Радовель

Деревня Радовель расположена примерно в 2 км от д. Кондуши (карта). Упоминание местности с таким названием можно встретить еще в писцовых книгах XVI века "Радовля на Нарове у Олгина креста...". Почему тогдашняя Радовля располагалась на Нарове сейчас объяснить сложно, то ли деревня "переехала" от реки в глубь, то ли название с одного места перешло на другое.

Достоверно точное письменное упоминание, относящееся к деревне на нынешнем месте, относится к 1748 году. В это время земля деревни принадлежала «Псковской архиерейской вотчине», в ней было 18 дворов с населявшими их 52 мужчинами и 56 женщинами, что для того времени это было достаточно большим поселением.  После 1764 г. деревня стала относиться к «економическому ведомству», в 1782 году уже только 11 дворов, 28 мужчин, 28 женщин. По каким-то причинам население уменьшилось в 2 раза. В 1837 году Радовель принадлежит  «имению Его Императорского Высочества Великаго Князя Михаила Павловича» - 9 дворов, 53 мп, 67 жп. В 1851 году записана как "имения Его Высочества Константина Николаевича Добручинскаго Приказа" 15 дворов с 61 мужского пола и 74 - женского. Принадлежность деревни определяется, как "Ведомства Павловского Дворцового Правления". В 1922 году в Радовеле было 58 дворов. В это время жители имели следующими фамилия: Коросовы, Грозновы, Москвичевы, Сорокины, Тихвинские, Толмачевы, Черновы, Муравьевы, Корень, Тумалевич, Кораблевы, Коюковы, Распутины, Заплаткины, Пушкаревы, Муру, Абрамовы, Рюхины, Семейные, Ористовы, Таракановы, Котиковы, Исаков, Лавровы, Мец, Рыжевы, Чугуновы, Крутиковы, Крутик, Ларуткины, Смольниковы, Поплевкины, Зорины, Зубковы, Брамер, Тополев, Скрыповы, Какурины, Пиллер, Бальяновы, Каллас, Каминевы, Зеркаловы, Никитин, Казиновские, Перовы, Стуколовы, Зубровы. Боронихины, Растеряевы, Вельмар, Рудины, Гясковы, Воронецкие, Столяровы.

В эстонское время деревня считалась одной из самых бедных в Принаровье. Именно отсюда был самый высокий процент "перебежчиков" в Советскую Россию, уходили даже целыми семьями. После установления советской власти здесь организовали самый первый и единственный до войны колхоз.

В деревне была своя 4-классная школа.

К сожалению, не удалось встретиться и побеседовать ни с кем из старожилов этой деревни, поэтому ниже будут приведены воспоминания из собрания Загривского школьного музея. Этот материал был собран в середине 90-х годов XX столетия школьниками этой школы под руководством Каликас Галины Николаевны.

Точная дата встречи неизвестна, до 1997 года.
Руфина Фёдоровна Тумалевич родилась в 1921 году в деревне Радовель. В то время и вплоть до 1940 года деревня Радовель являлась частью буржуазной Эстонии. С детства остались у неё тяжёлые воспоминания. С 7 лет её отдавали в няньки к чужим людям, чтобы не умерла с голоду. Учиться она не могла, поскольку семья была у неё бедная.

По словам Руфины Фёдоровны, в Радовеле не было богатых семей, много было нищих, которые побирались по домам.

Начиная с 14 лет, Руфина вместе с подругами нанималась на полевые работы. Один из таких моментов особенно врезался ей в память. Руфине был тогда 18 лет и она вместе со своими подругами работали в имении немецкого барона в Нарве.
Барон к тому времени уехал, в доме остались его управляющий и слуги. Управляющий поселил их в барский дом. Условия жизни были неплохие. Работали 4 часа в день, спали на тюфяках, набитых сеном, которые привезли с собой. Сготовить можно было на печке-буржуйке. Однажды было холодно, и они затопили камин и легли спать. Больше Руфина ничего не помнит, а очнулась она в больнице. Потом она узнала, что четверо её подруг умерли, а остальные, в том числе и она, долго лежали в эстонской больнице. Видимо, произошло отравление угарным газом.
После присоединения Эстонии к Советскому Союзу Руфина Фёдоровна пошла работать в колхоз. О колхозе у неё остались самые хорошие воспоминания, хотя работать было тяжело, но работали с энтузиазмом. Так как знали, что строят новую жизнь.

Руфина Фёдоровна за ударный труд получила много грамот, медалей, даже есть орден. О том, как работала Руфина Фёдоровна можно судить по такому примеру. При уборке картофеля колхозникам выдавалась десятая часть от собранного ими урожая. Однажды за такую работу она получила 55 мешков картофеля.

Конечно, надо было обязательно иметь своё хозяйство, поэтому что денег в колхозе не платили, работали за трудодни, в конце года колхоз расплачивался с колхозниками зерном, а иногда они не получали ничего. Поэтому, приходя с работы в колхозе, Руфина Фёдоровна работала ещё в своем хозяйстве. Держали овец, свиней, коров, кур, обрабатывали огород. Деревня Радовель в то время была многочисленной. Был много молодёжи, своего клуба не было, и поэтому парни сделали площадку для танцев. Музыканты были свои. Для детей были сделаны качели. Праздники встречали весело, всей деревней. Но пили мало.

Справляли не только советские праздники, но не забывались и религиозные. Такие как Пасха, Троица, Рождество. Например, каждый год, в Успеньев день, 28 августа, ходили в Куремяэ, в Пюхтицкий женский монастырь. На территории монастыря находился источник, которому приписывались целебные свойства. Многие говорили, что эта вода излечивает различные болезни. Перед Троицей на Родительскую субботу ходили на кладбище. В Троицын день рвали берёзу, потому что по поверью отгоняет злых духов. А в Духов день, который шёл сразу же после Троицы, нельзя был работать. А в Пасху катали крашенные яйца, пекли куличи, пасхи. До войны ходили в церковь, которая находилась в деревне Скарятина. Во время Великой Отечественной войны церковь была разрушена, а деревня сожжена. Это место называется Ольгин Крест. Названо оно так в честь княгини Ольги, которая проезжала по этим местам из Киева в Новгород.

В настоящее время многие жители окрестных деревень собирают деньги на то, чтобы поставить на этом месте крест. Руфина Фёдоровна принимает активное участие в сборе средств.

А сейчас Руфина Фёдоровна живет одна, но её часто навещают дети, внуки, правнуки. Несмотря на преклонный возраст, Руфина Фёдоровна держит своё хозяйство. У неё есть козы, куры. Она обрабатывает огород, сажает картошку.

Сейчас она заслуженная пенсионерка и очень рада, когда её навещают. Большую помощь оказала музею в сборе экспонатов.

Запись еще одной беседы с ней же, датирована 15.10.1996 г.
Встреча с Тумалевич Руфиной Фёдоровной (Скриповой в дев.). Родилась в д. Радовель в семье бедняков. Детство до школы прошло в няньках у местных богачей Абрамовых за еду. У них же получила первую зарплату — связку баранков и ситцевый платок. В 8 лет пошла в Радовельскую школу в 1 класс. Окончила 4 класса Радовельской школы и 5-ый класс в Загривской 6-летней школы, и уехала вместе с другими девятью девочками в Куремяэ (Эстония) на работу к богатому немцу-барону. Управляющим в имении был эстонец. В 1940 году произошла трагедия: все девочки в их комнате отравились угарным газом. Четверо умерли, остальные после лечения ушли.
Руфина поступила на ткацкую фабрику в Нарву. В начале войны рыли окопы, а когда пришли немцы спрятались в Ивангороде под церковью. Отступали вместе с девочками с русской армией. Брат остался в Нарве, его арестовали немцы.
После войны вернулась в Нарву. В 1946 году в Нарве вышла замуж и уехала с мужем в деревню, на родину.

Муж, Тумалевич Николай Ефимович в Нарве был 2-ым секретарем горкома, а в Радовель стал бригадиром в хозяйстве. Работал здесь до пенсии и жил до конца.
Ветеран войны. Персональный пенсионер. Из Эстонии был выслан как коммунист вместе с сестрой. Он был арестован за подпольную работу и осужден на 10 лет каторги. Отсидел 2 года. В войну воевал в Эстонском корпусе.
Имеет награды (Руфина Фёдоровна):
Орден «Трудового Красного Знамени»,
Орден «Знак Почёта»,
Орден «Трудовой славы».
Победитель соцсоревнования. Дважды участник выставки достижений Народного хозяйства.
По 1976 год работала дояркой в дер. Радовель, затем 8 лет на Загривской и Радовельской фермах техником-осеменителем. Имеет много поощрений и наград.


Тиханова Таисия Александровна 88 лет (запись беседы 15 октября 1996 года). В деревне до войны было 75 домов, школа 4 класса, часовня, после войны построили народный дом.
Около деревни в сосновом лесочке есть захоронения гражданской и Великой Отечественной войны. Хоронил 17-летний местный житель Тиханов Григорий Иванович.
Самый богатый житель деревни был Иван Боронихин. Имел большой дом, 5 коров, лошадь, быка. На лето нанимал для работы в хозяйстве местных жителей и детей. Таисия Шут (Тиханова) с 11 лет была нянькой детей Боронихина. Семья жила очень бедно. Работала у Боронихина за пищу и старую одежду. Престольным праздником было Рождество (прежде — Анастасия). Молодёжь гуляла в праздники по очереди в домах и на улице. Таисия любила петь, плясать, до сих пор легко ходит на руках и выполняет сама всю работу по дому и в огороде. В прошлом году одна распилила ручной пилой машину дров.
Любимой песней жителей деревни была «Коробочка».


Муравьёв Михаил Ив. (запись беседы 15 октября 1996 года). До 1939 года служил в Эстонской армии. В 1940 году перешёл в русскую армию г. Нарвы. Служил в 3-ей артиллерийской батарее. В 1941 году попал в немецкий плен в Новгородской области. В 1945 году 17 апреля освобождён американскими солдатами до прихода русских. Работал в военторге Северной группы войск под руков. Рокоссовского. В 1946 году вернулся к семье в Радовель и 24 года отработал пастухом колхозного, позднее совхозного стада. Занесён в «Книгу Почёта» района как лучший пастух. Имеет грамоту «Лучший пастух области».


Не подписанные воспоминания, также отсутствует датировка:
До войны, когда наша территория принадлежала Эстонии, и вплоть до 1947 года, жители нашей местности имели кроме усадьбы по несколько гектар посевной земли, где сеяли пшеницу, рожь, гречиху, просо, лён. Крестьяне здесь вели натуральное хозяйство. В соответствии с этим и возводились все хозяйственные постройки. Вдоль улицы ставился бревенчатый дом. Дерево для постройки надо было выбирать умело. Например, считается, что изба будет долговечнее, если срублена из сосны. Но, если сосна выросла на болоте, то она по крепости намного уступает осине. Надо выбирать сосну, выросшую на сухом песчаном месте. В начале рубился сруб, который должен был обязательно просохнуть на солнышке, и только потом возводился дом. Дом ставился на фундаменте, чаще всего из камня. У тех, кто побогаче, фундамент доходил до 1 м. В доме чаще всего делалось две комнаты. Изнутри стены не штукатурились. Одна из комнат — кухня, в которой добрую половину, занимала русская печка. Печка обогревала обе комнаты. Вся жизнь проходила на кухне. Здесь стоял стол, вдоль стен широкие лавки, на которых сидели и спали. Мебель и посуда в основном были самодельные. Покупали, например, буфеты, кровати. В другой комнате в переднем (красном или большом) углу вешались иконы, и день и ночь горели лампады. Там также стоял стол, покрытый льняной скатертью. Обедали в красном углу только в престольные праздники или когда приезжали гости, а в остальное время находились на кухне. Крыши крыли соломой. Шифера здесь не знали до середины 50-х годов. Крыша делалась высокой, под ней обязательно устраивался чердак с окошком. Первая электрическая лампочка появилась в 1953 году. А до тех пор для освещения использовали керосиновую лампу. Крышу часто украшали петухом, как символом богатства и независимости. Этот символ был позаимствован у эстонцев, где на крышу ставился конёк. На окнах делались наличники и обязательно навешивались ставни. После постройки дома приглашали попа, который освящал дом, читал молитвы. В каждой избе имелось подполье, где хранилась картошка, соленья, овощи. Из кухни дверь вела на двор для скота: держали коров, свиней, овец, кур, гусей. Двор был либо бревенчатый, либо каменный. Многие крестьяне жили зажиточно. Бедных почти не было. Потом в каждой семье имелась лошадь. Лошадей не имели только самые бедные. Вокруг дома имелся сад, грядки для овощей, а дальше шли борозды для картошки. В каждой усадьбе имелось гумно, где сушили и молотили зерно. Рожь и пшеницу молотили дома, жерновали, так как на мельнице надо было платить мукой. Поэтому обязательно строили клеть, в которой хранили зерно и муку. Кроме того, каждый хозяин строил баню. Бани здесь топились по-черному. Там ставили каменную печку, которая долго хранила тепло, а дым шёл прямо в помещение. Сейчас доказали, что такая баня обладала бактериологическим действием. И поэтому, в тех местностях, где использовались такие бани, люди меньше болели инфекционными заболеваниями. Дом крестьянином строился один раз в жизни, но так, чтобы хватило пожить сыновьям и внукам. Дом был связующим звеном поколений. В нашей местности до войны крестьяне селились также по хуторам. Расстояние между хуторами составляло 6-8 км. Потом хутора исчезли. Но и сейчас можно увидеть полуразрушенный фундамент на их месте.

Сейчас этот уклад жизни ушёл в прошлое. В 1947 году были созданы первые колхозы, тогда посевные земли были у крестьян отобраны. Забрали и лошадей. У крестьян осталась только усадьба. Теперь же многие живут в домах со всеми удобствами. Уже нет такой связи с землёй. Но нам, чтобы понять настоящее, надо хорошо знать своё прошлое. Нельзя забывать весь опыт, ту народную мудрость, которые были накоплены нашими предками. Нельзя отходить от традиций, ибо они являются связующим звеном поколений.

Фотоальбом с фотографиями жителей деревни

Радовель