Древнейшая история

С небольшими дополнениями ниже приводится глава из книги краеведа Е.Н. Петрова (1919-2007 гг.) - "Исторические очерки о Родном крае. Принаровье, Причудье, бассейн р. Плюсса", Сланцы, 1991 г:

"Около 12 тысяч лет тому назад северо-запад Восточно-Европейской равнины окончательно освободился от древнего оледенения. Но природа этих мест еще долго сохраняла такие суровые черты, которые задерживали расселение первобытных людей.

Район не изобиловал для этого удобными местами: ледник оставил после себя несметное множество болот, а на сухих местах – огромное количество больших и маленьких камней. Дремучие, труднопроходимые леса, почти сплошь покрывали окружающую местность. Однако, примерно 10 тысяч лет назад первобытные охотники и рыболовы начали селиться здесь. «Следы» людей каменного века известны в восточном Причудье и Принаровье. Стоянки древнего человека найдены на Городищенской горе южнее Гдова, возле д. Скамья, Усть-Черно.

В 3-ем тысячелетии до нашей эры на территории Эстонии обитали племена финно-угорского происхождения – предки ряда современных народов. В течение, по крайней мере, трех с половиной тысяч лет они медленно переселялись в западном направлении, двигаясь в верховья Волги и Урала.

У берегов Балтийского моря финские племена встречались с другой большой племенной группой – балтами.

В Принаровье финские племена селились не на пустом месте. До них здесь обитали мелкие неизвестные племена. О них мы почти ничего не знаем. Но они оставили по себе память в названиях некоторых рек и озер. Ко времени начала переселения в наши края наших предков – кривичей и ильменских словен финские племена имели достаточные особенности, по которым русские их поделили на водь, чудь, нарову (нарова, во множ. числе наровы). По имени этой народности и получила название река Нарова - «падающая вода». Народность нарова упоминается в «Повести Временных лет»: "А вот другие народы, дающие дань Руси: чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, нарова, ливы, - эти говорят на своих языках, они - от колена Иафета и живут в северных сторонах", датируется эта запись 6370 годом от Сотворения мира или 862 по современному летосчислению. Впрочем, по мнению проф. Хвощинской, народ нарова (норома), упоминаемый в летописи, имеет отношение несколько к другой реке - Нарев (Нарва), приток Западного Буга.

Началом переселения с верховьев Зап. Двины и Днепра в сторону Чудского озера славянского племени кривичей следует относить к V-VI векам. Наиболее густо они заселили нижнее течение реки Великой, и далее стали продвигаться на север как по восточному берегу озера, так и по западному. К VIII веку кривичи уже стали для этих краев населением преобладающим, хотя и перемешивались: на востоке – с водью, за озером с чудью.

В Х-ХI веках они стали главной частью населения на северном берегу озера и по реке Нарове.

От озера Ильмень двигался еще один поток колонизации – ильменьские словене. Направлен он был прежде всего в недостаточно заселенный бассейн Луги, а затем - к Нарове. Поток этот образовался позже – в XI-XII веках и связан с военной колонизацией, когда русские дружинники силой отбирали лучшие земли у води.

Первые славянские поселенцы были прежде всего охотниками и рыболовами, меньше скотоводами и еще меньше земледельцами. Они были родовыми общинниками и передвигались “каждый родом своим особе”. Окружавшие их леса открывали большие возможности для охоты, но являлись препятствием для земледелия. В лесах было много зверья и птицы: туры (длиннорогий лесной бык, один из предков домашнего скота), лоси, дикие козы, кабаны, волки, медведи, рыси, росомахи, бобры, соболи, куницы, белки, лисы, зайцы, барсуки; глухари, рябчики, лебеди, гуси, утки. В реках было много рыбы.

Но долгая зима ограничивала рыбную ловлю и затрудняла охоту. Заготовке пищи впрок мешало отсутствие соли. Оружие для охоты было примитивное. Металл, даже для наконечников к стрелам был роскошью: ведь он на месте не производился, его надо было привезти или на что-то купить у северных соседей – норманнов или в возникающих русских городах, до которых надо было добраться.

Только с момента прихода на Русь варягов и начала формирования Древнерусского государства положение несколько изменилось. Переселенцы уже двигались во главе с хорошо вооруженными дружинниками. Часть их являлась предводителями родов – “нарочитыми людьми” или “огнищанами”, часть нанятыми на средства общины молодыми воинами – “отроками”.

По непроверенным сведениям, в развалинах Иоанно-Златоустовского монастыря секретарь Псковского Археологического Общества Н.Ф. Окулич-Казарин обнаружил рукопись датированную 703 года (возможно более поздним временем) в которой описывается легенда  о том как "Эрик-рыцарь задумал поход - рыцари, жившие грабежом, поиздержались и на малых парусах двинулись по Балтийскому морю. Подошли к высокой скале, к водопаду. Волоком перетянули суда в Чудское озеро, минуя водопад, и вошли в большое озеро. Озеро безымянное, но один из воинов Эрика назвал это озеро Чудо-озеро. Плыли дальше... Прошло три года. Уже Эрик организовал поход на больших парусах. Дошли до того места, где сливаются две реки, именуемые Плескова Великая и Плескова Малая." Насколько можно доверять этой легенде вопрос спорный, однако, то что варяги могли использовать Нарову для своих походов, весьма вероятно.

Но вернемся к первым векам нашей эры. Неустойчивый способ обеспечения продовольствием только за счет охоты и рыбной ловли заставлял людей обращаться к земледелию.Но свободных от леса земель было очень мало – это чаще всего пойменные участки в долинах рек. Отсюда встала необходимость сводить леса и заниматься подсечным земледелием: сжигать лес, и по свежей золе сеять; когда почва истощиться, переходить на другое место.

Подготовка такого поля требовала больших коллективных усилий всей родовой общины (т.е. близких и дальних родственников). Единственным орудием сведения леса был втульчатый топор с горизонтально расположенным долотообразным лезвием шириной 5-6 см. Работали им как мотыгой. Срубить им даже не очень толстое дерево было чрезвычайно трудно. Поэтому, в большинстве случаев деревья и не рубили. С деревьев снимали кору, и когда они высохнут, их сжигали. Таким образом не оставалось ни сучьев, ни стволов – только не до конца обгоревшие пеньки у самой земли.На месте пожарища прямо в золу бросали зерна. Затем их запахивали с помощью сохи – суковатки, иначе косули. Роль сошника в ней играл толстый, острый обожженный для крепости сук.

До появления более совершенных орудий труда люди жили в полуземлянках. У чуди полуземлянка имела вид большого шалаша, опущенного в землю. Рылась неглубокая круглая яма. Она обставлялась жердями которые наверху связывались так, чтобы оставалось отверстие для выхода дыма. Посредине создавался очаг. Жерди покрывали снизу дерном, выше – шкурами, мхом и древесной корой.

https://sites.google.com/site/perevoloki/istoria-prinarova/drevnejsaa-istoria/IMG_4192(1).jpg
Рисунок из книги Н.Н. Гуриной "Из истории древних племен западных областей СССР"

Славянская землянка несколько отличалась. Она больше напоминала дом. По краям прямоугольной ямы вкапывались толстые жерди – столбы. Затем они переплетались прутьями так, что получались стены. Стены обмазывались глиной. Крыша на столбах, покрыта “чем бог послал”.

По мере увеличения роли железных орудий у людей меняется образ жизни. Появляется топор современной формы, серп с большим изгибом, соха с железным сошником, лопата. С переходом к пашенному земледелию исчезает необходимость перекочевки с места на место. Жилье становится более капитальным: возникают бревенчатые полуземлянки, а затем и избы с окнами, затянутыми бычьим пузырем.

В бревенчатой полуземлянке несколько бревен венцом укладывались одно на другое, и несколько бревен укладывалось выше уже над землей до уровня крыш. Крыша соломенная, вход закрывается настоящей дверью. Внутри землянки в одном из углов самодельная глиняная печь с плоским верхом; дымоход на уровне земли через отверстие в стене. Есть скамейки, вкопанные в землю, грубые досчатые лежанки.

Расширяется и ассортимент культурных растений: сеют озимую рожь, ячмень, выращивают репу, лук, чеснок, лен. Лошадь приобретает значения главного тяглового животного.

Начинают строить городища – тесные огороженные селения. Возникают и открытые разносемейные поселения – “селища”. Это результат распада родовой общины на мелкие семейные соседские хозяйства, в которых коллективный труд не играет главенствующей роли.

В VIII-IX столетиях население северо-западных земель Руси представляло из себя непрочное многоплеменное объединение словен, кривичей, чуди и води. Объединение сложилось как средство защиты от скандинавских викингов (варягов).

Варяги не только по-разбойничьи вторгались в Прилужье, Принаровье и в Эстонию, но и брали относительно регулярную дань. Начальная летопись сообщает: “Имаху дань Варязи из заморья на Чуди и на Словенах, на Мери, на Всех и на Кривичах …”.

В 859 году объединенные племена “изгнаша варягв за море и не даша им дани. И почаша сами в себе володети”

К началу XI века все земли вокруг Чудского озера и Нарвский перешеек были колонизированы кривичами и стали фактической колонией Пскова.

Через год после гибели Игоря, взявшая под свое управление Киевское государство, княгиня Ольга совершила большую поездку в Прилужье и псковские земли. По легенде была и на Нарове (прямо о её пребывании здесь в летописи не говорится). Что она здесь делала? Создавала погосты – места сбора дани и оставляла в них дружинников для управления и охраны.

Названное в честь Ольги место Ольгин Крест, по-видимому, еще в ХI веке стало организационным центром хозяйственной жизни правого берега реки Наровы.

Согласно "Историко-статического вестника С.-Петербурской епархии, X выпуск, 1885 г." "...в XII в. псковские священники ходили с проповедью к наровской чуди."

Поблизости сложились поселения: Скорятина Гора, Омут, Криуши (хотя возможно они в то время назывались по-другому). В восьми километрах в деревне Кондуши извлекли из земли монеты времён князя Владимира (988г.).

Каковы были отношения между псковичами и новгородцами с соседней чудью? На западном берегу озера и Наровы чудь вела себя мирно и смирилась с русской данью. Дань была не очень велика. А крестьянину при всех условиях кому-то надо было ее платить. Дань – естественный налог феодальных времен.

в Х-ХI веках заселение славянами Принаровья шло не от Новгорода, а от Киева и Пскова. Происходило это постепенно вдоль западного и восточного берегов Чудского озера, и далее, по р. Нарве. Это был недостаточно обжитый край Киевской Руси. Отсюда и озабоченность киевских князей об этом крае, и поездка княгини Ольги с целью организации управления сбора дани в осваиваемых местах.

Если проследить расселение вдоль озера и реки Нарвы по времени, легко заметить четкую закономерность: к югу от Гдова и, в частности, в Залахтовье возраст поселений и могильников нисходит к Х веку и даже ниже его, а в среднем течении Нарвы поселений старше XI-XII веков не обнаружено. Средневековые поселения Принаровья датируются XI-XIV веками. К ним относятся: поселение у Криушей, Степановщины, Скорятиной Горы, два поселения около около Омута (Отрадное) и два около Загривья. Предполагаются поселения возле деревень Мокреди и Кондуши. Около Скамьи было обнаружено поселение XIV столетия. К указанному столетию Принаровье было заселено довольно густо. Почти все сведения о жизни людей в этом крае получены с помощью археологических раскопок."


Следующая страница