Криуши, ч. 1

Деревня Криуши, рисунок учителя А.П. Пяристе, 1930-е годы

Название деревни еще в первой половине XIX-го века в метриках писалось как Кривуши, потом буква "в" как-то затерялась и появились - Криуши (на карте). Наименование, вероятно, пошло от названия славянского племени кривичи. На латышском языке русских и сейчас называют Krievu (криеву). Как вариант, название могло произойти от "кривуля, кривуша" - изгиб реки. В эстонское время деревня была переименована в Krivasoo ("soo" - болото, первая часть переводу не поддалась).

Деревня очень старая, в 1627 году среди списка перебежчиков на шведскую сторону, есть записи: "Да от нево ж Крячка сшол з деревни с Кривоши крестьянин ево Степашко Иванов сын Сергеев за Нарову реку, живет в Ругодивском уезде на деревне Чорном ... Да приезжали в ево Крячково поместье из Ругодивского уезду розбоем зарубежские мужики з деревни с Чорной на пятинатцати лошадех и взяли крестьян ево Крячковых Тиханка с сыном с Савкою да Лазорка Онтипова сына з деревни с Кривоши, а живота с ними взяли три лошади, шесть коров, двенатцать овец, восмь коз, девять чети с осминою ржи, шесть чети жита, весмь чети овса. Да они ж, на тех лошадех оборотясь, пограбили сена ево полтораста копен и свезли за рубеж". А если опираться на археологические исследования Глазова, то люди в этом месте поселились не позднее XIV века.

В 1888 году в деревне был образован самостоятельный приход и по проекту архитектора И. И. Буланова выстроена каменная церковь Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского. Еще ранее в деревне была выстроена часовня во имя Иоанна Предтечи. В Saaga имеются церковные метрики за период 1889-1926 годы.
"Памятныя записи о церквах и приходах в уездных городах и селах Петроградской епархии, Петроград, 1915 г.":
Церковь св. Александара Невского, постр. в 1887 год,слева виден дом регента(из личного архива Елены Вальме)

"Церковь каменная, однопрестольная; построена в память мученической кончины Государя Императора Александра II и освящена в 1888 г. К церкви приписано 6 часовен, находящихся в разных местах прихода. Церковной земли 3 десятины. Приход составляют: с. Криуши и деревни: Пустой Конец, Долгая Нива, Жердянка; Мустаегги, Прибыли, находящиеся на расстоянии от 1 до 8 вер. от церкви. В приходе две церковных школы — в Криушах и Жердянке. Соседние приходы: Черновский, Польский, с. Ольгина Креста. Причта по штату положено: священник и псаломщик. Жалование от казны: священнику — 500 руб. псаломщику — 175 руб. в год. Священник Филомофитский, Александр. К сей церкви определен в 1912 г. Псаломщик Марков, Александр. Состоял и.д. псаломщика Шлиссельбургского собора, определен и. д. псаломщика к Черновской ц. Гдов. у. в 1904 г., перемещен к сей ц. в 1911 г. Криушская церковь состоит в ведении благочинного 1-го округа Ямбургского уезда."

Немного статистики, согласно Исповедальным Росписям в 1793 году в деревне было 7 дворов и проживало 31 душ мужского пола и 43 - женского (хозяевами деревни были примерно в равных долях - Економическое ведомство, Христофор Романович Фоннолиев и Яков Иванович Щербинин), в 1805 году - 8 дворов, 39 мужчин и 39 женщин (хозяева - Казенное ведомство, Егор Мольлер, князь Дмитрий Юрьевич Урусов, Елизавета Фоннолкина), в 1837 г. в деревне - 13 дворов и числилось 76 лиц мужского пола и 74 женского (владельцы - имение Его Императорского Высочества Великаго Князя Михаила Павловича, майорша Дарья Андреевна Ефимович, Ульяна Федоровна Мейер). В 1851 году отмечено 17 дворов, 76 мужских душ и 76 женских (имения Его Высочества Константина Николаевича Добручинскаго Приказа, Ефимович и Майер), в 1864 г. по "Списку населенных мест" - 18 дворов, 62 мужского и 79 женского пола, в 1922 году - 58 дворов и 276 жителей.
Еще ранее в XVIII-м веке среди тех, кому принадлежали жители деревни Кривуши упомянуты в метриках помещики Мина Иванов сын Дубровский, Гаврила Афонасьев сын Окунев, Гаврила Федоров сын Щербинин, Гдовский капитан Христофор Романович фон Нолиен и майор Иван Гаврилов сын Щербинин, а также Псковская архиерейская вотчина.

В августе-сентябре 1902 года в деревне был водоизмерительный пост, где инженер E. Köning по заданию комиссии Министерства путей сообщения исследовал развитие водного пути Псков-Тарту-Нарва. Работы по наблюдению за уровнем реки велись и после войны, для определения возможного влияния водохранилища на уровень реки.
  
В начале и конце 1919 года деревня была ареной жестоких сражений, подробнее об этом в разделе "Начало XX века". О том насколько это было значимым событием для Эстонии можно судить по монументу, о котором речь пойдет ниже, и музыкальном произведении композитора Raimond Kulli  "Krivasoo lahing" (Криушская битва).

Деревне Криуши достаточно много внимания уделил в своей книге С.В. Рацевич.

В 1955 году перед пуском ГРЭС и затоплением Нарвского водохранилища, жители деревни были выселены, так как оказывались в зоне затопления. Однако, то ли проектировщики немного ошиблись, то ли какие-то органы перестраховались, но место, где находилась деревня под воду не попало. Сейчас там пустошь ...


Воспоминания написанные Ниной Левиной (Грязевой), уроженки деревни Криуши (она же автор планов деревни)

"В деревне Криуши было мало места, что бы строить новые дома, тогда стали отводить места для постройки рядом, так образовалась деревня Пустой Конец.

После революции Эстония отделилась от России. Наш край Принаровье оказался под Эстонией, потом он был Вирумааского уезда. Была когда-то волость Козе, а затем сделали волость Пийри, почтовое отделение Кривасоо (Криушское село).
Работали на крестьянстве. Зимой ходили на заработок на лесосеки, весной на лесосплав. По Чёрной речке и на консульскую канаву от Куремяэских (Пюхтицких) озёр Консула и затем по реке Нарова лес сплавляли в Нарву. Значительная часть леса шла для «Кренгольмской мануфактуры».
В деревне Криуши при доме культуры (Народном доме) был хор. На певческие праздники они выезжали в Нарву. Выступали в Ивангороде и в театре «Выйтлея». При Народном доме было культурно- просветительское общество «Луч», ставили спектакли, концерты, чайные и танцевальные вечера, ездили на гастроли в деревни Омут, Князьсело, Долгую Ниву, что под Нарвой, Венкюль, Загривье, Кондуши. В Криуши тоже приезжали артисты из этих деревень. При Народном доме были свои баянисты и аккордеонисты.
В Престольный праздник деревни Криуши Александров день из Нарвы приезжали лавки - была ярмарка. Ставили палатки, торговали разными сладостями, конфетами, пирожными, лимонадом, пивом, фиалкой, разными 
булочками, корейкой, колбасой и другими товарами. Сначала, ставили палатки у церкви, на берегу реки, а потом стали у Народного дома.

Школа была в начале в Народном доме, а в 1926 году построили новую школу. А ещё раньше дети учились в доме священника при сторожке. Первые учителя новой школы Гагарины Леонтий Александрович и Раиса Георгиевна. Позднее пришла в школу новая учительница Грибова Ольга Семёновна. Ещё позднее открыли эстонский класс и приехал эстонский учитель Пяристе Александр Павлович. Александр и Ольга поженились, и стала новая семья Пяристе. Из школы в церковь мальчики ходили прислуживать в пономари, а некоторые потом ходили в церковный хор. Школа была шестилетка и 2-х этажная. Некоторые после школы в деревне уезжали в Нарву, поступали в гимназию, а после гимназии в Тарту в институт.
У Шапкиных в деревне Криуши в доме была лавка и была ветряная мельница. У Жукова Арсения была кузница и он работал кузнецом.

По реке Нарова плавали пароходы "Заря" (Койт) колёсный, "Победа" (Выйт) с большим котлом, "Лебедь" (Луйк) белый, "Ласточка" и моторный катер. Выходили пароходы от причала Кулга, приставали по деревням Жердянка, Вязки, Усть-Жердянка, Криуши, Мустайыги, Омут, Князьсело, Степановщина, Скарятина Гора, Переволок, Скамья, Васкнарва. Ещё ходили пароходы–тягачи Кренгольмской и Суконной фабрик, эти пароходы таскали на буксире баржи и плоты. Пароходы возили пассажиров и товар из Нарвы, по деревням по магазинам. В конце войны пароходы "Заря" и "Виктор" были затоплены и остались целы. "Лебедь" был сожжён. Два парохода были подняты из воды и вновь ходили. На пароходе «Заря» очень долго плавал капитан Поляков Павел, на буксирном «Викторе»- Леппик. После войны 1945 г. из города Нарва увезли Кренгольмский буксирный пароход «Виктор». Погрузили на платформу и увезли на Волгу. Увезли хорошую электромельницу, на которой мололи очень много сортов муки, делали разную крупу.

Муж моей крёстной (тёти ) Марии Яковлевой - Егор был булочником. У него была пекарня в Васкнарве и он держал ресторан на пароходе «Заря», и мама, и тёти (Ольга Грязева и Мария Яковлева) там работали. Егор Яковлев пёк очень вкусные булочки и продавал их в ресторане на пароходе.

Слова Грязева Александра (моего отчима), которые он говорил про Кирилла Пухланкова, когда Кирилл приходил домой выпивши, кричал: «Лёша, Ваня, тятя загулял». А Камнеров Семён, подходя к дому кричал: «Ты милашка моя, глянь в окошко, иду я». Два друга и одногодки в праздник пили, гуляли - тоски не знали. И во хмелю решили уйти за границу (было время, когда многие уходили в Россию). С друзьями распрощались и ушли. И оказались на хуторе, где у одного из них была невеста. Залезли в баню и уснули. Утром, проснувшись, один спрашивает у другого: «Где же мы находимся?». Думали, что за границей, потихоньку стали смотреть в щель, оказалось, что на хуторе. Пошли похмеляться к невесте. И задумка бежать за границу больше не возобновлялась.

При Народном доме в Криушах был организован детский сад. Руководитель - Колкунова Зинаида Николаевна. К праздникам из Нарвы приезжал Рацевич Степан Владимирович, который помогал разучивать спектакли, постановки. Были курсы кулинарии, кройки и шитья, филейной вышивки.
Через реку Нарову были паромные переправы в деревнях Криуши, Скарятина.

В Криушах была церковь Александра Невского и вокруг кладбище. Там похоронен мой отец Грязев Михаил Иванович. Рядом с церковью был дом священника - Отец Владимир Преображенский и рядом была сторожка, там жил звонарь и сторож Щеглов Михаил. В этой сторожке я и родилась. Моя мама Ольга Николаевна Грязева тогда уехала на работу в Нарву, а отец служил в церкви. Мама приехала его навестить, там меня и родила.

При церкви был церковный хор, которым руководил регент Пекарев Иван и здесь же рядом был его дом. На берегу была пристань для причала пароходов. Пароходы привозили из Нарвы пассажиров и товар для лавок-магазинов. Зимой товар привозили на лошадях. Ниже пристани был дом-чайная. Зимой по ледовой дороге заезжали те, кто ехал дальше, в чайную Власова. В Криушах была лавка одна у Краснова, другая у Минина.

В Пустом Конце лавка у Шапкиных. В Долгой Ниве была мельница ветряная, в Криушах водяная. Было две кузницы. Одна в Криушах, другая в Пустом Конце.

Памятник Освободительной войны в деревне Криуши. На самом верху был шар, на шару орёл с раскрытыми крыльями. Построен в 1938 году. На таблице занесены имена людей, погибших в 1918 году, а под памятником была зарыта капсула с фамилиями и именами погибших. В 1941 году, когда пришли русские, памятник взорвали, потому что, кому-то взбрело в голову, что там зарыты ценности".

Воспоминания, фотографии и рисунки предоставлены Еленой Вальме (www.valme.eejelena@valme.ee) за что ей особая благодарность.


Монумент, посвященный боям в Освободительной войне(из фондов Эст. архива фильмов EFA.0-40602p)
Монумент, посвященный боям в Освободительной войне,
архитектор В.Г. Радлов, автор скульптуры орла - А. Каск
(из фондов Эст. архива фильмов EFA.0-40602p)




 Открытие памятника в честь битвы у Криуши
около здания волости 24.05.1936,
авторы Radkov и Pikhof, разрушен 19.07.1940






Открытие памятника







Неоднократно из уст принаровцев мне приходилось слышать старую, довоенную присказку-дразнилку: «в Криушах попа убили...». Что же там случилось на самом деле, рассказывали старожилы достаточно смутно, повторяя слухи и домыслы, ходившие из деревни в деревню. В архиве храниться уголовное дело, заведенное по факту убийства, которое делает картину случившегося более ясной.

14 октября 1921 года в селе Криуши отмечали праздник Покрова, который означал для деревенских окончание выпаса скота и переход на его зимнее содержание в хлеву. Традиционно праздник отмечался очень широко и включал в «обязательную программу» молебен, который совершался на дому у прихожан. Тогдашний священник Василий Благодатский вместе с диаконом Николаем Задвинским начали обход с северного края деревни. После молебна в каждом доме священнослужителей благодарили деньгами, кто сколько мог, а некоторые подносили чарку водки или стакан пива. Деньги собирал диакон и клал в свой карман. Часам к 6 вечера, изрядно уставшие и выпившие, священник и диакон добрались до последнего дома Гаврилы Григорьева, где их уже заждались хозяева и гости из разных деревень. Среди прочих, был и Андрей Прокофьев из соседней деревни Долгая Нива. Священник и диакон отслужили положенное Богослужение, и все сели за стол - выпивали, закусывали и разговаривали. По ходу беседы между священником и диаконом вышел спор, в ходе которого священник Благодатский высказал диакону, что тот не имел права собирать деньги за службу, которую правил священник. На это Задвинский вынул деньги из кармана и бросил их на стол. Благодатский же их собрал и сунул в свой карман френча. Застолье продолжалось и перешли к песням. В какой-то момент Прокофьев, у которого был неплохой голос, стал петь песню про попа. Священник на это обиделся и обозвал Прокофьева комиссаром и коммунистом. На что тот незамедлительно обозвал его «чертовым попом». Благодатский встал, сказал, что он не может сидеть за одним столом с теми, кто его не уважает. За вышедшим священником последовал хозяин дома Григорьев, который безуспешно принялся его уговаривать остаться. Через некоторое время из дому вышел и Прокофьев, который минут через 15 вернулся. Праздник продолжался, и постепенно все стали расходиться, кто куда.

На утро около дома вдовы Сысоевой, в грязи на дороге, нашли мертвого священника. В ходе следствия после допросов, довольно быстро установили, что убийцей являлся Андрей Прокофьев, который и сознался в содеянном. Он дважды ударил Благодатского метровой дубинкой (палкой), один раз по спине и второй раз по голове. Во время допросов Прокофьев показал, что ударить священника его подговаривал диакон и Григорьев, причем последний указал ему в какую сторону пошел священник, и дал в руки орудие убийства. Все эти трое, причастные к делу были арестованы, и содержались под стражей в Нарвской тюрьме.

28 апреля 1922 года состоялся суд, примечательно, что это был Окружной военный суд. Обычно, юриспруденция военных судов распространялась на военных или на территории, находящиеся под действием военных законов, иными словами, на оккупированные территории. По итогам судебных заседаний Прокофьев был признан виновным в убийстве и приговорен к трем с половиной годам арестантской роты. Григорьев и Задвинский были оправданы. Последнему позднее вернули сан диакона, но продолжать служить в Криушах не разрешили, и назначили в другой приход. Кстати, деньги, примерно 25000 марок, при убитом священнике не обнаружили и куда они исчезли, выяснить не удалось.

Такое вот весьма необычное и трагическое событие произошло в Криушах в 1921 году. Что в этом сыграло главную роль, неумеренное ли потребление водки всеми участниками события, просто жадность, или общее озлобление людей после Мировой и Гражданской войн — судить сложно.

Написано на основании архивного дела Эст. гос. архива ERA - Дроздик О.А.