демонстранты отошли, построились в колонну и в 18.50 организованным порядком с советскими песнями ушли в направлении дер. Радовель — Кондуши... 30 июня 1940 г. в Эстонии в дер. Сыренец Везенбергского уезда пограничного округа в связи с предполагаемым прибытием представителя эстонского правительства состоится митинг у советской границы населения Сыренецкой и Скорятинской волостей. Бывшие члены левого профсоюзного движения (разгромленного в 1937 г.) Тамм И. Т., Тумалевич Н. Е., учителя местных школ Рандин, Васильев 27 июня 1940 г. на собрании населения Скорятинской волости выработали следующие требования:
1) присоединение Эстонии к СССР;
2) в противном случае включение в состав правительства представителей от русского населения;
3) исключить в школах преподавание религии;
4) бесплатное обучение детей и т. д.
Население решило 30 июня 1940 г. организовать шествие к госгранице и приветствовать СССР...".

Об этом же митинге пишет Рацевич и написана заметка в газете. Именно участие в этом мероприятие станет позднее при немецкой оккупации одним из главных поводов для преследования и арестов со стороны эстонской политической полиции.

Государственная граница Эстонии по побережью Балтийского моря и Финского залива, включая острова Даго и Эзель, с 26 июля 1940 г. была принята под охрану пограничными войсками НКВД. В тоже время граница между теперь уже союзными республиками Эстония и Российская федерация никуда не делась. Её всё так же охраняли со стороны СССР, проход был возможен только по пропускам.

Одним из первых действий новой власти, стало закрытие всех культурно-просветительных обществ, как не вписывающихся в советскую систему. Произошла замена всех должностных лиц. Некоторые из неугодных, "старорежимных" учителей лишились своих мест. Наиболее активная молодёжь вступили в комсомол. Комсомольские ячейки образовались практически во всех деревнях. Так как в Нарве на Кренгольмских фабриках появилось много заказов, то потребовалось большое количество рабочих рук. Именно в это время многие принаровцы и, в первую очередь молодёжь, перебрались жить в город Нарву.

Коллективизация 
до войны успела пройти только в отдельных деревнях. Известно об образовании колхоза "Новый путь" в дер. Радовель, агитация в этом направлении велась, но пока не очень активная. Большее распространение получили ТОЗы - товарищество по обработки земли, это было некое подобие мини-колхоза. В Большой Жердянке объединились 6 хозяйств, в Усть-Черно - 16, Втроя - 12, Кондуши - 6, Кукин берег - 6, Темницы, Верхнее Село, а в Сыренце работала сельхозартель "Победа Социализма". Достаточно успешным было создание сапожных артелей в Сыренце ("Красный сапог"), Скамье ("Красная звезда") и Ямах ("Красный кустарь"), а также рыбацкого кооператива в Сыренце. Впрочем кооперация коснулась очень небольшую часть жителей, в военном билете времен войны у дедушки автора сайта, так и осталась довольно странная для советского времени запись "крестьянин-единоличник".
Весной-летом 1941 году были арестованы и сосланы некоторые из принаровцев. Принцип подбора был не понятен и скорее всего главную роль играл фактор оговоров со стороны односельчан, скопивших обиды на кого-то из соседей. Точно можно сказать, что это не носило массовый характер, удалось насчитать 37 человека, чьим местом рождения была волости Васкнарва, Рая и Пиири. Впрочем, это только цифра, а за каждой стоит чья-то человеческая судьба, тем более, что 16 из них были приговорены к смерти (Барыгин И.И., Беккер Б.К., Фролов А.И., Горшанов И.Н., Конт И.М., Кутузов С.Ф, Латт К.И., Махов Д.П., Махов П.С., Марков А.А., Нуут А.Я., Парма Й.Я., Селезнёв И.Д., Щербаков В.Н., Зетков Н.В., Тупиц Н.Я.). Под понятие "кулак", которое бытовало в СССР, попадало большинство тогдашнего сельского населения Принаровья.
Некоторое представление о той жизни можно почерпнуть из подборки вырезок газеты "Советская деревня" и газеты "Рабочая Правда".



  


Начавшаяся 22 июня 1941 года Великая Отечественная война очень быстро докатилась до Принаровья. Немецкие войска столь стремительно наступали
восточнее Чудского озера через Гдов, что в Принаровье успели провести очень ограниченную мобилизацию. В Советскую Армию попали, главным образом, те, кто жил на тот момент в Нарве. Зато успели отмобилизовать лошадей, хотя и не всех, а только некоторое количество от каждой деревни. Согласно приведенной справа немецкой оперативной карте, датированной 15.07.1941 г., до Наровы части вермахта еще не дошли. На советской оперативной карте от 17.07.41 г. показаны стрелковые полки, занимающие оборону на рубеже дер. Скамья - оз. Самро 546 и 553  (однако если судить по линии обороны, Скамья и Васкнарва уже были отданы врагу). Есть свидетельство, что еще 17-го в Васкнарву заходили суда Чудской флотилии. 19 июля в 9.30 Пост воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) №27054 доложил, что со стороны Чудского озера к Скамье подошла группа из примерно 50 немецких солдат, которые расположились в вырытых ранее окопах. Оттуда они обстреляли жителей Васкнарвы  В 16.30 к ним прибыло подкрепление, а в 16.50, по сообщению всё того поста, в Скамью вошла рота Нарвского мотобатальона, которая вступила в бой с немцами. Результат этого боя остался неизвестным, во всяком случае, никто из старожилов ни о каком боестолкновении в Скамье не вспоминал. Таким образом, можно достаточно точно утверждать, что именно 19 июля началась немецкая оккупация Принаровья. Примечательно, что для эвакуации советских войск с западного берега на восточный заранее были наведены наплавные мосты около Скамьи, Омута и Криушей, которые впрочем не пригодились и их пришлось поспешно разбирать. Двигались немецкие войска вдоль основных дорог и, так как Принаровье было несколько в стороне, фактическая оккупация принаровских деревень началась позднее. Имеются воспоминания о бое 18 июля в районе дер. Низы. В результате часть этой деревни, а также соседней деревни Усть-Черно, сгорели, в том числе и здание школы. 20 июля, согласно оперативной карты, немецкие войска вышли к реке Нарова в том месте, где в неё впадает Плюсса. Дальше с ходу им продвинуться не удалось из-за отчаянно сопротивлявшихся отрядов моряков, солдат 559 стрелк. полка и народного ополчения. Линия обороны прошла часть по рекам Плюсса и Пята. Под ударами советских войск и при поддержке морской авиации противник понес потери немцам у Долгой Нивы, Карьяти, Омути (согласно воспоминаний адмирала Трибуца) и их наступление было на некоторое время приостановлено. Эффективность бомбардировки была призрачная, от действий советской авиации сгорела значительная часть деревни Кондуши (в то время еще не занятой немцами). 17 августа была захвачена Нарва и немецкие войска продолжили наступление на Ленинград. В этих числах немцами был занят и левый берег по реке Нарове, но до этого Васкнарва и Ямы успели частично пострадать от обстрела немецкой артиллерии.
События того времени очень пронзительно описал Юхан Пээгел "Я погиб в первое военное лето".


Сразу после прихода немцев начались аресты тех, кто особенно ярко успел себя проявить за недолгий период Советской власти. В период с 9.09.1941 г. по 15.01.1942 г. были казнены 12 уроженцев Принаровья. Правда большинство из них уже жили в это время в Нарве - Орлов А.М., Орлов И.М., Заутин И.А., Волков Е.А., Гладышев С.Е., Туви П.А., все, кроме последнего, он из волости Рая, были родом с Васкнарвской волости. Кустов А.К. - жил в Раквере, родом из Кондушь, Барыгин П.И. и Бояров К. - жили на момент ареста в Валлисаре, первый из волости Пиире, второй - Рая. Четверо казненных так и остались деревенскими жителями: Бобров А.Л. и Рассадкин Я.С. из Усть-Черное (о них подробнее на этой странице), Грузнов Ф.Е. из Заборовья и Голубев Николай из Темницы. Позднее 9.02.1943 г. смертный приговор был приведен в отношении Лупанову А.В. из Ям. Также в 1943 году расстреляли Журавлёва Ф.А.
Еще про один драматический эпизод военного времени, связанный с Руфиной Тайновой и Александром Тайновым из Переволока, можно прочитать на этой странице.
Вряд ли приведённый выше список казненных полный, пока это все, чья судьба подтверждена архивными документами.
Значительно большее количество народу подверглось наказанию в виде отбывания различного срока в Трудовых лагерях. Дела этих людей вела Эстонская Политическая полиция и основанием для ареста служило участие в выше указанной демонстрации и митингах или просто сочувствие Советской власти и её армии. Наказание назначала тройка из высших полицейских чинов, никакого суда с защитой и обвинением, даже формального не было. Затем дело и резолюцию переводили на немецкий и отсылали в Ревель (так в эти годы именовался Таллин). Немецкий офицер СД утверждал приговор, хотя была не редкость, когда он смягчал наказание. Обычно срок составлял от 3 месяцев до 2 лет, иногда ограничивались тем, что человек пробыл в тюрьме во время следствиям. Однако для особо ярых деятелей назначался арест "на неопределенное время" или "до конца войны". Удалось насчитать более 50 имен людей, которые были направлены в Трудовые лагеря (почти наверняка, что имеющиеся данные не полные).

Но в целом в
ремя немецкой оккупации не нанесло очень большого ущерба Принаровью, которое продолжало оставаться территорией Эстонии. Были поставки продовольствия для немецкой армии
, за этим строго следили и могли наказать арестом за невыполнение норм. За продукты рассчитывались оккупационными рейхсмарками, расценки устанавливались властями и вряд ли были справедливыми по отношению к крестьянам. Продовольствие забирали и партизаны, которые в свою очередь "расплачивались" расписками (эти записки после войны имели силу и их можно было предъявлять в зачет сельхозналогов). Имели место и расстрелы партизан, и сочувствующих им. (Про один из таких случаев можно прочитать в "Трагедия в селе Скамья"). Были немало тех, кого мобилизовали в немецкую армию, и те, кто служил в полицаях, или как их называли "белоповязочники". (Немного, но какие-то отрывочные сведения о том времени можно почерпнуть из газеты "Новое Время").



Еще летом 1943 года немецкие военные приступили к строительству оборонительного рубежа на левом берегу реки Нарова. Работы велись силами военнопленных, немецких штрафников, также привлекалось и местное население. В районе Криуши-Долгая Нива-Пустой Конец на правом берегу было оборудовано так называемый предмостный опорный пункт, который занимал по фронту 3 км и в глубину - 1,5 км. Здесь вдоль переднего края проходило несколько рядов проволочного заграждения. На расстоянии 150-200 м от него были сооружены дзоты. Промежутки между опорными пунктами были заминированы. Вся эта линия обороны по реке Нарова носила громкое название "Пантера".

31 января 1944 г. генерал-лейтенант Erich Hoffmann командующий 207 дивизией (под кодовым названием "Roboter") был отдан приказ, по которому были сожжены все деревни на правом берегу реки (уцелели лишь несколько отдельных хуторов, находящихся в стороне от реки). 2 февраля отступающими немцами были взорваны церкви в Ольгином Кресте и Скамье. Спустя несколько дней были выселены из своих домов также и жители левобережья. Об этих днях можно прочитать практически во всех воспоминаниях на страницах данного сайта. Выдержка из письма, сохранившегося в архиве, заведующего школы в Омуте И. Елёхина, которое он писал 10.2.44 г. в адрес Управления школ: "... начальная школа в Омуте закончила свою деятельность 31 января, в виду приказа со стороны военных. Все жители из деревни Омут были эвакуированы и 1 февраля школа и все дома в деревне Омут были по приказу военных сожжены. Школьный архив перевез в Кунигакюла. Дальнейшая перевозка невозможна, так как военные не дают для этого лошадей..." В письмах других учителей написано, что на сборы было дано всего лишь 2 часа.
Это было очень тяжелое время для жителей прибрежных деревень, пожалуй, самое трагическое за их многовековую историю - им пришлось оставить родные места и бросить большую часть нажитого имущества. Населению давалось всего лишь два часа для сбора вещей. А много ли из нажитого можно собрать за столь короткое время и увезти на одних санях! Очень многое из вещей было брошено или закопано. Есть свидетельства, что не обошлось без трагических эпизодов, когда при выселении были единичные расстрелы мирного населения. Некоторые сумели спрятаться в лесу и дождаться прихода Советской Армии. Потом они жили по родственникам или чужим углам вдали от фронта на территории Ленинградской области. Для многих мужчин подходящего призывного возраста на этом война не закончилась - они пополнили ряды Эстонского стрелкового корпуса. В их числе был и дедушка автора сайта, которому довелось принять участия в жесточайших боях на острове Сааремаа, в частности, на полуострове Сырве. Большая часть вынужденно ушли на левый берег и дальше вглубь Эстонии. Для них мучительное скитание по эстонским хуторам и оккупация продлились ещё не один месяц. Были такие, кого отправил на принудительные работы в Германию. Для некоторых из деревень эти события стали не поправимыми - они не смогли возродиться после войны. 

В результате Ленинградской наступательной операции, согласно сводке Совинформбюро 3 февраля 1944 года Совет
ск
ие войска освободили город Сланцы, деревню Суур-Жердянка и подошли к реке Нарова. (По другим данным передовые подразделения вышли к реке уже 1 февраля, к вечеру 2-го овладели дер. Вяски на левом берегу). По воспоминаниям пехота сходу форсировала Нарову по льду в районе Коссари. 6 февраля восточный берег был освобожден от немцев, кроме территорий около Ивангорода и небольшого участка в районе Криуши, последняя была отвоевана 2-й ударной армией к 19 февраля. Статья в "Комсомольской Правде" от марта 1944 года, посвящена одним из тех, кто первыми вступил на левый берег Наровы. Званием Героя Советского Союза за успешное форсирование реки Наровы в районе Скарятина Гора 11 февраля был удостоен Оргин К. П., в этот же день, но за переправу около деревни Долгая Нива был также награжден Кипоть И. С., за бои на плацдарме  высокой награды были удостоены Борисенко В. А., Казамов (Козомазов) М. И., Горбач М. М. 13 февраля при преодолении этой же реки погиб поэт Георгий Суворов.  На западном берегу, советские войска вышли к станции Аувере, перерезав железную дорогу Таллин-Нарва. Впервые об этом плацдарме 35 км по фронту и 15 км в глубину Совинформбюро упоминает 1 марта с отсылкой на несколько дней назад. В конце марта, начале апреля немцы предприняли мощнейшее наступление, целью которого была ликвидация советского плацдарма. Был момент, когда казалось, что это им уже удалось. Ценой невероятных усилий и огромных потерь Красной армии удалось отстоять территорию, правда участок железной дороги отбить назад уже не получилось. Жесточайшие бои на этом участке фронта с постоянными атаками с то одной, то другой стороны продолжались до сентября (немецкий пропагандистский ролик на эту тему).


Имелись свидетельства о сильном бое за Верхнесельский остров (Пермискюла) в начале февраля. На правом берегу, напротив острова, установлен монумент в память об этом бое. Упоминаются и другие попытки закрепиться на левом берегу в верхнем течении Наровы. Известно о небольшом плацдарме в районе Ямы - Кароль, впрочем он просуществовал недолго.
Вероятно именно им командовал подполковник И. А. Харичев, который погиб там же в одной из контратак.
Неподалеку от деревни Переволок в братской могиле, согласно Мемориала (там место обычно обозначено как Суур-Переволок), было захоронено 20 советских солдат и офицеров погибших в феврале-августе 1944 года, из них 13 человек погибли с 08.02 по 12.02, преимущественно 11-го числа. Еще 9 человек были погребены в различных местах в окрестностях Дюк-Переволока. Позднее в 1955 г., все они были с почестями перезахоронены в г. Сланцы. Всего же в 1944 году в Принаровье погибло примерно 100 тысяч советских солдат и офицеров.

Несколько слов об "эстонских защитниках": верхняя часть линии обороны по Нарове считалась не опасной для атак Красной армии и там дислоцировался эстонский батальон. Эстонские части в отличие от немецких или более того даже СС дивизий под Нарвой были бедны и в вооружении, и в быту. Оружие было трофейное, вразнобой (русские, немецкие, французские, итальянские винтовки). Небольшой плацдарм в районе Кароли захватила рота 147 сп (об этом есть упоминания в книгах и в воспоминаниях Шувалова), но Советскую армию здесь эстонцы смогли остановить и перебили почти всех солдат.
К лету 30-ый полицейский батальон в районе Васкнарва-Яма-Кароли сменили части 3-го пограничного эстонского полка, cформированного из эстонцев, проживающих в Пярну, Вильянди, Сааремаа и Хаапсалу. К переходу из Тудулинна в Ямы в полку выдали часть новых миномётов, 10 грузовых и 6 обычных машин. Некоторые были вооружены модными СТГ-44 (огромная редкость для Эстонии). Полицейский 30-ый батальон в районе Пермискюла летом сменил 6-ой эстонский полк (из мужчин Пярну и Килинги-Нымме). В эстонском полку к тому времени было от 1000 до 2000 человек из-за недостатка обмундирования и оружия. Зачастую солдаты сами искали себе оружие. О тяжелом оружии говорить не приходится. Пулеметы были тоже со времен 1 мировой: Кольт, Максим, МАС. В Пермискюла были сильные бои на острове и оттуда живыми удалось уйти примерно десятку эстонцев. Оборону
острова Пермискюла (Верхнесельский остров) держал один из самых недисциплинированных батальонов
эстонцев. На острове было 2 наблюдательных пункта для слежки за русскими на правом берегу. (2. pataljon asus kaitsele Narva jões asunud Permisküla saarele. 11. juulil vallutasid punaüksused saare ja saarelt pääses ainult kolm meest). 11 июля русские уничтожили там более 300 человек. Но на берегу Советская армия не смогла развить успех и отступила, так как там немецкая артиллерия стреляла с возвышенностей в лесу. Правда, согласно другим источникам это событие было на месяц позже - 11 августа.

Мощная оборонительная линия "Танненберг" протянулась от Финского залива до Чудского озера и имела три оборонительные полосы общей глубиной 25—30 км. Как правило, главная полоса основных оборонительных рубежей, состояла из двух-трех позиций. Первая позиция имела две-три траншеи с развитой сетью ходов сообщения. Впереди рубежа — проволочные заграждения и минные поля. Вторая позиция — в 2—4 км от первой, а третья — на таком же расстоянии от второй. Позиции состояли из одной-двух траншей. В 5—10 км позади главной полосы готовилась еще одна — тыловая полоса. Между основными оборонительными линиями немецкое командование создавало, главным образом, силами штрафных частей и местного населения, промежуточные рубежи. На участке Сиргала, Городенка, ввиду крайней заболоченности местности, оборона была построена в виде отдельных узлов сопротивления и опорных пунктов на узлах дорог и перекрестках просек. На участке Городенка - Ээсти-Переволока немцы строили оборону непосредственно на берегу р. Нарва. Здесь была вырыта траншея полного профиля с ходами сообщения в глубину, усиленная дзотами. Впереди траншеи были установлены проволочные заграждения и рогатки; дзоты и жилые землянки располагались в 30–40 м от траншеи и соединялись с ней ходами сообщения.
На участке Ээсти-Переволока - Васкнарва траншеи были отрыты только на отдельных участках. Особое внимание немцы придавали прикрытию дорог в районах Яма и Васкнарва.

В районе Усть-Жердянки и Криуши были построены два моста через которые шло снабжение войск, находившихся на Аувереском плацдарме. Кроме того, имелись 6 понтонных переправ в неустановленных местах.

В итоге спланированного наступления Нарва была освобождена
26 июля 1944 года. Все перипетии боев подробно описаны в книге Кривошеева и Костина "Битва за Нарву". Заинтересованным можно также прочитать книгу Паульмана "От Нарвы до Сырве" и статью В. Аристова. Дальнейшее же продвижение вглубь Эстонии захлебнулось у высот Синимяэ.

В сентябре, всего за несколько дней до начала наступления, 
2-й ударная армия генерал-лейтенанта И. И. Федюнинского находилась за Чудским озером. Однако благодаря смелому маневру за пол месяца удалось переправить на подручных средствах через Теплое озеро в районе Mehukoorma более 100 тыс. человек, 1000 орудий и развернуть наступление на север и северо-запад. Опасаясь окружения, немецкое командование было вынуждено начать отвод своих войск с нарвского плацдарма вечером 18 сентября, и таким образом была освобождена полностью левобережная часть Наровы.

Восемь долгих месяцев река в верхнем течении Наровы была линией, разделяющей противоборствующие стороны. И через несколько десятилетий после Победы на обоих берегах реки можно было легко обнаружить следы той прошедшей войны. Остатки окопов, блиндажей, гильзы, а иногда и целые патроны, минометные мины и снаряды -  всё это в изобилии имелось, да и сейчас иногда встречается в Принаровье. Рассказывали, что после войны было очень тяжело пилить деревья, они были буквально нашпигованы осколками за которые цеплялись и тупились пилы.


Принаровье, конкретнее деревня Дюк-Переволок - это место рождения Героя Советского Союза Башманова Ивана Андреевича.


Согласно постановления Президиума Верховного Совета от 24 ноября 1944 года Российской Федераци были возвращены исконно русские земли правобережного Принаровья. Решением Леноблисполкома от 9 апреля 1945 года на этой территории были образованы Загривский и Плюсский сельсоветы Сланцевского района Ленинградской области. В состав Загривского сельсовета вошли населенные пункты: деревни Втроя, Радовель, Скамья, Омут, Кукин Берег, Переволок, Кондуши, Куричек, Мокреди, Загривье, Степановщина - протокол исполкома райсовета от 31 марта 1945 года
. Река Нарова, в который раз в своей истории, стала пограничной рекой, впрочем, до 1992 года достаточно формально, а после и по настоящее время уже фактически.

О военных и послевоенных годах можно почитать в воспоминаниях здесь и здесь.