XVII век

Воспользовавшись смутой в России в 1609 году, произошло нашествие шведов на Ивангород, Ям и Копорье. Пришедшие отряды заняли посады Яма и Ивангорода. Жители этих районов обратились за помощью в Псков. Из Пскова прибыло 3 станицы донских казаков, которые освободили эти города. После этого казаки атамана Иосифа Мощи два года обороняли Ивангород.

После всех испытаний (голод, отсутствие хлеба), которые вынес гарнизон Ивангорода, сидя в осадах, можно понять радость ивангородцев, когда 23 марта 1611 года в Ивангород пришел с отрядом казаков псковских стрельцов сам царь Дмитрий (Сидорка или Матюшка, Лжедмитрий III).

Используя слабость русского государства в тот период, шведы к 1615 году оккупировали весь Гдовский уезд, всё Принаровье и весь бассейн Плюссы. После заключения Столбового мира в 1617 году граница со Швецией была проведена "Пятою ж рекою вниз, до устья Пяты реки, где она впала в Плюссу реку, а от устья Пяты реки межа пошла Плюсою рекою вниз до устья, где она впала в Нарову реку с версту, и тут у Плюскова устья и у Наровы реки межа Гдовскому уезду с Иванегородским уездом отошла." Однако граница сразу не сложилась, это произошло только в 1622 году, когда Гдов был возвращен по дополнительному соглашению, возвращен был и правый берег реки Нарвы в верхнем течении. Русско-шведская граница того времени примерно соответствовала нынешней границе Сланцевского и Кингисеппского районов на участке до р. Луги.

Запись 1629 года в Псковских летописей: "...новые кабаки ставиши, потомъ и Никула Хозин по Наровъ на Камьи, на Куречки, и на Кунести, и у Волгина креста". Тут сразу упоминают и Скамья (Камья), и Куречек, и Кунести (это Гдовский уезд), и Ольгин Крест (Волгин Крест). Нет указаний на то, что это деревни или просто названия местности, но топонимика более чем знакомая.

Каким было состояние приграничья в это время прекрасно иллюстрирует "Роспись руским людем, которые збежали з государевы царевы и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии стороны из Гдовского уезда 1621-1629 ...", которую приводит историк Адриан Селин. Несколько характерных примеров: "Збежал от Василья Коновницына человек ево Якушко Григорьев з женою з Дарьицою и з детьми с сыном Федотком, и ныне те ево Васильевы беглые люди живут в Ругодивском уезде в королевщины в деревне в Питковице за Наровою рекою... Збежал ото псковского помещика от Крячка Елагина из ево поместья изо Гдовского уезду з деревни с Омута крестьянин ево Якушко Семенов Ловцов з женою и з детми и со всеми животы в Ругодивском уезде в Пухтицы и в Кяйбетово, а живота тот Якушко взял с собою своих двое лошадей, цена десять рублев да три коровы, цена шесть рублев да семь овец, цена полтора рубли да четверо свинец, цена два рубли да своего крестьянского хлеба пять чети ржи, три чети ячмени, две чети овса, три чети гречи, четь ярицы, да Крячкова хлеба, что было ему дано на солод две чети ячмени да подможного хлеба две чети ржи, полторы чети ячмени, три чети овса, четь гречи да денег два рубли с полтиною...  Да от нево ж Крячка сшол з деревни с Кривоши крестьянин ево Степашко Иванов сын Сергеев за Нарову реку, живет в Ругодивском уезде на деревне Чорном... Приезжали из-за рубежа Ругодивского уезду с Княжево Села зарубежские жильцы Юшкины дети Ивашко з братом да Васка Ракин в его ж Крячково поместье во Гдовском уезде в Наровскую губу в деревне на Мед и взяли крестьянку ево вдову Пимиху с ее детьми да живота ее взяли три лошади, две коровы, восмь овец, шесть коз, четыре чети ржи, полтретьи чети ячмени, пять чети овса, полторы чети яри. И тое вдову Пимиху посадили за рубежом на деревне Пихтичах... Збежала за рубеж гдовского стрельца Игнашка Гаврилова Дакава жена Еуфимьица Иванов дочь, а живет под Иваном городом на яму у крестьянина у Ивашка Чирки... Да во 1629-м году приезжали из-за немецкого рубежа из-за Наровы реки Ругодивского уезду деревни Княже Села латыши Ивашко да Оска Юшковы з братьею и с ыными латыши в Гдовской уезд в Наровскую губу в Никольскую деревню в Радовель на десяти лошадех и вывезли Никольских крестьян Наровские церкви Федку Федорова Кузнеца да братью ево Кирилку да Олешку за женами и з детми и з животы...". Создаётся впечатление, что абсолютно любой нелегальный переход "в немечину" тщательно протоколировался и, надо думать, по дипломатическим каналам выставлялся сопредельной стороне. При чем процесс носил двухсторонний характер, не только требовали своих, но высылали чужих иммигрантов "Да по сыску отдана иванегородцу посацкому человеку Трешке жена ево Оксиньица Иванова дочь, да з заставы отослан за рубеж в Юрьевщину немецкой пахолок Яшка". Но вот в другом документе, со ссылкой на мирный договор, указано: "А пашенным крестьяном, которые учнут переходить с одной стороны на другую сторону, жить в той стороне, где хто похочет, потому что про таких в вечном мирном договоре имянно нигде не написано.. где хто похочет, тут и живет."
Чтобы представить ущерб от перебежчиков, приведу данные по Гдовскому уезду, согласно писцовым книгам первой половины XVII века. Всего было 5 сел, 9 селец, 191 деревни, 3 починка, да пустых 2 сельца, 22 деревни и починок, 671 пустоши, в них было 36 дворов помещиковых, 12 дворов поповских, 12 дворов церковных дьяков, 11 дворов пономарских, 7 дворов проскурницких, 38 дворов людских, 589 дворов крестьянских, 233 двора бобыльских, 152 двора рыбных ловцов (людей тож) и 206 дворов пустых. Так что на фоне этих цифр каждый человек был на счету. Не хотелось бы, чтобы создалось впечатление, что бежали только от царя за кордон - процесс был двухсторонний. В период 1656-1658 гг. "...выходцом иванегородцом, и Ивангородцкого, и Ямского, и Копорского, и Юрьевского, и Сыренского уездов 286 семей, которые во Гдове великому государю крест целовали при воеводе при Богдане Ивановиче Нащокине."

В 1656 году тот же гдовский воевода Богдан Нащокин (кроме прочих, он владел землями на реке Нарове у Ольгина Креста) докладывал в Москву: "частые приходы немецких людей от Ругодива, от Иваня-города, от Сыренска. Многие церкви и села подожжены, и разорены, а люди побиты или в полон поиманы...". В этом же году 17 мая царь Алексей Михайлович объявил войну Швеции, пограничные заставы были открыты и жители оккупированных земель стали переходить в Россию. Большего для жителей Принаровья и Ижорской земли Москва сделать не могла.

Кто охранял русско-шведский рубеж к началу войны? На линии границы располагались заставы и сторожки (небольшие дерево-земляные сторожевые крепости), охраняемые небольшими группами стрельцов и солдат. С началом войны спешно строились и новые острожки. В направлении с запада на восток острожки должны были располагаться через 15 верст. Ниже перечисляются те из них, достоверность которых известна. Это острожек в Скамье - со стрельцами; застава в Низах (а может быть, и острожек) - со стрельцами; острожек-застава в Карино (солдаты); острожек на речке Лыченке (солдаты); острожек в Б. Сабске (солдаты).

3 мая 1657 года произошло столкновение со шведами у деревни Скамья. В конце июля того же года отряд шведов и “финских латышей” (кто такие - неясно) в 40 человек от истока Нарвы напал на деревни вблизи Чудского озера “для добычи корма”. Сделали они это в нарушение приказа командования. И за это поплатились. Псковские дворяне и гдовские стрельцы нагнали их возле Наровы и “побили”.

В августе шведы подошли к Сыренску с большими силами стали строить через реку мост. 10 августа отряд пеших и конных шведов - около 200 человек переправился через реку и дошел до Липтовиц. Гдовский воевода Богдан Нащекин выслал против них свой отряд. Шведы начали отступать, гдовичи преследовали, убили около 100 человек, а некоторые шведы утонули в реке.

На Нарове были оставлены 3 роты русских солдат. Они должны были мешать наводке моста и переправе. Однако, они свою задачу не выполнили. Шведы перешли реку по построенному мосту, и в первых числах сентября их войска численностью более 8000 человек под командованием Магнуса Де-ла-Гарди, Бентгорна (с Колывани, Таллина) и "ругодивский енарал" Хритофора Горна, Филип Голов и Лейнкарт  собрались на правом берегу реки и пошли к Гдову. Оттуда их выбил пришедший на помощь с псковскими войсками князь Иван Хованский. Выдержки из "Отписка князя И.А. Хованскаго о победе над шведами", адресованную царю Алексею Михайловичу: "подо Гдов, государь, пришли сентября в 15 день в полчаса ночи... А граф Магнус с енералы и с немецкими с конными и с пешими людми перебрались на одну сторону Гдова по сыренской дороге.... На Черми-реке, ото Гдова в трех верстах... был бой болшой стрелбою пушечною и пищалною. ... И как ... сошлись твои великого государя полковники пешего строю с немецкою пехотою, и учал быть бой жестоким обычаем. И милостию Божиею … ратные конные и пешие люди немецкую пехоту збили с реки и многих немецких людей конных и пеших побили, за реку перешли. И немецкие ... люди пошли от реки к Сыренску подле Чютцкаго озера отводом... многих де начальных людей и райтарь у немецких людей … побили и переранили, а иные метались в Чютцкое озера и потонули, а пушки де граф Магнус велел метать в Чютцкое озера.... На том бою неметцких начальных людей убито 2 генерала: енерал-маиор Фитингов да енерал Лейнциан ... да полковник ругодивской первой, да рейтарского строю полковник, да драгунского строю полковник, да ротмистров, и капитанов, и порутчиков, и прапорщиков 22 человека, да рейтарскаго строю немецких людей побито 800 человек, да пехоты …, что была у граф Магнус, 2700 человек, та пехота и началные люди побиты все, и знамена, и барабаны поиманы... Не доходя до Сыренска пять верст... посылали мы .. подъезд проведать про граф Магнуса, перешол ли чрез мост, или нет, и подъещики, к нам ... приехав, сказали, что немецкие люди перешли через Нарову-реку и стоят под Сыренском у мосту, а в городке де земляном, что учинен на твоей великого государя стороне подле Наровы-реки, немецкие люди стоят немалые.... И мы, … пошли ... с ратными с конными и с пешими людми к городку, чтобы над городком и над мостом промысел учинить, а как ... над городком и над мостом промысл учиним, и мы ... пойдем за граф Магнусом за Нарову-реку." Русские встали напротив них и тоже стали укреплять свой лагерь. Но наступать на мост Хованский не стал. Он обманул шведов: оставив часть обоза и немного людей в лагере, основные силы бросил на переправу через реку за 10 верст - ниже по течению. Переправлялись на судах, плотах, пушки на двух паромах, лошади вплавь.

В начале 1658 года военные действия развернулись в тех же районах. Хованский взял Нейшлос и опять пошел к Нарве.

https://sites.google.com/site/perevoloki/istoria-prinarova/17-vek/1680(1).jpg

У С.М. Соловьева в "Истории России с древнейших времен" можно найти: "Царю государю бьет челом холоп твой Афонка Нащокин: в нынешнем, государь, во 167 (1658 году) сентября 29, у твоих великих послов в деревне Яме были из Нарвы от шведских послов королевский дворянин и переводчик...» и еще "По указу великого государя, - писал Хованский, - велено мне идти ближе к Нарве, смотря по вестям; а полка моего вам, великим послам, отнимать у меня не велено. Знаю я, чьи это затейки! За Нарову-реку дорогу знал я давно, когда Нарова-река была пострашнее, и на государеву службу, по вестям, идти готов не только под Нарву, хотя бы и под Ревель; служба моя великому
государю известна: за то я от многих ненавидим, что великому государю работаю как богу.»

В результате подписанного перемирия 21.12.1658 г., оно было заключено в деревни Валиесари (Валлисаари по-эстонски или Плюсемюнде по-шведски) южнее Нарвы вблизи впадения р. Плюссы в р. Нарову. Города, завоеванные русскими в Лифляндии оставались у них: Кокенгаузен (Кокнесе), Юрьев (Тарту), Мариенбург (Алуксне) и Сыренск (Васкнарва), деревня Ямы на левом берегу реки Нарова. Однако, согласно Кардисского мирного  договора 21.06.1661 г. "Россия уступает Швеции все свои завоевания в Прибалтике и устанавливает границу по оз. Чудскому и по р. Нарове", в итоге Россия потеряла всё, что было завоевано и граница приняла прежние довоенные очертания. У России опять осталось только верхнее Принаровье, а выход к Балтийскому морю перекрывали шведские земли.

Согласно сохранившихся архивных документов: "по последней 1696го года ревизии публичная деревня Вяхтисби называемая Ямою принадлещая издревли к Ревельской губернии, и бывшая на аренде за тогдашним нарвской провинции секретарем Гофманом, из платежа в Ревельскую рентерею было один семь восьмых доли гака и с них городовых сборов платить положено а имянно денег 20 ефимков, хлеба половина ржи, а другая ячменя 20 бочек, а за бочку деньгами по 1му ефимцу считано, пошлиннаго хлеба 3 бочки по 1му ефимцу считано, на квартирование или рейтаранов содержание 3 ефи. 20ер. Всего. - 46 ефи. 20 ер." Так как документ был писан значительно позднее, уже при Российском владении, то была приписка "Ефимок же считан по 80, и того российскими деньгами 3 рублев".

9 марта 1697 года гдовский помещик Иван Петров сын Коновницын пожаловался в Псков на собиравшего конские пошлины подъячего Афанасия Костягина, который в сельце Омут Наровской губы (владение Коновницына) ставил на правеж крестьян в "пошлинных деньгах и доправил себе денег пять рублей да рыбы угоричей, взял с собой 4 лошади и трех крестьян. Одну лошадь загнал, и один крестьянин не поднимается после правежа". На указанную жалобу псковский воевода Салтыков наложил резолюцию: "Крестьянина досмотреть, подъячего допросить".


Фрагмент карты 1630 года 

Следующая страница