Степановщина

В Псковских писцовых книгах 1585-87 гг. эта деревня упоминается под именем Приречье: "За вдовою за Акилиною за Офонасьевскою женою Забелина да за сыном ее за Данилом дрв. Приречье блиско реки Наровы, да 6 пустошей, да четверть пустоши". Почему Приречье и Степановщина -- это два названия одной и той же деревни? На плане 1786 года земель, принадлежащих церкви в Ольгином Кресте, южная граница обозначена "Земля Деревни приречья апо крестьянскому званию степановщина Владения колежскаго Асесора матвея Герасимова сына Забилина". О том же говорит и более поздний документ XVIII века: "Приречье, деревня Степановщина тоже, подпоручицы Марьи Федотовны Забелиной". Первоначально наименование было всё-таки Приречье, но со временем вошло в обиход простонародной имя -- Степановщина, еще иногда был вариант, как Стефановщина. В итоге, "победило" народное имя, которое и закрепилось за этим населённым пунктом в том числе на картах и в официальных документах..

Некоторые статистические сведения о деревне: 1793 год - 3 двора, 20 душ мужского и 15 женского пола (владелец Матфей Герасимович Забелин), 1805 год - те же 3 двора 17 мужчин и 21 женщина (владелица Мария Федоровна Забелина), 1837 год - все так же 3 двора, 16 мужчин и 20 женщин,  в 1851 году уже 6 дворов, 15 душ мужского пола и 14 женского, в 1862 году — 5 дворов, 18 душ мужского пола и 26 женского пола. В 1899 г. в деревне насчитывалось 8 дворов, в которых жили 21 женщина и 29 мужчин. В 1922 году имелось уже 15 дворов и всего 75 жителей обоего пола (по данным автора сайта -- 63). Фамилии селян, населявших тогда деревню: Кузнецов, Баронов, Быстров, Голубев, Клубницын, Андреев, Белов, Смирнов, Колосов, Пухов, Барсуков.

Своей школы в деревне никогда не было, сначала дети ходили в школу в Ольгин Крест, а после того как её перенесли в Скарятину, посещали в деревне Омут.

В настоящее время деревня заселена, по данным на 2011 год числиться 98 жителей и 24 дома.


Конкордия Вихрова-Раттик "По обеим сторонам Наровы":

Деревня Степановщина (на карте) расположена на высокой круче, у подножья Ильиной горы. В 30-ые годы здесь проживало не более 50 человек, а в деревне было 13 домов. В прошлом деревня бедная, бобыльская. В крепостное время жители обслуживали «двор» помещика. Первоначально это место, где стоит деревня называлось Приречным. В верхнем конце деревни, на Ильиной горе — многократное захоронение. О чём свидетельствуют обнаруженные здесь находки: скелеты людей, монеты разных времен, серебряный перстень с короной, без пробы, ладанки: одна серебряная, другая из алюминия с изображением Сергея Радонежского, крестик, обереги из металла в виде солнца. Лет 10 назад во время наводнения водой были выплеснуты орудия труда: каменная палица и долото. 

https://lh3.googleusercontent.com/GOBGnNXw_yyt7t5i5DH6F0EpPN9aUxu8CA-NcsLODAKFxf7dOgvl5B3QEZ8C1GdPdRB664tNbWWkR1lx5r9_3IMQP_5mJx5gKmgVMSXIXa1TddMwp6jVOJvO0RpUnUoFdZDpX7O2-K4=w2400

В нижнем конце деревни Степановщины сохранились две липы, высотой более 15 метров, с обхватом в 2 метра. Такие липы можно увидеть у входа в дворянские усадьбы. Липа — дерево любви, преданности. Согласно народному преданию, название деревни происходит от имени Степана. Якобы молодой, вольнолюбивый барин назвал Степаном внебрачного сына. Другое предание добавляет, что в те времена здесь родились и росли очень красивые девушки, не то польки, не то русские. В народе эту деревню называли Краковым, возможно в честь одноимённого города в Польше.

После I мировой войны на мызе помещика работали пленные австрийцы, поляки, венгры, которые учили местную молодежь играть на струнных музыкальных инструментах. «Балалайку и гитару и до пленных степановские любили, - рассказывают старые люди 50-х годов, - а вот скрипки изготовлять со струнами из конского волоса, научили австрийцы — австрияки». Маленькая деревенька Степановщина и сейчас утопает в зелени, как и многие Принаровские селения. У каждого дома — деревцо. Здесь растут липы, дубы, ясени, голубые ели, каштаны, берёзки и клёны. Теперь по соседству со старыми липами растёт девятиствольная рябина. «Весной как невеста в белом цвету. Весной, летом и осенью деревья украшают деревню, заслоняют от палящего солнца, а зимой и поздней осенью в бурю и непогоду защищают деревушку её невысокие домики от ветров «с гнилой стороны», т.е. от юго-западных, дующих со стороны Чудского озера, как правило, эти ветры дуют вместе с дождями и слякотью.

Бобыльская деревня в прошлом, несмотря на бедность, в очень трудные годы выпестовала учителя — Смирнова Василия Прокофьевича, который долгое время работал в бывшей деревне Скарятина.

Не имея земельных наделов, жители этой деревни вынуждены были уходить на «отходные промыслы» за реку, т.е. На левый берег, где работали на сезонных работах у богатых крестьян. Девушки уходили в прислуги к самостоятельным людям в Таллин, Нарву. Получить постоянную работу на фабрике — считалось за счастье."

Еще некоторые воспоминания Вихровой-Раттик, из её беседы с В.Будько: "Раньше затопляло Степановщину каждый год. Вода по главному руслу не шла, а по маленькой речке и оттуда с полной силой прямо на Степановшину. Сначала лед собирался на дне, образовывался затор, и вода поднималась. Тут был заливной берег. Доходила река, когда большая вода там, где начинается Зверинца и обходила кругом...
Примечательность Ильиной горы, это синяя глина, что означает очень древнею породу. Когда немцы отступали, они срыли несколько метров горы, чтобы она не была слишком высокой и русские не могли просматривать ту стороны реки. Она была примерно на 6 метров выше.



Выдержки из статьи А. Прыгунова, газета "Знамя Труда" 12.03.2010 г.:

В 20 км от Сланцев на красивейшей р.Нарове, на высоком холме, раскинулась небольшая деревенька Степановщина Загривского сельского поселения - овеяна легендами и преданиями...

По переписи 1838 года д.Степановщина принадлежала помещице Забелиной и проживало в ней 17 мужчин и 24 женщины. В нижнем конце деревни сохранилась 20-метровая липа (вторая засохла), по-видимому, здесь стояла дворянская усадьба госпожи Забелиной. Деревня, как и раньше, обслуживала усадьбу (мызу), находилась она, где раньше стоял скотный двор Великого князя Константина Николаевича (1827-1892). Многие деревни Принаровья в то время принадлежали царскому двору. В 1885 году Вел. князь Константин Николаевич продает эту усадьбу купцам Громовым из Скамьи за 4000 рублей, а деньги отдаёт на пристройку придела в честь Св.Ольги у церкви Николая Угодника, что на правом берегу р.Наровы.

В первую мировую войну на восточном берегу Наровы проходили оборонительные рубежи русской армии. При рытье окопов из траншей было извлечено большое количество скелетов. Груды камней по дороге от Ольгиного Креста в сторону д.Степановщины свидетельствуют о существовании древних сооружений. Здесь находили кольца и старинные монеты, бронзовый перстень с изображением крылатого коня. После I мировой войны на усадьбе (мызе) – купцов Громовых работали военнопленные австрийцы, поляки, венгры, которые пилили лес и сплавляли его по Громовской канаве к реке Нарове. Затем его грузили на баржи и отправляли в г.Нарву. Усадьбой управлял лесник или управляющий Громова.

В гражданскую войну, в конце апреля 1919 года, на правобережье р.Наровы была сформирована бригада полковника Георга. Переправившись через р.Нарову из Эстонии, она расположилась к югу от города Нарвы и занимала дер.Усть-Жердянка, Криуши, Омут, Степановщину, Скарятину Гору, Большое и Малое Загривье, Кондуши, Радовель и Заборовье. Южнее в деревнях Скамьи и Сыренца (Васк-Нарва) стоял Балтийский полк полковника Фон Вейс Константина Александровича (1877-1959 гг.). Штаб командующего Северо-Западного корпуса был на левом берегу Наровы, в Князь Селе (Кунингакюла), командовал этим корпусом генерал-майор Родзянко А.П. (1879-1970 гг.). В дер. Степановщина до 13 мая 1919 года стоял Волынский полк. Сформирован он был ещё в 1918 году во Пскове. Насчитывалось в полку 200 человек, среди них 89 офицеров (почти все из крестьянского сословия). Командовал полком полковник Д.Р. Ветренко. Местный житель Степановщины Март Анкру рассказал, что его дед служил в этом полку, весной 1919 г.

16-29 декабря 1919 г. Северо-Западная армия от г.Нарвы до д.Скамья, под напором 7-й и 16-й армий красных отступила за р.Нарову в Эстонию. 22 января 1920 г. она прекратила своё существование...

В Эстонский период (1920-1940 гг.) в Степановщине было 13 домов и проживало около 60 чел. Жители деревни жили неплохо, в каждом хозяйстве по одной-две коровы, имелись овцы, свиньи, птица. При домах небольшие приусадебные участки. Но некоторые жители уходили на заработки в Таллин, а девушки - в Нарву на фабрику. В 1937 году на «Ильиной горе» стоял каменный крест со следами истёртой надписи, но местный житель Степановщины использовал его под фундамент своего дома. На этот же холм в 1938 году летом приезжали студенты из Тартуского университета и во время раскопок древнего холма обнаружили старинное кладбище со множеством человеческих скелетов. Здесь же находили бронзовые браслеты относящиеся к XII веку.

В Великую Отечественную войну на Нарвском перешейке около семи с половиной месяцев шли кровопролитнейшие бои. На каждого павшего бойца приходилось трое раненых. 2 февраля 1944 года 11-я стрелковая дивизия подошла к р .Нарове. 163-й полк расположился в д.Загривье. 320-й полк вышел к д.Степановщине и зачистил правый берег Наровы от небольшой группы немцев. Первая попытка форсировать реку на левобережье для 1-го батальона 320-го полка у Степановщины не удалась. 5 февраля была предпринята вторая попытка, только нескольким бойцам удалось достичь левого берега. Но враг встретил их сильным огнём. Атака не удалась, пришлось отступать на свой берег. 6 февраля 320-й полк был сведен в один батальон под командованием лейтенанта Ф.Г. Смирнова. 7, 8, 12 февраля были предприняты ещё несколько попыток форсировать р. Нарову, но и они оказались безрезультатными ....





Выдержка из материала, собранного участником научной экспедиции Института Языка и Литературы Академии наук ЭССР Юрием Шумаковым (лето 1960 г.)

Рассказывал Голубев Яков Аксентьевич на тот момент 65 лет (1895 г.р.), (уроженец д. Князь - Села), а в деревне Степановщина проживал с 1919 года.


"Старики рассказывали мне о том, что якобы в этих местах бывал русский богатырь Илья Муромец, а с ним Добрыня Никитич, недаром неподалеку от нас находится место, называемое "Добрыня". Это в восемнадцати километра от нас (напрямую всего-навсего 16 километров) говорили мне, что эти богатыри соревновались между собою в метании камней. Вот от чего в тех местах так много было раньше камней. Один дед рассказывал мне, когда я еще был ребенком, что в этих местах бывал и богатырь-эстонец, имени его он не упоминал. Возле "Добрыни" был раньше большой каменный крест, он исчез в эту войну и не известно где находится теперь; крест древний, местные жители говорили о том, что здесь был похоронен богатырь.

Недалеко от сюда, на расстоянии двух километров к озеру находится деревня Ольгин Крест. Там была старинная церковь Николы Угодника, а подле нее вторая церковь.

Мой дедушка рассказывал мне о том, что наши старики из уст в уста передавали предания о том, что в наших местах бывали княгиня Ольга и Игорь. Ольга любила охотиться. Однажды на Ольгу из кустов ринулся огромный медведь. Она была смелая и поразила зверя. В память об этом событии княгиня Ольга приказала поставить церковь. Но место то было неудобное, вокруг вода, что вроде островка и церковь построили на другом месте, но рядом. Древняя церковь не уцелела. Однако от старинных времен сохранился стародавний крест. Этот крест хранился в приделе старинной церкви. Он хранился там за стеклом, каменный крест, сантиметров восемьдесят высоты. Я его отлично помню да к все местные жители. Это наш приход, сюда мы ходили молиться. Церковь эту уничтожили фашисты во время войны и теперь на том месте ничего не уцелело. Старики говорили: "Место это не простое, здесь бывала мудрая княгиня Ольга". Я помню, как много к нам приезжало всяких людей смотреть церковь, а главное крест, который поставила в этом месте святая благоверная княгиня Российская Ольга.

Напротив Омута находится Городёнка. Здесь жил барин. Мой дед, сейчас ему было бы за сто лет, помнил, что здесь был кабак, а неподалеку от него развалившееся здание, вероятно, когда-то там был больной стекольный завод. И мой дед когда был ребенком находил красивые слитки стекла. С левой стороны против реки расположен Омут. Там в старину жили веселые рыбаки и хорошие.

Здешние сторожили рассказывают, что когда-то наша деревня называлась Приречье. Все угодья принадлежали князю Коновницыну, а потом он передал ее барыне Забелиной и когда у той родился внук, которого назвали Степаном, нашу деревню переименовали в Степановщину.

Здесь в округе было много богатых помещиков. Недалеко от нас находится Князь-Село, оно, видимо, принадлежало какому-то князю, а потом им владел граф Штакельберг, его главное имение мыза Пагари, а Князь-Село арендовал Ременик.

В наших местах старики любили рассказывать о том, что здесь в древние времена было много боев".

Примечание Ю. Шумакова: Голубева местные жители уважают, про него мне говорили многие. Когда я обращался с расспросами о происхождении местных названий, о богатырях русских и эстонских, мне неизменно отвечала, я не знаю, не могу вам много рассказать, а вот у нас есть в Степановщине Яков, он знает очень много преданий. В разговоре с Голубевым, который происходил в погожий денек на берегу реки Наровы и длился долго, я выяснил, что это человек любознательный от природы, с детства интересовался народными сказаниями и много читал. Речь Голубева сильно отличается от местного говора. Любит он «научные» выражения, книжную речь.