О деревнях Жердянках

Автор этой статьи Валентина Гонтарь gontarvi@gmail.com, у неё предки родом из Усть-Жердянки. Валентина оказывает большую помощь в создании сайта, как в поисках материалов, так и в редактуре страниц сайта.


Вот как описывает С.В.Рацевич:
"Принаровье.

Такое наименование этот край с русским населением в 25 тысяч человек получил по своему географическому положению. Деревни разбросаны по обе стороны реки Наровы. 20 больших и малых деревень в непосредственной близости от реки, 15 отступили вглубь на 6-10 километров.

Три района составляет Принаровский край. Верхненаровье - от Сыренца (Васкнарва) до Омута, второй район называется Средненаровье - от Омута до Усть-Жердянки и, наконец, Нижненаровье, охватывающее селения ниже водопада вплоть до впадения реки в Финский залив."

Мои деревни, вернее моих ближайших предков, Усть-Жердянка и Большая Жердянка (см. карту). К сожалению, сейчас эти деревни исчезли. Во вторую мировую войну все дома были разрушены, а затем затоплены, когда появилось Нарвское водохранилище. Поэтому, собранные по крупицам, воспоминания и документальные свидетельства могут дать некоторое представление об этих деревнях. Более дальние по времени мои предки жили также и в Верхненаровье, и в Нижненаровье.

Воспоминания С. В. Рацевича "За Кулгинским каналом открываются широкие водные просторы Наровы. Река здесь, словно в большой ковш, собрала огромные запасы воды, чтобы обеспечить ею свои водопады. Слева бесконечные однообразные покосные угодья, весной во время половодья заливаемые, выходящей из берегов рекой. Справа жидкие перелески, берег чуть выше, вдали вырисовывается синеющий лес. Миновали спокойную неглубокую Плюссу, приток Наровы, несущую свои воды через Гдовский уезд. И опять та же скучная картина по обоим берегам. Иногда около кустарников поднимается тоненькая струйка дыма, да высовывается притянутая на берег лодка любителя-рыбака. Правый берег стал выше. Показались лесные поляны.
Проехали 15 километров. Показалось какое-то неуклюжее сооружение на реке, порядочно выдвинувшееся вперед от берега. Это покосившаяся пристань первой деревни на берегу Наровы вверх против течения–Усть-Жердянки.

Усть-Жердянка.

Вниз по течению реки в четырех километрах от Криуш последняя береговая деревня Принаровья - Усть-Жердянка. Проезжаем места, где в 1918 году шли упорные бои за переправу через реку. Здесь был деревянный мост, соединявший правобережье с дорогой, которая шла на Аувере. Мост сгорел. Теперь тут ходит паром. Берега высокие. У переправы хутор Барыгина - зимняя остановка для едущих по льду между Нарвой и Сыренцом.

В дождливую погоду стоит ступить на берег, как ноги плывут в глинистой жиже. Даже странно, берег высокий, есть сток для воды прямо в реку, а дорога утопает в грязи.Береговая дорога просматривалась с реки. Она проложена в лесу среди сосен и елей, встречаются лиственные деревья.
Причал у деревни Усть-Жердянка(Из собрания Эст. национального музея ERM Fk 1523:3097)

Пристань напоминает бревенчатый бастион старой русской крепости, выдвинутой вперед, словно предназначенный для защиты высокого берега. Маленькая деревушка утопает в зелени. Сквозь густую листву выглядывают крашеные домики, окруженные заборами, с опрокинутыми на них ведрами, большими глиняными горшками, с висящими во всю длину пестрыми половиками. Над поверхностью воды свисают кустарники, между ними проглядывают привязанные к стволам лодки. Усть-Жердянские крестьяне любят удить рыбу, забрасывать сети. Ловится не ахти какая благородная рыба, - весной щука, изредка окунь, а чаще всего плотва.

Деревня небольшая, по одной линии протянулась по берегу. Деревня земледельческая. За домами начинаются пашни. Почти в каждом доме имеется лошадь. Население занимается крестьянством и за последние годы, учитывая близость города, обратило серьезное внимание скотоводству, разведению молочных коров. Держат по две-три коровы. Город под боком, – значит, продукты сельского хозяйства не залеживаются, есть куда сбыть. Зимой на лошадях, летом на пароходе везут крестьяне на Нарвский городской рынок молочные продукты, птицу, ягоду. Живут безбедно, работают много.  

Дружными руками всего населения –стариками и молодежью выстроен уютный народный дом, принадлежащий пожарному обществу. Это нисколько не мешает его руководству заниматься культурно-просветительной работой. Всегда в нем чисто, на окнах занавески, по стенам картины. Молодежь сама убирает помещение. Девушки поочередно моют полы. Уборка производится сразу на другое утро.

Молодежи, как и всего населения в Усть-жердянке, немного, но вполне достаточно, чтобы ставить многоактные пьесы. В деревнях, как правило, замужние и женатые стесняются появляться на сцене. Здесь не считаются с такими взглядами. Спектакли не часты, потому что молодежь вынуждена их ставить самостоятельно, без руководителя, рассуждая так: лучше редко, да метко, когда приедет инструктор. Чтобы в народном доме не проводилось, - будь то лекция, литературное чтение, спектакль, концерт, - собирается вся деревня и стар и млад и, что характерно для Усть-Жердянки, умеют слушать и ценить тех, кто работает на благо культурного развития населения.

К своему деревенскому празднику 21 сентября, когда основные крестьянские работы закончены, особенно старательно готовится молодежь. Приедут гости из Криуш, Низов, Большой Жердянки и даже из Нарвы. Будут смотреть спектакль. Его участники, -сколько раз я сам был очевидцем,- ведут себя, как заправские актеры. Сосредоточены, весь день готовятся к выступлению, не позволяют себе быть за столом вместе с гостями и, Боже сохрани, выпить. Кто не занят в спектакле, дежурит в зале и следит за порядком. Зато и результаты налицо: пьеса играется «без сучка и задоринки», среди публики, которая заполняет до последнего предела, полная тишина"

По воспоминаниям друзей моих родственников, позднее, после войны в спектаклях участвовал мамин двоюродный брат из Узно.

"У многих горожан складывалось мнение, что раз деревенский праздник, все напиваются до бесчуствия, безобразничают, дерутся. До открытия в деревнях культурно-просветительских обществ нечто подобное встречалось нередко. За отсутствием народных домов молодежь собиралась на танцы в какой-нибудь большой дом, где хозяин принимал гостей, сидевших за столом. О каком-либо порядке не могло быть и речи. Происходили неприятные словесные препирательства, переходившие в потасовку."

Вспоминается послевоенный художественный фильм «Дело было в Пенькове» с Вячеславом Тихоновым в главной роли. Однако Рацевич рассказывает о довоенных деревнях Принаровья.

"Население Усть-Жердянки никогда не могло похвастаться наличием руководителя по культурно-просветительной работе. Небольшая однокомплектная четырехклассная школа с одним педагогом находилась на порядочном расстоянии от деревни в сторону леса по дороге, ведущей в деревню Большая Жердянка. Построена с расчетом так, чтобы было удобно посещать занятия детям обеих деревень. Учитель живет в школе. Никакого участия в общественной жизни деревни не принимает. Население деревни не знало, что такое помощь учителя во внешкольной работе и вынуждено было вариться в собственном соку. Вот почему кроме редких спектаклей и тех мероприятий, которые проводил инструктор, в деревне ничего не делалось.

Привычка все делать самим, ни к кому не обращаться за помощью, выковали из усть-жердянцев стойких, энергичных общественных деятелей. Они сами заботились о приезде в деревню инструктора по внеклассному образованию, окружали его заботой и вниманием, хотя понимали, что поскольку в деревне отсутствовало просветительное общество, он не обязан здесь бывать.

В начале двадцатых годов в Принаровье власти потребовали от населения взять себе новые фамилии. Большинство деревенских имели прозвища, в лучшем случае именовались по дедовскому имени или его прозвищу.

В Усть-Жердянке появились такие новые фамилии: Пушкин, Суворов, Тургенев, Трепов, Милюков и даже Анна Каренина. А на пароходе “Заря” плавал матросом крестьянин из деревни Криуши, взявший себе фамилию Ленин." (Семья Лениных существовала и проживала в Ярославской губернии. О ней рассказывалось на генеалогической выставке Союза Возрождения Родословных Традиций в Угличе. Владимир Ильич Ленин воспользовался этой фамилией как псевдонимом)

Мама моя была девочкой перед войной и воспоминания у нее отрывочные, детские.

О школе: Школа была посредине между Большой Жердянкой и Усть Жердянкой на берегу реки Малая Жердянка (примерно 1938 год). Туда ходили купаться. Учительницей была Тамара Аус. Ее сестра Евгения тоже была учительницей после нее. Евгения вышла замуж за Трепова (см. воспоминания Рацевича).

Зимой в школу ездили на финских санках. Река Жердянка быстрая была. Подо льдом были промоины и как-то раз мы провалились под лед. Пришли в школу мокрые. Печки

В центре учительница Т. Аус, рядом с ней слева сидит Ира Гладышева, дальше Пузанова Нина. В первом ряду пятая слева Тамара Минина, справа от неё Рогова Тамара. Первый в верхнем ряду справа Смирнов Женя, левее рядом Крючкова Лида. Евгения Минина во втором ряду вторая слева, а слева от нее Корнилов.Большая Жердянка16 мая 1938(из личного архива В. Гонтарь)
в школе были круглые. Учительница заставила раздеться и высушить вещи. Женька Смирнов ходил вместе с мамой в школу, и Витька Зимин тоже.
В школе было 5 или 6 классов. На фотографии (16 мая 1938 г.) все ученики школы и учительница Тамара Аус. В школу мама пошла в 8 лет. На год младше училась ее сестра Тамара. Рядом с учительницей Тамарой Аус-слева сидит Ира Гладышева, дальше Пузанова Нина. В первом ряду пятая слева это моя тетя Тамара - справа от тети Рогова Тамара. Первый в верхнем ряду справа Смирнов Женя, левее рядом Крючкова Лида. Моя мама во втором ряду вторая слева, а  слева от нее Корнилов. Лида Крючкова, Роговы (из Большой Жердянки) - они старшие дети. Старшие дети были бойскаутами, а младшие назывались "птенчики".Школу мама заканчивала уже в эвакуации в деревне Мочало, Вологодской области.

Крючковы жили там, где был у моего деда покос. Там была пристань.

Большая Жердянка была небольшой деревней. Она начиналась немного отступя от дороги. Дальше была тыловая дорога, и дальше река. В Большой Жердянке была одна улица. Она спускалась к реке Малая Жердянка и вдоль нее шла песчаная дорога в другую деревню Усть-Жердянка. Дома располагались по обе стороны. В деревне Большая Жердянка соседями моего деда Минина слева были Таракановы, справа Зимины, дальше Пчелкины. У соседей дома были большие, построенные из больших камней и кирпича. Крыльцо высокое. Фундамент высокий. Другие семьи это Мухины, Кругловы, Роговы, Смирновы, баба Оля.

Через речку Жердянку от школы был хутор. Хозяин был Журавлев.


План Большой Жердянки 1853 года из архива ЦГИА

Дом отца мамы находился в середине деревни. В его доме, который построил его отец, был высокий фундамент из валунов. Дом был деревянный, крашеный, желтого цвета, с цинковой крышей. На улицу выходило три окна, в заулок один или два окна. На кухне было два окна, и они выходили в тот же заулок. Там и находился вход в дом. Внутри был длинный коридор. На половине коридора налево был вход в теплый хлев (свинья, зимой корова). Направо вход в кухню, через кухню в комнату. Прямо был вход в летний большой двор. Была конюшня. За домом был маленький дом на 1 комнату и жила там родственница деда Ивана (моего прадеда). Около дома был колодец. Он был на двоих соседей. Молоко спускали в колодец на веревке в специальных бидонах летом в жару. Зимой молоко хранили в коридоре.

Мамин отец, а мой дед работал десятником на торфоразработках за Жердянкой. На этом болоте собирали клюкву, морошку. Маме в это время было 9-10 лет. Дедушка также возил в Нарву по заказам масло, которое делала бабушка. Зимой ездили по льду на лошадях. У прадеда Ивана был свой пароход. По реке Нарве на хуторе жила подруга мамы Ира Гладышева. Отец Иры Гладышевой работал тоже на торфоразработках.
 
В Большой Жердянке был престольный праздник Рождество, но праздновали его 25 декабря. Приезжали родственники из Усть-Жердянки (бабушки), сестры моего дедушки из Узно, и родственники из Нарвы. Подростков в деревне было немного. В Рождество они наряжались, например, Бабой Ягой, Дедом Морозом. Мальчики делали  маски. И в таких нарядах шли колядовать с песенкой "Рождество Твое Христе Боже наш". Хозяева уже знали и ждали их, готовили сладости-расписные пряники разной формы в виде звезд, мишек, разных зверушек, на которых рисовали белым, розовым, зеленым сахаром. Ходили колядовать и через Нарову в Вязки. Там жили эстонцы, но они тоже знали и пускали детей.
Из Нарвы на охоту приезжал дядя Карлуша с охотничьей собакой Джойка.

У родителей бабушки в Усть-Жердянке был свой дом, была корова. Отца бабушки убили в первую мировую войну. Он пошел к реке Нарове за водой, а с другого берега стреляли и убили. Мама бабушки умерла от рака в 1919-1920 гг. Бабушка осталась с младшим братом Ваней. У бабушки после родителей был в наследство еще небольшой кусок леса.

По документальным данным в 1853 году деревня Большая Жердянка относилась к 4 Округу Выскатской волости ведомства Павловского Городового правления. По 9-ой Ревизии в ней состояло 36 лиц мужского пола и 42 женского пола.

Угодий в виде пашни было 4 десятины и 2689 саженей, лугу чистого 5 десятин 1950 саженей, луга с кустарником 6 десятин 1550 саженей, перелогу с кустарником 257 саженей, всего 17 десятин 1646 саженей.
В том же 1853 году в деревне Устья Жердянки того же ведомства Павловского городового правления по 9-й ревизии состояло 38 лиц мужского пола и 49 женского пола.
В 1862 году согласно "Списку населенных мест", изданного в 1864 году в Усть-Жердянке было 10 дворов, лиц мужского пола было 38, женского пола 32. В Усть-Жердянке существовала православная часовня. От Гдова она находилась на расстоянии 58 верст.
Согласно тому же "Списку населенных мест" в Большой Жердянке было 12 дворов с 41 лицом мужского пола и 56 лиц женского пола. За прошедшие 10 лет от 1853 года Большая Жердянка превысила по числу жителей Усть-Жердянку. Это сведения по 10 ревизии.
Согласно Уставной грамоте С.-Петербургской губернии Гдовского уезда, выданной владельцем Его Императорским Высочеством Государем Великим Князем Константином Николаевичем, водворенным в Гдовском Его Императорского Высочества имении крестьянам Павловского Дворцового ведомства селения Большой Жердянки принадлежащим Кондушскому сельскому обществу до обнародования в 1862 году положения о крестьянах (имеется в виду отмена крепостного права) крестьяне этой деревни платили оброк 5 рублей серебром с души.
Следовательно, Павловское городовое правление означало Павловское Дворцовое ведомство.
В 1862 году в Большой Жердянке было: усадебной земли 3 дес. 640 саж., разных угодий в даче 517 дес 1060 саж.
В Пустошах: Рудной Бабы 94 дес. 2139 саж., отрезной земли от пустоши Рудной бабы 66 дес. 206 саж., остров Безымянный, принадлежащий к пустоши Дорошанской - 8дес. 1560 саж. Красного Луга 1-го - 44 дес. 2230 саж., Красного Луга 2-го – 59 дес. 844 саж.

(Фотографии из личного архива Валентины Гонтарь, в их числе копии карт 1853 г. деревни Усть-Жердянка и деревни Большая Жердянка из архива ЦГИА)

Фотоальбом с фотографиями деревни

Жердянка




Из воспоминаний Смирнова Ивана Никитича:
"В древние времена, сотни, а может быть и тысячи лет между деревней Низы и деревней Жердянка были озёра. За много сотен лет они стали зарастать травой и образовались болота. По рассказам предков, там в бывших болотах была затонувшая баржа, затем и она заросла в болотах. В царствовании княгини Ольги с крестьян-крепостных взимались огромные налоги. В 945 г. муж Ольги Игорь был убит древлянами. Ольга жестоко наказала древлян и решила упорядочить твёрдый оклад податей. У людей забирали всё. И не в силах платить крестьяне убегали в леса, оставляя свои дома. За деревней Низы в сторону деревни Больших Полей делали набеги на ямщиков, грабили их. С деревни Низы через болота прокладывали жерди и по жердям уходили в разные стороны. Выбирали места повыше, строили дома и жили. Так появилась деревня Жердянка. Из деревни Низы и Жердянки дороги не было, проход был только по жердям. И если собьёшься с дороги- болото засосёт. Мерили дно этого болота - 7-ми метровой жердью, дна не доставала."