Скамья, ч. 1

По материалам краеведа Александра Геннадьевича Прыгунова, опубликованных в газете "Знамя Труда" в течении 2009 года

(на данной странице использованы в качестве иллюстраций фотографии из книги Михайлова "Поселения Причудья", из эст. архива и  личного архива автора сайта)

Деревня Скамья (см. карту) находится в 31 км от города Сланцы Ленинградской области, у истока реки Наровы на правом берегу Чудского озера. Селение очень древнее. Археологами в начале XX века на этом месте были обнаружены следы проживания здесь людей с XIV века. Изначально это было рыбацкое поселение. Тогда же в устье реки Втроя с правой стороны была построена деревянная русская крепость-острожек напротив Ливонской крепости в Сыренце (Васк-Нарва) Нейшлосс, что с левой стороны реки Наровы. Такие небольшие крепости-острожки ставили у бродов при дорогах на выходе из лесов и болот. Это позволяло русским войнам контролировать берег Чудского озера. Но само поселение Скамья в то время находилось примерно на 1 км восточнее нынешнего. Воды озера были выше и правый берег реки Наровы лежал дальше, чем теперь, а на месте нынешней деревни Скамья были острова.

О происхождении названия деревни Скамья у местных жителей много легенд. Вот некоторые из них. После крещения (957 г.) княгиня Ольга, следуя водами Чудского озера, по пути из Пскова к реке Нарове для охоты и рыбалки, заглянула в деревенский дом на берегу. Здесь её угостили курочкой, впоследствии деревню стали называть Куричек. Далее к истоку Наровы княгине предложили скамеечку для отдыха, и место, где она сидела, назвали Скамьей. С левого берега реки ей преподнесли большой букет сирени - и то место упоминается как Сыренец (Васкнарва).

Другая легенда гласит, что во времена Северной войны (1700-1721 гг.) в 1704 году царь Петр I, разбив близ Чудского озера шведский флот вице-адмирала Лешерта, после боя также отдыхал на скамье, которую вынесли ему для удобного отдыха.

Название деревни не случайное. В далеком прошлом здесь процветал ладейный промысел. Из Пскова по озеру плыло много крупных парусных судов, здесь происходила смена озерных судов на речные. В Скамье ладейщики отдыхали. Любили сидеть на берегу реки на огромных скамьях, любовались красотой реки и сыренецкой крепостью. Отсюда также могло происходить название де­ревни.

Существует и другое толкование. В Псковской летописи Скамью называют Камьей. На старинных картах конца XVI - начала XVII веков деревня Скамья обозначена как Камья. Согласно толковому словарю Даля, камьей на псковском наречии назывались два спаренных челна, служивших паромом. Изготовлены челны были из осины (возраст деревьев 40-50 лет). Паром связывал через реку Нарову деревни Скамья и Сыренец, в которых находились грузы, прибывавшие из Пскова и Нарвы.

Массовым началом поселений в истоке реки Наровы были Петровские времена. На богатую рыбную ловлю в озере и реке устремились выходцы Псковской и Новгородской губерний. Здесь скрывались от солдатчины до 1797 года, закон освобождал Принаровье от службы в армии России. Здесь же находили приют бежавшие от немецких баронов эстонские батраки. Было немало людей с уголовным прошлым, искателей приключений. Скамью называли восточными воротами Принаровья, а Сыренец - западной частью. По переписи Петербургской губернии в 1838 году в деревне Скамья проживало: мужских душ - 42, женских - 52. Деревня принадлежала Павловскому правлению и двум помещикам - Сахновскому и Стародумову.


В середине XIX - начале XX веков деревня Скамья была крупным торгово-промышленным поселением. Здесь находился главный порт по Чудскому озеру и реке Нарове. Вместе с деревней Куричек поселение тянулось на 2 версты с правого берега до устья реки Втроя. От бывшей богадельни деревня располагалась по обеим сторонам дороги до Гончарного завода (современная пограничная вышка). Количество дворов в разные годы насчитывало от 180 до 220. В деревне проживало от 700 до 1000 человек. Жители поселения считались гдовскими мещанами (некоторые впоследствии стали купцами), занимались различными ремеслами, работали в основном на лесозаготовках у купцов Громовых и Любомудровых, которым также принадлежали лесные и хлебные склады и продовольственные лавки. Пахотной земли почти не было.

1929 год

Так как деревня Скамья располагалась у водоемов, то рыбакам требовалось много рыбацкой одежды: сапог, рукавиц, передников из кожи. Сырье привозили из Юрьева, Пскова, Нарвы и ближайших деревень. Открывались небольшие кожевенные заводы. В разные годы их было от двух до шести. Вот некоторые из них:

1) кожевенный завод купчихи Прусаковой А.Н. Учрежден в 1833 году;
2) кожевенный завод Любомудрова С.Ф. (мещанин). Учрежден в 1834 году;
3) завод Калашниковых П.С. и И.С. (мещане). Учрежден в 1872 г. Завод и дом его владельцев находился на берегу р. Наровы, напротив нынешнего дома Кузнецова A.M.;
4) завод Любомудрова И.Ф. (мещанин). Завод учрежден в 1839 г. Завод находился у дороги, где сейчас расположена база отдыха ПТУ "Ленсланца". После смерти Любомудрова И.Ф. кожевенным заводом владел его сын, Любомудров Петр Иванович (1870-1940). У него на работах было занято только 2 человека и они вырабатывали кожи на 2000 рублей в год. У Петра Ивановича было две дочери - Клавдия и Антонина Петровны. Старшая дочь Клавдия участвовала в драмкружке Народного дома "Принаровье" в деревне Скамья. Дочь Тоня была очень красивой женщиной, вышла замуж за самого богатого человека в селе Сыренец - владельца кожевенного завода Махова, который был еще церковным старостой в Сыренецкой церкви Ильи Пророка. В 30-х годах прошлого столетия при доме Любомудрова П.Ф. работал магазин. Сам хозяин умер в 1940 году. 21 июля 1940 года Эстония вошла в состав СССР. На месте кожевенного завода Любомудрова П.Ф. была создана кожевенная артель, а после - колхоз. Во время Великой Отечественной войны Клавдия Петровна Любомудрова была угнана в Эстонию вместе с другими жителями деревни Скамья. После войны женщина проживала в городе Кивиыли, где там же и умерла в 1980 году. На сегодняшний день сохранилось здание из гранитных валунов одного из складов у дороги, где проходит дорога Втроя - ст. "Здоровье";
5) в Скамье в 1870-1872 гг. существовало отделение сберегательной кассы, её руководителем был местный купец Прохор Любомудров, а в городе Гдове было Главное управление сберкассы, директором которого был помещик А. Бландов. Прохор Любомудров дал своим сыновьям ссуду на постройку кожевенного завода в центре деревни. В 1870 году было получено разрешение из Санкт-Петербурга на строительство, а с 1871 года завод уже стоял и понемногу работал. Из-за нехватки денег полностью завод был достроен только в 1887 году. Предприятие расположилось позади двух домов, принадлежавших сыновьям Прохора Любомудрова, у ручья "Жабник". У братьев Е.П. и В.П. Любомудровых в 1896 году работали 12 человек. В качестве двигателя вначале использовали лошадей, замененных впоследствии паровой машиной. Завод зарабатывал в год 10000 рублей и выше. В 1920-1940 гг. хозяином кожевенного завода стал сын Ефима Прохоровича. Завод просуществовал до 1940 года, до момента присоединения Эстонии к СССР.

На том месте, где сейчас стоит пограничная вышка, на рубеже XIV-XX веков находилось два гончарных завода или чашечных, как называли их местные жители. Для производства использовали местную и привозную глину. Эти небольшие заводики выпускали тарелки, чашки, горшки, круглые камни с отверстиями для рыболовных сетей, детские свистульки и тестовки (это такая посуда, сделанная только из глины, для замешивания теста для выпечки хлеба). Размеры тестовки по высоте - 1м 30 см, ширине - 50 см, с толщиной стенок 20 мм.


Последними хозяевами гончарных заводов были Дунайский и Новожилов. Заводы просуществовали до ВОВ. Также до войны напротив этих заводов, через дорогу стояла 8-угольная ветряная мельница эстонца Герма.

1928 год

У купца Абрамова Н.Н. в 1880 году в деревне была одна из первых в Вяжищенской волости паровая машина для распиливания бревен на доски. Просуществовал лесозавод до 1917 года. Располагался он на берегу реки Наровы возле богадельни. Восточнее, по дороге на деревню Втроя, с правой стороны в версте от деревни Скамья находился кирпичный завод. Кто был его хозяином неизвестно. Завод работал до 30-х годов прошлого столетия. У автора этих строк имеется кирпич, найденный на том месте, с надписью большими буквами ЗГЛ - эти буквы обозначают инициалы хозяина, но, как известно, владельцы менялись часто.

Посередине деревни напротив Громовской пристани, за дорогой купцами Громовыми в 1850 году была построена часовня в итальянском стиле. В 1854 часовню перестроили в церковь (Ильи Пророка), которая была освящена 7 июля 1855 года митрополитом из Санкт-Петербурга Никанором. Это была одна из богатых церквей Принаровья. 4 февраля 1944 года ее взорвали каратели из организации "Омакайсте" при отступлении немецких войск за реку Нарову.


У старой дороги на деревню Втроя за домами стояла на протяжении ста лет кузница. Не одно поколение семейства Кузнецовых владела ею. Их работа - кованая ограда бывшего храма Ильи Пророка и входные ворота на гражданском кладбище. Эти кованые ворота можно увидеть и сегодня. Сама кузница пострадала в годы Великой Отечественной войны, сегодня только развалины.

В 1893 году при церкви Ильи Пророка и участии местных купцов Громовых, Любомудровых и других была построена деревянная церковно-приходская двухэтажная школа. Она занимала ведущее положение в образовании населения Принаровья.  Пополнение её шло за счет многих учеников деревень Гдовского уезда. Окончившие 2 класса имели право работать учителями в школе грамоты.

Школа в Скамье

В 20-30-х годах XX века она превратилась в обычную 6-классную школу. Заведующим в школе долгие годы был Николай Георгиевич Гейнрихен, увлекающийся философией, литературой и театром. Когда Эстония стала самостоятельным государством (1920-1940 гг.), в Скамейской школе стало шесть классов. Часть учеников обучалась на русском языке, дети эстонцев занимались на своем родном языке. В войну до 1944 года школа работала, заведовал ею Назаров Александр. Местная жительница Полякова Любовь Васильевна (сейчас проживает в Финляндии) окончила во время войны два класса с преподаванием на эстонском языке. Выпускники Скамейской учительской школы преподавали вплоть до 1960-х годов. Среди них - заслуженный учитель РСФСР, награжденный орденом Ленина и медалью "За трудовое отличие", Алексеев Петр Алексеевич. Преподавал он в дер. Вяжище, Орел, Козлов Берег и Лядины. Пользовался большим уважением у местного населения. Похоронен на Доможирском кладбище.


Недалеко от учительской школы стояла аптека немца фон Бакка (аптека у него еще была в Сыренце). Недалеко от аптеки была гостиница. В 1944 году при отступлении немцев из Скамьи аптекарь ушел вместе с ними в Эстонию, а затем в Германию.

В доме купцов Любомудровых была лавка, торговали почти всем - от питьевого спирта до елочных игрушек. При лавке также работала почта.


В годы Первой Мировой войны на восточном берегу реки Наровы строились бетонные оборонительные сооружения. Остатки их сохранились у деревни Куричек по старой дороге Втроя - с/т "Здоровье" и на бывшей дороге Скамья - Втроя, а также у бывших деревень Коколок и Дюк.

В Скамье было три больших пристани с каменным пирсом. Самая большая из них - это Громовская, затем купцов Любомудровых и церковная, напротив бывшего храма Ильи Пророка. Построенные в 1864-1880 гг. из гранитных ва­лунов с применением извести и цемента. Посередине лестница к воде с шестью сту­пеньками. Пристани в войну пострадали от артил­лерийского огня. Церковную пристань немцы в оккупации разобрали для ремонта дорог и постройки оборонительных сооружений. Сегодня от неё ничего не оста­лось, только остатки разбросанных­ гранитных валунов.

Ангел
Две другие сохранились до наших дней. Пристань Любомудровых после войны также разбира­лась, и гранитные камни растаскивались для нужд местного на­селения, в основном для возве­дения фундаментов домов. На месте пристани Любомудровых находится база  отдыха «Ска­мья», принадлежащая 157-му механическому заводу г.Гатчи­ны. Пристань почти вся разби­та, толщина стен причала дос­тигала более 120 см, но кое-что еще осталось. Чтобы сохранить для потомков память о про­шлом Скамьи, необходимо се­годня начать рес­таврацию этой пристани. Громовская пристань - самая большая в Ска­мье. Её протяжён­ность 250 метров, и она сохрани­лась. Вот только горе-рыбаки, кото­рые рыбачат пря­мо с неё, выбива­ют гранитные кам­ни из лестницы, делают сколы на стенах и т.д. На громовской при­стани стоит статуя Ангела - так на­звали её местные жители. Эту статую в 1980 году пере­несли со склепа Громовых, что на­ходился за быв­шим храмом Ильи Пророка, А.М.Кузнецов и другие жители деревни. Раньше она сто­яла на могиле Ма­рии Никифоровны Громовой, жены П.К.Громова, скон­чавшейся 13 мар­та 1909 года на 64-м году жизни.  Чугунная статуя весит 500 кг, внутри полая, толщина стенок 5-10 мм. Внизу, у подножия - оттиск с круглой печатью и надпись: "Ф. Санъ-Галли", отлита была в Санкт-Петербурге. К со­жалению, статую тоже не щадит время и люди. Крылья у Ангела все разбиты. На всем Принаровье нет такой пристани, и надо сделать всё возможное, чтобы её сохранить! А также Ангела,который стоит на ней.

В 1884 году Иван Громов вместе с купцом Николаем Абрамовым создали судоходное товарищество с капиталом 43200 рублей. Это был самоходный и несамоходный флот. К пассажирским колесным пароходам "Победа" и "Заря" в 1907 году добавились небольшие моторные пассажирские лодки "Кит" и "Смелый", в 1930-х годах - теплоход "Лайна" (волна - эст.) и пассажирская моторная лодка "Хелью". Колесный пароход "Заря" ходил по реке Нарове до 1960-х годов.

У Громовской пристани через дорогу в 30-е годы XX века стояли два дома купцов Громовых, один - двухэтажный дом-терем, построенный в русском стиле с резными наличниками. В нем жила Тамара Ивановна Громова, перед войной она уехала в Германию. Рядом стоял одноэтажный дом, более скромный, но тоже добротный. Жили в нем Нина и Мария Васильевны Громовы. Мария в конце 1980 года умерла в Эстонии. В двухэтажном доме во время Великой Отечественной войны была немецкая комендатура, а в одноэтажном - госпиталь. Старостой деревни в то время был Леманов Петр.


В устье реки Втроя на правом берегу существовали мастерские для ремонта судов (1920-1941 гг.). Механиком там работал Мурин, он же и заведовал этой мастерской. Здесь в конце января - начале февраля 1944 года стоял колесный пароход "Победа", который ранее, в 1920 году был продан судовладельцами Громовыми в город Тарту, куда и был приписан. При отступлении немцев за реку Нарова 4 февраля 1944 года пароход "Победа" был взорван отступающими. Так перестал существовать колесный пароход "Победа", который ходил по реке Нарове и Чудскому озеру более 50 лет.

На пристани купцов Любомудровых в 1940 году находились 4 озерных якоря, весили они от 500 кг до одной тонны каждый. 21 июля 1940 года Эстония вошла в состав СССР. Из деревни Козлов Берег (там был рыбзавод) в это время прибыли руководители этого завода и забрали якоря для своих рыбацких катеров. До 1965 года якоря находились на разных судах, пока рыбзавод не развалился. Затем якоря будто бы растащили и о них ничего не было известно. В 1990-х годах егерь из деревни Хитово Валентин Егоров на берегу Чудского озера, где раньше стоял рыбзавод, увидел 2 якоря, ранее скрытых водой (лето было сухое и вода ушла от берега далеко) и вытащил один из якорей на сушу, используя пару лошадей. Сегодня этот якорь стоит у входа в его дом в деревне Хитово. Отлит якорь был на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге еще до революции 1917 года. Высота его - 1,5 метра. Одна из лап якоря была сломана. Приковал ее заново кузнец Михаил Николаевич Кузнецов из деревни Скамья в 1930-е годы, когда якорь еще принадлежал купцам Любомудровым. Так сохранился один из якорей, которому более 100 лет.


С появлением железной дороги в 1914 году Псков-Гдов, а в 1916 г. Гдов-Нарва через Гостицы-Большие Поля-Низы, то грузовые перевозки по реке Нарове резко сократились. Тогда жителям Скамьи и Сыренца пришлось искать новые источники заработка. Появились сапожные артели, предприниматели. Требовались рабочие на кожевенные заводы. Расслоение населения быстро прогрессировало. Появился зажиточный буржуазный класс, который объединил заводчиков, сапожных предпринимателей и др., но большинство населения сапожников, рыбаков и ремесленников Скамьи жило бедно. В 1917 году в Скамье была образована сапожная артель. Руководил ею Василий Швыров. 12 июля 1917 года он был выбран жителями деревни депутатом на I съезд крестьян, рабочих и солдат Гдовского уезда.


В годы Гражданской войны в Скамье и Сыренце стоял Балтийский батальон (полк) белогвардейцев. Из Эстонии батальон прибыл в Сыренец 14 января 1919 года. Сформирован он был в Эстонии и входил в состав эстонской армии, но с весны 1919 года действовал вместе с Северо-Западной Армией. Батальон имел конный эскадрон в 100 сабель, 400 штыков и две 76-миллиметровые артиллерийские батареи. 6-7 апреля 1919 года отборное подразделение Балтийского батальона белых еще затемно вышло из Сыренца на лед Чудского озера и скрытно перешло на правый берег за дер. Куричек (совр. с/т "Здоровье"), а 8-9 апреля в шести верстах юго-восточнее от истока реки Наровы подразделение заняло несколько селений. С этого времени половина Балтийского батальона (полка) располагалась в деревне Скамья вплоть до 13 мая 1919 года. Командный состав состоял из остзейского немецкого дворянства, помещиков, местных купцов и их сыновей. Обмундирование солдат было хорошее – немецкая форма, немецкий строй - все говорило о дисциплине. Командиром батальона (полка) был полковник К.А. фон Вейс, начальником штаба - ротмистр фон Цур Мюллен. В батальоне служили местные жители деревень Сыренец и Скамья.


14 апреля 1919 года белые расстреляли командира Первого батальона Гдовского полка (49 Гдовского стрелкового полка) Ивана Никитича Богомаза, который находился в своем доме будучи больным тифом, а Арсения Рюдова убили лишь за то, что его братья были большевиками. (Подробнее об этой истории настоятельно рекомендуется прочитать в книге "Отец").


2 февраля 1920 года в Тарту был заключен мирный договор между Эстонией и РСФСР. Советское правительство признавало самостоятельность и независимость Эстонии. В договоре определялась пограничная линия. Она проходила от Чудского озера (где вытекает Херкин ручей). Деревни Куричек, Скамья, Омут, Втроя, Криуши, Загривье, Кондуши, Радовель, Усть-Черно, Низы отходили к Эстонии. По договору РСФСР передавала Эстонии часть золотого запаса царской России - 15 миллионов рублей золотом, а также принадлежавшее российской казне движимое и недвижимое имущество. Эстония освобождалась от долговых и иных обязательств царской России. Кроме того, она получила право на лесную концессию на территории РСФСР площадью 1 миллион десятин.


В деревне Куричек с 1920 по 1940 годы располагалась комендатура и казармы для эстонских пограничников. До 1917 года здесь находилась инфекционная больница, известная у старожилов как "белый дом". Во время Великой Отечественной войны при фашистах в этом доме находилась первичная ячейка эстонской военно-националистической организации "Омакайсте" ("Самозащита"), а в 1930-е годы здесь находилась транзитная лавка "Транзит", т. е. контрабандная. Маршрут контрабандистов пролегал от железнодорожной станции Добручи через деревни Локоть, Орел, Песковицы на Куричек по лесам и непроходимым болотам. Местные жители деревни Орел занимались этим опасным промыслом. Расплачивались льном, готовой продукцией из него, но особенно хорошо принимали эстонцы русские серебряные монеты (1921-1924 гг.), рубли и полтинники. Из "Транзита" несли соль, керосин, сахар, спички, спирт. В российских деревнях этого товара не было.

По рассказам Р. Н. Дмитриева, проживающего летом в д. Орел, а зимой в Эстонии, его дед нелегально по болотам переходил государственную границу и в "Транзите" покупал или менял соль и спички. Эстонские пограничники его не трогали. Тайной тропою он обратно возвращался в деревню. Очередной раз вернувшись из такого похода, поспел он на только что приготовленные женой свежие щи. Решили на обед позвать соседку - бабку Обшивалову. Та очень удивилась: "щи, да еще с солью!?" и рассказала про это председателю сельсовета. Через день из Гдова на телеге приехали красноармейцы из НКВД и забрали деда. Под следствием он был почти месяц, после возвратился в деревню и через неделю умер от переживания и развившейся на этой почве гипертонии.

Другой житель деревни Орел, Иванов Алексей Александрович, носил на обмен льняные холсты (жена специально ткала). Возвращаясь домой, в районе хутора Ивана Купейского чуть не попал на наряд советских пограничников. Нес он 12 литровых бутылок спирта, которые пришлось спрятать в Громовскую канаву, в воду. Уже после присоединения Эстонии к России этот человек вернулся к этой канаве и долго искал спрятанное там. Бутылки заплыли илом, но все же драгоценный товар нашелся. Три дня жители деревни Орел пили за здоровье А.А. Иванова. Этой истории уже более 80 лет, но жители деревни из поколения в поколение с юмором рассказывают о ней своим внукам.

Деревня Куричек была сожжена 4 февраля 1944 года немецкими карателями. После войны в деревне жил Александр Камбис (Гришаткин) вплоть до 1965 года. Сегодня в этой деревне нет ни одной постройки. Только одни остатки фундаментов, да вековые дубы.

В 1934-37 гг. с правого берега истока реки Нарова была построена защитная дамба протяженностью 1,5 км, а с левого берега у деревни Сыренец - четыре дамбы различной длины - от 15 до 500 м. Главная цель строительства дамб - углубить реку Нарову и снизить уровень воды в Чудском озере. Весной берега реки затопляли не только Скамью и Сыренец, но и низины левого берега вплоть до Красных гор Эстонии. В районе деревни Коколок и Скарятина Гора взрывали дно реки Наровы и баржами везли известняковую плиту в Скамью и Сыренец на дамбы. Уровень реки Наровы и Чудского озер понизился на метр и река стала более проходима для судов. Так в 1937 году решилась проблема с защитой деревни от наводнение а заодно и судоходства по реке.

В деревне Скамья на самом берегу рек Наровы стояло двухэтажное кирпичное здание (в 1980-1990 гг. там размещался яхтклуб). В этом здании до 1917 года была богадельня для престарелых жителей деревни и ближайших сел. Финансировалась она купцами Громовыми. В 30-х годах XX века в этом здании находился Народный дом скамейского просветительского общества "Принаровье". Руководителем был учитель скамейской школы Н.Г. Гейнрихен, замещал его Василий Любомиров. Драмкружок этого общества состоял из молодежи со средним образованием. Это были Нина и Мария Громовы, Клавдия Любомудрова, Леонид Гейнрихен (сын учителя) - все большие поклонники драматического искусства. Самый популярный драматург - Островский. По нескольку раз игрались пьесы "На бойком месте", "Поздняя любовь", "Без вины виноватые". Постановки смотрели не только местные жители, приезжали зрители из других деревень.

Народный дом был небольшим, вмещал 100 человек. Места были пронумерованы, указаны ряд и место на скамейках. Имелась касса и контролер, была сцена и комната для переодевания артистов. Выступали не только свои артисты - приезжали из Нарвы и Таллина. На лето в деревню Втроя к своим родителям приехали из Англии брат и сестра Соболевы (они были лилипутами и работали артистами в Англии). В 1937 году (по воспоминаниям жителя д. Скамья Кузнецова A.M.) они дали большой концерт в двух отделениях, их очень хорошо принимали скамейские жители. Сюда приезжали с гастролями профессиональные артисты из Тал­лина, Тарту. Выступал в 1939 году в народном доме «Принаровье» поэт Игорь Васильевич Северянин (Лотарёв). 

Своеобразно отмечался праздник Николая Чудотворца (19 декабря) в деревнях Скамья и Сыренец. Молодежь с двух деревень выходила на середину реки Нарова (вода на реке к этому времени уже замерзала) на кулачные бои - деревня на деревню. Бои продолжались до обеда или до разбития носов. Затем шли в питейные лавки и борьба с новой силой продолжалась до следующего дня. Победителей как таковых не было.

В деревне Скамья было 3 кладбища. Первое -холерное, располагалось оно по дороге на Втрою, в версте от деревни. Открыто оно было в 1845 году, когда жертвами холеры, занесенной из Пскова, стали 30 жителей деревни Скамья, а всего заболевших было 50 человек.


Третье - самое древнее кладбище. Здесь хоронили еще солдат Петра I в 1704 году, а также шведских воинов. Здесь же перезахоронен герой Гражданской войны Богомаз И.Н. (Корнеев) - военный комендант г. Тарту (Юрьев) в декабре 1918 года, который был расстрелян белогвардейцами 14 апреля 1919 года.

Во время Великой Отечественной войны береговая линия Чудского озера у деревни Скамья с февраля 1944 года охранялась 8-й Армией. Семь месяцев на правом берегу Наровы шли кровопролитные бои. На стыке Гдовского и Сланцевского районов располагались соединения 59-й Армии (до марта 1944 г.). В деревне Втроя находился штаб 277 дивизии. 4 марта 1944 года командующий Ленинградским фронтом Говоров ввёл на участок Скамья-Омут 8-ю Армию генерала Старикова, так как 2-я Армия генерала И. Федюнинского понесла большие человеческие потери. Только за февраль 1944 года она потеряла 10 тысяч бойцов. В тот же день 2-ая стрелковая дивизия с ходу начала наступление с правого берега Чудского озера по льду (лед был 5 см) на левый эстонский берег и перехватила шоссе Васкнарва (Сыренец) - Смольница. 5 марта немцы крупными силами обрушились на 2-ю дивизию, стремясь отбросить её подразделения и полки на восточный берег. Только за сутки один из полков и штрафрота отбили более 15 контратак. Трупы своих солдат они складывали штабелями для обороны, так как на берегу не было никаких оборонительных укреплений кроме одного озерного песка. Но силы были неравные, в итоге с большими потерями советские полки отступили к деревне Скамья. При отступлении по реке Нарове весенний лед не выдержал такого количества людей и бойцы тонули в водах реки, да еще добавился артиллерийский обстрел с западного берега противника. Трупы советских солдат никто не подбирал, так они и лежали в холодной в холодной воде реки Наровы...

На берегу Наровы, напротив крепости Нейшлосс, в деревне Скамья 8 мая 1983 года торжественно был открыт обелиск в память воинов-земляков, павших в годы Великой Отечественной войны. Организацией и подготовкой к установке этого обелиска занималась местная жительница Полякова (Конт) Ольга Йоханнесовна, но она не успела завершить свое дело, так как внезапно умерла в 1981 году. Завершил строительство Львов Виктор, проживавший в Нарве. В живых его сегодня также нет (фотографии открытия памятника).

4 февраля 1944 года деревня Скамья была сожжена карателями из "Омакайсте", а жители угнаны через реку Нарову в Эстонию. Вся деревня была разбита. Из местного населения после войны почти никто не вернулся за исключением 10-12 семей (Поляковы, Кузнецовы и др.). В 1960-е годы стали появляться новые жители, которые проживали здесь только летом. Селятся здесь неохотно, так как почти по деревне проходит государственная граница с Эстонией.


Сейчас в Скамье около 25 домов, несколько рыбацких баз из Гатчины и других городов. На правом берегу реки стоит пограничная вышка, а при въезде в деревню - вышка мобильной связи МТС, построенная в 2003 году. Граница разделила деревню Скамья и русское село Сыренец, между которыми остались родственники с той и другой стороны. Но время смут не вечно. История России и Эстонии говорит о том, что исторические драмы сменяются долгими периодами мира, сотрудничества и мирного соседства.


«История Церкви Ильи Пророка в деревне Скамья»

Сведения о Скамье, оставленные Ефимом Андреевым в "Кратких историко-статистические сведения о церквах и приходах Гдовского уезда", опубликованы в Приложениях к "Историко-статистические сведения о С.-Петербургской Епархии. Выпуск десятый и последний" (1885 г.):

"Село Скамья издревле составляло Псковский исад или пристань, при истоке р. Наровы из Чудского озера, но поселение образовалось со времени завоевания Эстляндии Петром Великим. Удобства жизни и привольное место привлекли сюда людей из разных мест, и всякого звания, кроме дворян. В 1845 г. селение Скамья опустошено было холерой, завезенной из Пскова. 30 человек пали ее жертвою. Не было дома, в котором не было больных. Жители прибегли к заступлению Бож. Матери, и 8-го июля призвали священнослужителей из Доможирской церкви и совершили крестный ход по селению; с того дня ангел-губитель вложил в ножны меч свой, насыщенный многими жертвами. Ни один более не умер и не заболел, а заболевшие выздоровели. С тех пор жители Скамьи празднуют Казанской Божией Матери, с крестным ходом.
В это время в селении Скамье возникала из основания прекрасная часовня, но строитель ее, к сожалению, вскоре после холеры, умер; часовня тогда была выстроена лишь по окна. Но его место заступил родной его брат, который, по завещанию умершего, обязан был достроить здание. На этот предмет им была ассигнована особая сумма, и часовня, оконченная в 1850 году, представляет крестообразное здание итальянской архитектуры.

Причиною построения часовни было тайное обещание крестьянина Выскатской волости, деревни Скамьи, Феодора Леонтьева Громова. Лишившись милой невесты, вырванной из рук своим соперником и угрюмым отцом ее, вскоре найденным мертвым на дороге, взятый, по подозрению, в тюрьму со всеми домашними, Феодор плакал и молился, и здесь-то, в скорби своей, положил обет построить храм св. пророку Илии. Он освобожден из темницы и принял очистительную присягу в своей невинности. Прошли годы, ему повезло счастье, но тайное обещание не давало ему покоя. Он открылся отцу своему, но отец был скуп: ему страшно было вздумать убить капитал на такое дело. Решились построить часовню и тут беда! епархиальное начальство выдало план весьма в малом размере и все ходатайство осталось тщетным, а о разрешении построить церковь и думать нельзя было; требовались капиталы и на построение и на обеспечение, а у Феодора того не доставало. Что делать? Он подал прошение графу Клейнмихелю, но и этот вельможа не обратил на просьбу внимания и прогнал просителя. Тогда Феодор решился на последнее: подал прошение Государю Императору на станции вновь устрояемой железной дороги. Тогда Государь тотчас велел выдать план в обширнейшем размере. Обрадовался Феодор, заложена часовня, началась постройка и тогда уже он открыл приближенным своим о намерении своем в будущем — из этой часовни устроить церковь. Он умер; брат его Кондратий докончил строение; усердствующие жители собственными и посторонними средствами соорудили великолепный иконостас с живописными иконами и снабдили церковь утварью и ризницею. Но еще беда! Трудно было испросить позволение освятить часовню в церковь. Здесь прибегнули к Его Императорскому Высочеству вел. кн. Константину Николаевичу и он просил митр. Никанора об освящении церкви. Она освящена 7 июля 1855 года.
До 1862 года она была приписною к Доможирской церкви, а в этом году определена в штат 6-го класса."



Ниже приводится, как можно ближе к оригиналу, текст книги "Церковь во имя Святаго Пророка Божия Ильи, в селе Скамье"
Издана в С-Петербурге, Типография Депортамента Уделов, Моховая, №36. 1887

"В С.-Петербургской губернии, в разстоянии 30-ти верст от города Гдова, при истоке реки Наровы из Чудскаго озера, на ея низменных песчаных берегах, в настоящее время, стоят, одно против другаго, два села: на левом берегу село Сыренец, до двух сот домов, принадлежащее к Рижской епархии, на правом - село Скамья, около ста домов, принадлежащее к С.-Петербургской епархии. Таким образом, река Нарова составляет здесь границу двух епархий.

Почему селу "Скамья" дано такое название, это, за отсутствием достоверных документов, лишь по свидетельству народнаго предания, объясняют следующим образом: Будтобы, еще до населения здешней местности, в историческое время битвы Пскова с Литвою, в царствование Иоанна Грознаго, какой-то русский офицер, наблюдавший за сооружением, на противуположном берегу реки Наровы, каменной, с бойницами, неприятельской башни, развалины которой стоят еще и по ныне, утомясь, попросил единственнаго, в то время, здешняго жителя - сторожа, какого-то владельца земли и усадьбы, принести ему что-либо, на чем бы он мог присесть и отдохнуть; тот поднес ему единственное, бывшее в его хате, седалище - "скамью".
В 1855 году на сей местности, принадлежащей Его Императорскому Величеству Князю Константину Николаевичу, его крестьянином Феодором Леонтьевым, на его крестьянский капитал, построена каменная, крестообразная, в четыре квадр. сажени, часовня, план которой до ныне хранится при церкви. Часовня эта, с благословения С.-Петербургскаго митрополита высокопреосвященнейшаго Никанора, вскоре была обращена в церковь и освящена Гдовским соборным протоитеерем Феодором Быстреевским. При этом на престол возложен антиминс, священно-действованный высокопреосвященнем Никанором и им подписанный 1864 года, июня 27 дня. Устроенная, таким образом, церковь до 1862 года приписаною к Троицкою Доможирской церкви, отстоящей отсюда в 10-ти верстах. В 1862 году, по просьбе жителей села Скамьи, учрежден был здесь особый приход из 239 ревизорских душ отчисленных от двух соседних приходов - Доможирскаго и Кресто-Ольгинскаго. Определенный сюда притч состоял из священника и причетника. На содержание притча назначено было жалование от казны: священнику - 150 р., причетнику - 70 руб. Прихожане, взамен пахотной, сенокосной и проч. земли, обязались с каждой ревизской души по 30 коп. в год и устроить дом для помещения притча.
Малое помещение церкви, к тому же - холодной, на первых же порах, дало служащими молящимся почувствовать ея неудобство и принять меры к тому, чтобы дать церкви большую поместительность.К церкви сделана была большаго размера пристройка из двух приделов и колокольни, заменившей два деревянных столба с навесом, которые стояли отдельно и на которых повешены были колокола. Здание было построено с благословения высокопреосвященнаго митрополита Исидора, по плану архитектора В. В. Виндельбандта, утвержденному строительным отделением, под надзором самаго архитектора. В конце ноября 1871 года заложен был бут, а в 1873 году были окончены кирпичная кладка стен и кровельная работа.
Так как постройку здания разрешено было производить на собственныя средства прихожан, а для усиления этих средств дозволено было производить сбор по книжке только в продолжении трех лет, и собрано всего до 600 рублей, то денежныя средства, потребныя на возведение здания, скоро истощились. Вследствии этого все внутренния работы, как-то: кладка печей, устройство и постановка иконостасов, были окончены только к 20-му июля 1884 года. Вся постройка церкви, с ея внутренней отделкой, обошлась до 30 тысяч рублей.
Освящение вновь пристроенных приделов совершенно было не одновременно. Правый придел, во имя "Казанския Божия Матери", освящен 12-го декабря 1877 года местным благочинным, Доможирской церкви, священником, Матфием Иаковлевым Смирновым. На престоле возложен антиминс, священнодействованный преосв. Гермогеном, епископом Выбогским, 1876 года июня 2-го дня, и подписанный высокопреосвященным  Исидором, митрополитом С.-Петербургским. Левый придел во имя "Святителя Николая", освящен 17-го февраля 1881 года, местным благочинным, Лядской церкви священником, Александром Кузьминым Милославовым. Возложенный на престол антиминс освящен тем же епископом Гергемоном 1878 года июня 1-го дня и подписан митрополитом Исидором.
Высота церкви с колокольнею, до креста 14
½ сажен. Длина ея, по горизонтальной линии, не включая сюда трех церковных крылец, устроенных на западной, северной и южной сторонах, простирается до 13-ти с половиной погонных сажен. Внутренняя вместимость церкви, кроме притвора, простирается, в средней части, от входа до иконостаса, до 8 сажен длины и 7 ширины. Высота в средней части, от пола до потолка, равняется 3 ½ саженям.
Особо чтимая святыня в храме, это икона - Казанской Божией Матери, писанная яичными красками на доске, мерою 12-ти и 10-ти вершков. По словам местных жителей, эта икона была принесена какою-то странницей, в то время, когда начата была постройка часовни. В 1848 году, когда в соседних местах свирепствовала холера, здешний приход был спасен от этого бедствия заступничеством Царицы Небесной, испрошенным молитвами пред этой иконой. Усердные прихожане украсили икону серебряной ризой и поместили ее в деревянный, с позлащенною резьбою, киот в сажень высоты.
К предметам церковной утвари, замечательным по ценности, принадлежат: 1) четырех-ярусный преалтарный иконостас главнаго алтаря, ценою в 4000 руб. сер. Он весь, с колоннами и резьбою, покрыт сплошною позолотою. Работу производил иконописец Александр Афанасьев Беляков; 2) серебряный, 84-й пробы, позлащенный ковчег, с Сионом, ценою в 300 рублей - приношение крестьянина Афанасия Кондратьева Громова; 3) Евангилие в листах, в серебряном, позлащенном, изящной работы, окладе, в 22
½ фунта весом, ценою в 500 рублей - пожертвованное братьями Ефимом, Василием и Иваном Любомудровыми; 4) образ Воскресения Христова, в восточном окне главнаго алтаря, живописный, прозрачный, на полотне, мерою в 4 ½ аршина. Все эти предметы пожертвованы к 2-му июля 1884 года.
В настоящее время крестьянка села Скамьи, вдова Анна Ермолаева Громова, устроила на свои средства, серебряныя, позлащенныя, художественной работы, ризы, в рамах за стеклом и украсила ими находящиеся в иконостасах образа Божию Матери и Святаго Афанасия Великаго, архиепископа Александрийскаго. Ценность этого украшения простирается до 1700 рублей.
В 1881 году к здешнему приходу было отчислено, от тех же соседних приходов - Крестоольгинскаго и Доможирскаго, еще шесть деревень, о чем просили сами жители этих деревень, вследствие отдаленности их от тех церквей и неудобств сообщения с ними. Благодаря такому распоряжению число прихожан Скамейской церкви увеличилось, и в настоящее время их более тысячи душ обоего пола. Это - купцы, крестьяне и мещане разных городов Эстляндии, в большинстве принадлежащие к ведомству города Гдова. Все они - православные - русские, без всякой примеси раскола и других исповеданий. Церковный притч ныне тот же, что был и при устройстве церкви. Но оклад жалования увеличен. Священник получает 240 руб. в год , а псаломщик - 80 руб. Деньги эти получаются из Гдовскаго уезднаго казначейства. В настоящее время при церкви имеется церковно-приходская школа, в которой обучается  до 50-ти детей обоего пола.
Священник Георгий Солнцев."



  • А.Г. Прыгунов:

    К 1870-м годам в церкви устроены три придела во имя Святого пророка Ильи, в честь иконы Казанской Божьей Матери и святого Николая Чудотворца. Своей земли при церкви не было, кроме участка, на котором стоял каменный двухэтажный дом для священнослужителей. В 1899 году церковная сумма составляла наличными 313 рублей. В приходе - 4 деревянные часовни: в деревнях Мальковщина, Втроя и др. Приход объединял деревни, находящиеся на расстоянии от 1 до 4 верст от церкви, это Втроя, Куричек, Кукин Берег, Мальнцово, Сиповщина (Сиповые берега, Осиновые берега), Захонье, Мальковщина, Песковицы, Ситково, Подкустовье (совр. с/т "Здоровье"). По памятной книге Санкт-Петербургской епархии в 1899 году в приходе состояло 286 дворов - 746 человек мужского пола и 852 женщин. К 1915 году количество дворов достигло 300.

    В конце XIX века в Скамейской церкви было положено по штату жалование: священнику - 300 рублей в год, псаломщику - 100 рублей в год.

    Священником в то время был Вифанский Александр Михайлович из Санкт-Петербургской епархии. В 1888 году он окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию, к церкви был определен в 1889 году. Дьяконом (на вакансии псаломщика) был Каменский Николай Михайлович, также из Санкт-Петербургской епархии, определен к церкви псаломщиком в 1885 году, рукоположен в дьяконы в 1891 году. Церковным старостой был Громов Петр Кондратьевич -Гдовский купец 2-й гильдии, находился в должности с 1896 года. Просвирней заведовала Ильинская Ольга Ивановна - дочь умершего псаломщика, находилась в должности с 1894 года.

    В 1915 году жалование от казны было: священнику - 420 рублей в год, псаломщику -140 рублей в год. К этому времени священником был уже Александр Орнатский, который до того учительствовал в Кракольской второклассной школе. Был рукоположен к церкви в Скамье в 1913 году. Псаломщиком при нем был Иаков Малгин, состоявший до этого учителем скамейской церковной школы. Был зачислен в штат церкви в 1910 году.


    В смутное время 1917-1920 годов в церкви священники менялись часто. Затем Эстония получила независимость в 1920-м.

    1932 годВ 1930-е годы священником церкви Ильи Пророка был отец Сергий. Во время Великой Отечественной войны службу в церкви вел отец Буковский (до февраля 1944 года).


    Церковь Ильи Пророка окончательно приобрела свой красивейший вид в 1871 году, когда её перестройкой руководил архитектор Василий Васильевич Виндельбандт. Была построена колокольня и обновлены престолы. Также реконструкция проводилась в конце XIX и в начале XX века.

    На создание внутреннего убранства храма были приглашены хохломские мастера живописи. К концу XIX века они были уже известны. О возникновении хохломской росписи как ремесла есть предание об иконописце-старообрядце, который, скрываясь от гонения церковнослужителей, поселился в лесу на берегу реки. Чтобы заработать себе на пропитание, он начал расписывать посуду и иконы и продавать жителям окрестных деревень. Изделия художника пользовались большим спросом, купцы возили их в Москву на ярмарку, где дознались, кто занимается изготовлением такого диковинного товара. Царские солдаты отправились на поиски беглого старообрядца, чтобы наказать его по строгости закона. Желая избежать наказания, иконописец собрал в своем доме деревенских мужиков, дал им кисти и краски, рассказал о секретах мастерства и скрылся в неизвестном направлении. Так появилась роспись с черно-красным узором, эффектно контрастирующим с золотым фоном. Первые мастера жили в селе Хохлома Нижегородской губернии - отсюда и название промысла. Другое же предание гласит, что эта роспись зародилась в старинных монастырях.

    На убранство церкви Ильи Пророка ушло около 4 пудов золота и 13 пудов серебра. Храм был очень красив и богат внутри.

    Сегодня поруганные кресты и памятники валяются по территории бывшего церковного кладбища. С северной стороны при входе в бывший храм сохранились остатки креста в память Александры Алексеевны Черновой с надписью, что она скончалась 13 января 1910 года на 75 году от рода. В отчете земской управы Гдовского уезда (1878-1879 гг.) Санкт-Петербургской губернии написано, что крестьянская вдова А.А. Чернова в 1876 году в деревне Скамья владела двумя паромами через реку Нарову за плату 25 рублей. В мае 1879 года половодьем унесло паромные мостки - переправа прервалась в связи с ремонтными работами - арендную плату снизили на 10 рублей. В конце XIX века семейство Черновых занималось огородничеством в окрестных деревнях и поставками зелени и овощей в Нарву и Санкт-Петербург. В начале XX века один из сыновей Черновой стал купцом.

    4 февраля 1944 года, когда немецкие войска отступали под напором 2-ой ударной Армии генерала И. Федюнинского за реку Нарову, эстонский отряд "Омакайсте" ("Самозащитники"), который фашисты использовали для проведения карательных акций, сжег деревни Скамья, Куричек, Ситково и Вяжище. Ими была подорвана часовня на Скамейском кладбище и взорвана церковь Ильи Пророка. Перед тем, как взорвать храм, заставили молиться на коленях Ивана Трофимова из деревни Леошкино, который в это время пришел в церковь. Затем прогремел страшный взрыв и церковь рухнула. Так исчез богатейший и красивый храм Причудья в деревне Скамья.


    ПланА - каменная ограда (с северной и восточной стороны), высота стен - 2,5 метра, толщина - 0,7 метра. Б - кованая железная ограда (с южной и западной стороны) работы кузнеца Ивана Богдановича Кузнецова.
    1 - лестница на колокольню.
    1а - колокольня (высота 30,5 м), колокол весил 96 пудов, на его изготовление пошло 5 пудов серебра. После Великой Отечественной войны остатки колокола после взрыва церкви собрали и увезли на переплавку. В наши дни в водах реки Наровы возле Громовской пристани был найден один из осколков колокола. Сегодня он находится в музее школы деревни Загривье.
    2 - продажа свечей и касса.
    3 - скамеечки (здесь можно было отдохнуть).
    4 - женская половина.
    5 - мужская половина (женщины - с одной стороны, мужчины с другой. Было очень строго).
    6 - Казанский престол. В нем находилась копия иконы Казанской Божьей Матери. Икона чудотворной Казанской Божьей Матери помогла русским войскам одержать победу над Наполеоном (22 октября 1812 года), а в годы Великой Отечественной войны перед одной из копий священного образа молился о победах Патриарх Московский и всея Руси Сергий. Перед этой святой иконой молятся об исцелении глазных болезней.
    7 - Никольский престол. Для русских людей с древних времен Николай Угодник - их первый заступник перед Богом. Икона святого Николая есть в каждом храме и в каждом доме верующих. Он считается покровителем земледельцев, скотоводов, моряков, студентов, детей и бедняков, а также путешественников. А сегодня Николай Угодник еще и любимый святой у автомобилистов.
    8 - Ильинский престол (главный). Илья - один из величайших пророков и первый девственник Ветхого Завета. С юных лет он поселился в пустыне и жил в строгом подвиге поста и молитвы. Пророку Илье молятся во время засухи, в Ильин день часто бывают бури и грозы. За свою пламенную ревность о славе Божией пророк Илья был взят на небо живым в огненной колеснице. По преданию Святой Церкви пророк Илья будет Предтечей Страшного Второго Пришествия Христа на землю, и во время проповеди примет телесную смерть.
    9 - церковный хор (в хоре пели и мужчины и женщины).
    10 - ступени в престол Ильи Пророка.
    11 - Райские ворота (сюда женщинам было запрещено заходить).
    12 - главный четырехъярусный иконостас (располагался слева и справа) работы иконописца А.А. Беляева и художников из Хохломы. Церковь предоставляла иконописцам большую свободу, требуя лишь чтобы иконы были писаны искусно и без нарушения священного достоинства иконописных сюжетов.
    13 - Святые дары (стол, на котором лежали святые дары церкви, а также дорогие подарки богатых людей).
    14 - цветной витраж "Вознесение Христа" (высотой от пола до потолка). Когда вставало солнце, открывали Райские ворота и солнце освещало этот витраж. Это было необыкновенно красиво. Над витражами будто бы работали мастера из Каунаса (Литва) - по рассказам местного жителя A.M.Кузнецова.
    15 - фамильный склеп купцов Громовых. Склеп сооружен из деревянных просмоленных бревен. По периметру сруба была кованая железная ограда, ее остатки сохранились до сего времени).
    16 - движение крестного хода на Пасху - вокруг церкви, второй крестный ход - 2 августа, в день Ильи Пророка - по деревне на гражданское кладбище и обратно. Третий крестный ход - 21 июля на праздник Казанской Божьей Матери - на холерное кладбище и обратно в храм.
    17 - в церкви стояли круглые печки. Зимой было всегда тепло.
    18 - могила кузнеца Ивана Богдановича Кузнецова. За свой вклад в работу по благоустройству церкви был удостоен чести быть захороненным при ней.


    2 августа 2009 года на том месте, где когда-то стояла колокольня церкви Ильи Про­рока был освящен Поклон­ный Крест. На месте развалин собственно храма в настоящее время находится рыбацкий домик, окруженный забором.



    Следующая страница