XVI век, Ливонская война

Начало века ознаменовалось в июле-августе 1503 года очередным перемирием Пскова с Ливонским орденом на шесть лет "А о других прежних обидных делах собраться на съезд; и быть съезду на старом месте на Нарове реке... А граница между Псковом и князем-магистром по стержени Наровы реки".

В 1510 году правобережное Принаровье в составе псковских земель вошло в состав Московского Великого Княжества, а с 1547 года Русского царства. Начался отсчет жизни в составе большого государства.

Карамзин писал: "в 1535 году утвердили мир и с Ливониею на семнадцать лет. Уставили, чтобы река Нарова, как и всегда, служила границею между Ливониею и Россиею; чтобы не препятствовать взаимной торговле никакими действиями насилия и даже в случае самой войны не трогать купцев, ни их достояния,..чтобы Немцы берегли церкви и жилища Русские в своих городах".


События Ливонской войны, связанные с Принаровьем (1558-1583 годы). (Подробнее об общем ходе войны можно читать здесь).

Поводом к началу войны послужил отказ Ливонского ордена платить России дань за временное пользование русскими городами Юрьев (Тарту) и Ругодив (Нарва). (Хотя есть также мнение,что основой конфликта стало задержание немцами 25 учанов с псковскими товарами и 150 купцов. Это была война за право выходить из Наровы в море и торговать с Ганзой и другими странами Западной Европы.)
Карамзин так рассказывается о событиях начала Ливонской войны: «Государь требовал уже не дани Юрьевской, а подданства всей земли. Началась иная война, и Россияне, снова вступив в Ливонию, не довольствовались ее разорением; они хотели городов и постоянного владычества над нею".
Псковские летописи: "А воевали месяца Генваря, почень от Нового городка Немецкую землю и за Юрьев и за Раковор и до Ругодива... полону много вывели; а сами Божиею милостию все здоровы вышли; а сила из земли мимо Сыренц на Козлов берег"… Именно в это время проходят наиболее яркие события, связанные с верхним Принаровьем. Им посвящен довольно большой кусок Московских летописей: "Того же месяца майя, в 25 день, Данило Федорович Адашев с товарыщи (Петр Петрович Заболотский и Шестак Воронин) пришел к Сыренску за пять верст на Скамию. (Здесь явно имеется в виду не привычная нам Скамья, которая напротив Сыренца, а другая, которая была ниже по течению, примерно там, где была Скарятина Гора. Вполне удобное место для переправы на левый берег). Июня во вторый день по государеву наказу к боярам во Псков  послал, а в Новгород ко князю Федору Троекурову, чтобы они с людми и с нарядом к Сыренску за пять верст пришли, а оне бы, по государеву наказу, к Сыренску шли. Того же месяца Июня приехали к царю господарю от воевод из Сыреньска с сеунчом от князя Федора Троекурова и от Данила Адашева с товарищи. ..голова стрелекой Тимофей Тетерин да Бархат Плещев, что Божиим милосердием город Сыренск взяли. Как пришел Данило с товарыщи за пять верст от Сыренска на Скамию и отпустил оттоле воеводу Павла Заболотцкаго да голову Ждана Вешнякова... И Данило к городу к Сыренску пришел и наряд из судов выняли и туры поставили. И з города из наряду изо многаго учали стреляти, а воеводы по городу. Июня 5 в неделю отпустил Данило з другую сторону туры ставити... И туры круг города изставили и наряд по всем туром розставили, а стрелцов с пищалми пред турами в закопех поставили, и учали по городу стреляти изо всего наряду, ис пищалей по вокном... Июня в 6 день князец Сыренской воеводам добили челом, из города выпросился не со многими людми. А животы ево, и доспехи, и наряд весь городовой воеводы поимали, а князца выпустили, обыскав, безо всякого живота; а которые немцы отстали, те все били челом и в холопстве учинилися царю и великому князю. А черные люди, Латыши и Баты и Чюхны, изо всего Сыренского уезду государю приложилися и правду дали неотступным им быти от государя и до века. А уезду Сыренскаго вдоль шездесят верст, а поперег инде пятдесят, а инде сорок. И Чюцкое озеро все очистил Бог и Нерова-река от верху и до моря царю и государю великому князю. И о сем царь и великий князь благодарение вездал и молебны велел пети и з звоном; а к воеводам послал с своим жалованием з золотыми столника своево Григорья Колычева, и храмы в Сыренску православные велел воздвигнуть во имя Живоначальныя Троицы, а придел Николы Чюдотворца, а другой Иларион Великий, на которой день Бог град поручил...". Князь Курбский в «Истории о великом князе Московском» также пишет, что после взятия Нарвы "... Потом, аки неделя едина (через неделю) взят град другий Немецкий, оттуду шести миль, Сыренеск глаголемый, иже стоит на реке Нарве, идеже она исходит из великаго езера Чюцкаго: та есть река не мала, сю же от места Пскова порт, аж до мест оных предреченных; и били с дел по нем только три дни и поддали его Немцы нашим."

(Слева миниатюра из Никоновской летописи, посвященная осаде Сыренска)

 В «Истории Русской церкви» митрополит Макарий: «Вскоре за тем взяв другой город, или крепость, Нейшлос (Сыренск) царь приказал и там воздвигнуть православные храмы во имя Живоначальной Троицы, святителя Николая и преподобного Илариона Великого, в день памяти которого сдалась эта крепость». Русские войска летом 1558 г. вели наступление на Ливонию и со стороны Нарвы и, обтекая озера с юга и запада, от Пскова. В этот раз брали и замки. Всего было захвачено 23 города и замка. В результате наступления этого года в руках русских оказалась вся восточная Эстония. К августу месяцу все того же 1558 года, относится еще одно упоминание Сыренца в летописи "...писал к царю и великому князю из Лаюса-города Павел Заболоцкой и Ждан Вешняков: Шли оне из Сыренска по государеву велению к Ракобору...".

Иван Грозный владел замком Нейшлос (Сыренескъ на Наровъ) менее четверти века, в 1580 г. его вместе с Нарвой отобрал полководец шведской армии Понтус Делагарди (по другим источникам 27 июля 1581 г. де-ла Гарди выжег Сыренск или Нейшлосс, изрубив встретившийся отряд россиян). "Тогож лета Свейские Немцы пришед, взяли Новгородской области городок Корел, и Ругодив, и Иван-город, и Сыренеск на Наров, Орешек, Копорью, и Яму". "Записки Миллера" утверждают, что после того, как 6 сентября 1581 года была взята Нарва "направились к новому замку, который построил герцог Магнус, брат датского короля. Замок этот лежал в красивой местности на берегу озера Пейпсус". В том же году замок стал предметом торга на переговорах в Ям-Заполье, о чем упоминает, например, Антонио Поссевино в «Протоколах Ям-Запольского перемирия». Но еще до того Иван Грозный писал польскому королю Стефану Баторию (например, в письме от 29 июня 1581 г.), требуя оставления в руках русских четырех замков - Новгородка Ливонского (ныне Вастселиина), Серенска (Нейшлоса – ныне Васкнарва), Адежа (Неймюля – ныне Адажи) и Ругодива (Нарвы). В ходе военных действий 1583 г. замок Нейшлос был поврежден, но затем снова восстановлен. Сыренец даже удостоился чести быть упомянутым в Духовной грамоте царя Ивана IV.

В 1583 году было подписано Плюсское перемирие на 3 года. Окончательно переговоры завершились в 1585 году там же на Плюссе подписанием невыгодного для России  договора, отрезавший от неё нижние течения рек Луги и Наровы и весь бассейн Невы. Однако верхнее правобережье Наровы Русь сохранила. Московское государство надолго потеряло всякую связь с Балтикой.

После смерти Ивана Грозного, его сын Фёдор, а, главным образом, Борис Годунов, воевали за Нарву. Война закончилась в 1595 году, когда неподалеку от Ивангорода в Тявзине был подписан мирный договор.

Хотя побережье Финского залива, Ивангород, Ям и Копорье были возвращены, это соглашение не обеспечило Русскому государству выхода к морю. Всю торговлю через Нарову шведы взяли в свои руки. Русским был запрещен выход в море. Также был запрещен вход в реку всем иностранным судам.

Согласно Писцовой книге 1585-1587 гг., Псковская земля делилась на 14 уездов с центрами в пригородах (включая Себежский уезд) и 7 засад. Верхнее Принаровье, по правому берегу относилось к Гдовскому уезду Наровской губы, которая занимала пространство между pеками Наровой (почти от её истока из Чудского озера до устья впадающей в неё Плюсы) и Плюсой (хотя писцовое описание отмечает сельцо Кроймость на правом притоке Плюсы на речке Кушелке, нет оснований утверждать, что пресловутое сельцо было в составе губы). На юге граница, почти наверняка, проходила по реке Втроя, так как деревня Скамья относилась уже к Каменской губе (согласно Псковской писцовой книге XVI в.). Центром Наровской губы был погост Ольгин Крест на реке Нарове. Подробнее о географии Принаровья того времени.
Губой управлял губной дьяк, помощником его мог быть подъячий. Губных дьяков чаще называли губными старостами. Должность эту полагалось занимать дворянину. Губной староста был и делопроизводителем и судьей по крестьянским делам. В губной избе могли и наказать провинившегося или должника. Тут стояла скамья для порки; могла быть и цепь с наножным кольцом, чтобы можно было “посадить на цепь”. Примечательно, что Наровская губа, как единица административного деления Гдовского уезда, упоминается в метрических книгах и других документах середины XVIII века, т.е. спустя почти 200 лет. Являясь с одной стороны для Псковского княжества этаким форпостом, граничащим с иноземными рубежами, эта местность, с другой стороны, была максимально удалена от центра и соответственно помощь ей доставалась в последнюю очередь.

Вообще Писцовые книги тех времен отмечают большое опустение края, в большинстве деревень населения просто нет "пожня ныне пуста, не косит нихто". Постоянные набеги со стороны шведов не способствовали благосостоянию края и росту населения.

Согласно книги Е.Н. Петрова "Исторические очерки о Родном крае".
Кто же составлял население края? Всех этих людей можно разделить на полностью свободных и зависимых. Преобладало мелкое землевладение и землепользование.
Свободные землепользователи кроме бояр:
Боярские дети - помещики, получившие от царя за воинскую службу в пользование землю.
Житьи люди. Можно их рассматривать как мелких землевладельцев, своего рода помещиков с правом продажи земли. Пользовались в обществе большим уважением и помещались после купцов.
Черносошные крестьяне-собственники. К началу XVI века их было уже мало.
Земцы. Расселялись по границам княжества на землях, данных им в пользование Псковом. Несли пограничную службу, составляли постоянное войско. Права на землю не имели.
Поселенные стрельцы. Заменили земцев после Ливонской войны в конце XVI века. Тоже права на землю не имели.
Сябры – общинники, крестьяне, купившие землю в складчину или владеющею её по наследству "по старине".

Суд на местах судили в губах – "волостели" или «губские» старосты. Основой случила Псковская Судная Грамота. «Тяжба» проходила в закрытом помещении – «в сенях», или «вудебнице», охранявшихся двумя приставами, которые назывались "подверниками". При неразвитости судебного следствия явных доказательств часто не хватало, поэтому дело решалось «Божьим судом» - поединком между истцами. Победа в поединке означала выигрыш дела. Было ли это привилегий только знатных людей, либо так могли решать дела и другие - неизвестно.

Зависимые люди:
Сельские смерды (были еще и городские). Термином «смерд», тогда обозначали всё крестьянство в целом. Жили они на условиях договора с владельцем земли. Были разных категорий: "изорники", занимавшие землю под пашню и "огородники", соответственно под огород (уплачивая при этом за аренду от четверти до половины урожая). Кроме земли, при необходимости и за дополнительную плату, могли также арендовать необходимое имущество - "покруту". "Котечники "– бравшие у владельцев тони (места рыбной ловли), а также лодку и невод, они образовывали исады - поселения рыбаков. Если "котечник" пропустил весенний лов, хозяин угодья брал с него такую же плату, какую вносили соседи провинившегося за период весенней ловли. Раз в году 14 ноября (по ст. стилю, так называемый день
день Филиппова заговенья) было право сменить господина или, наоборот, расторгнуть договор с арендатором.
Кабальные люди, подписавшие “кабалу” – обязательство работать на хозяина, пока не уплатит “долг”. Это начальная форма крепостничества.
Холопы –  "задворные" люди (по законам того времени обычные холопы использовались только по дворовому хозяйству).

Следующая страница