Начало XX века

Начало века ознаменовалось Русско-Японской войной 1904-05 гг. Сейчас сложно установить скольким из принаровцев пришлось поучаствовать в ней, но то что такие были - это совершенно точно. До нашего времени около Сыренецкого храма сохранилась могила Ляпчихина Яков Ефимыча, с надписью "кок в Русско-Японской войне". Имеется свидетельство, что кузнец из Степановщины Карп Игнатьевич потерял на той войне ногу. В 1937 году умер уроженец Загривье К. Каликов, который также принимал участие в этой войне. Погиб в Маньчжурии Михаил Голубев (Князь село), он был рядовым 30 пехотного Полтавского полка. Его вдове потом платили пособие за погибшего на той далёкой войне мужа.

В "Памятной книге по Санкт-Петербургской губернии 1905 года" упоминается почтово-телеграфное отделение в селе Скамье (почта была открыта в 1897 года, а в 1899 году появился телеграф. Возможно в 1915 г. была устроена телефонная линия до Нарвы), при нём же была Государственная сберегательная касса. В 1916 г. открыли почту и в селе Сыренец. И хотя их разделяла всего лишь река Нарова, они относились к разным губерниям. Поэтому корреспонденция в Сыренец доставлялась из Пюхтиц за 24 версты (из Скамьи волость бралась переправлять почту за свой счет, как собственно, они и делали до того, как открылась своя почта). Обязанности по заведованию были возложены на волостного писаря с платой от казны 140 руб. в год. Примерно в 1915 году появилось своё почтовое отделение и в Загривье.

В конце XIX-го века рассматривался проект строительства за счет казны железной дороги от станции Иевве (Йыхви) до Сыренца. Во многом тут инициативу проявляли местные жители, рассчитывающие таким образом оживить торговлю. Перевозка грузов на ладьях по Чудскому озеру очень сильно сдала, не выдерживая конкуренцию с существующими железными путями. В 1903 году готовился еще более масштабный проект по постройке железной дороги от станции Тапс (Тапа), через Сыренец, ст. Белая С.-Петербурго-Варшавской линии до города Ржева.

В результате административного реформирования в 1911 году, из достаточно большой Добручинской волости выделилась Скарятинская волость, которая на тот момент составляла территорию двух приходов - Ольгина Креста (разумеется без Верхнего Села и Князь Села, которые относились к Эстляндской губернии) и села Криуши. К этой же волости относились деревни Кукин Берег и Маленцово, хотя были приписаны к приходу села Скамья. В это же время образовалась Вяжищенская волость, куда входили, в частности, село Скамья, деревни Куричек и Втроя. Деревни Низы и Усть-Черно относились к Кольцовской волости.
В этом же году в Эстляндской губернии 
Вихтизбийская волость, объединяющая села Сыренец и Ямы, получила наименование - Сыренецкая. А из деревень Верхнее село, Князь село, Кароли и Эстонский Переволок образовали Верхнесельскую волость.
В 1918 году, на волне новых веяний, из Скарятинской волости выделяется Криушская волость, которая после присоединения к Эстонии получит название Козеская.

К населению стало приходить понимание, что борьба с пожарами не может вестись силами одного двора или соседей - это дело всей деревни. Лидером, задавшим тон, стал Сыренец, там 26 мая 1890 году был зарегистрирован устав Сыренецкой Пожарной Дружины (подробнее на этой странице). Первым начальником вновь сформированной вольной пожарной дружины был Петр Заутин. В 1908 года организовалась пожарная дружина в Скамье. Чуть позднее, в самом конце 1911 года была основана Ямская добровольная сельская пожарная дружина, охватывающая село Ямы, деревни Кароль и Переволок Везенбергского уезда. Примечательно, что в первых рядах учредителей обеих организаций были священники и дьяконы церквей. В 1914 году Добровольная пожарная дружина появилась и в деревне Омут. Кроме собственно пожаротушения, эти организации могли заниматься устройством и развлекательных мероприятий. Так в 1913 г. Сыренецкая пожарная дружина организовала 3 июня "в лесу, за новым кладбищем, праздничество с танцами для пожарных, их семейств и знакомых".

В 1909 году было основано "Скамейское культурно-просветительное Общество". В 1911 году в Сыренце предполагалось образовать русское музыкально-певческое общество "Надежда", ставящее целью развитие музыки и хорового пения. Отдельно отмечалось, что музыка и пение отвлекают от пьяного разгула и облагораживают нравы. Учредителями выступали Священник Капитон Лебедев, Диакон Григорий Троицкий, Псаломщик Августин Жейбе и другие жители села. Из-за каких-то мелких несоответствий устава, в регистрации было отказано.

В 1909 году был утвержден устав Скамейского общества потребителей. В апреле 1912 года в дер. Князь село было основано аналогичное общество под названием "Рассвет". В этом же году, но на полгода позднее такое же общество образовалось и в Сыренце, его учредителями стали П.Г. Пшеничников, А.А. Абрамов, К.А. Томасов и др. И всё в том же 1912 году 11 марта был утвержден устав аналогичного общество в д. Омут, при этом подразумевалось, что общество может распространяться и на соседние деревни Большон и Малое Загривье, Мокреди, Заборовье, Степановщину и другие. В 1913 году 1 февраля зарегистрирован устав Верхнесельского общества потребителей (среди учредители были , Матвей Колобашкин, Арсений Гладышев, Егор Соловьев, Филип Эриков). Примерно в 1914 году был зарегистрирован устав Кондушского общества потребителей. В 1915 году общество потребителей появилось в Ямах, тут учредителями были Псаломщик Ямской церкви Павел Гладышев, крестьяне Александр Рябов и Александр Жилкин. Целью этих обществ ставилось: "доставления своим членам, по возможно дешевой цене или по умеренным рыночным ценам, различных предметов потребления и домашнего обихода...".

В 1907 году учредили "Скамейское общество трезвости во имя св. Бонифатия". Примерно в 1912 году в той же Скамье было образовано "Общество попечения о бедных" (в просторечие - богадельня). В 1914 году всё в том же селе было основано "Скамейское сельскохозяйственное общество", председателем которого был священник Орнатский А,Н., секретарем - Вихров И.Я.
Корни тех общественных организаций, которые так успешно проявили себя позднее при Эстонской республике, были заложены еще в царское время.

С июня 1913 года в Сыренце по пятницам с 8 до 12 часов был организован еженедельный базар для продажи сельскохозяйственных продуктов и изделий. Местом был выбран центральный переулок, который посередине пересекала главная дорога.
 
Следующая война, в которую
Россия вступила 1 августа 1914 году, по праву называют Великой, хотя нам сейчас она больше известна, как Первая Мировая.
https://sites.google.com/site/perevoloki/istoria-prinarova/nacalo-20-veka/%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0.jpg
Пожалуй, не было в 
Принаровье таких семейств, из которых не ушёл на эту бойню кто-то из молодых мужчин. Далеко не всем, кто попал в действующую армию, удалось выжить. Среди тех, кто всё-таки вернулся домой многие были ранены, пережили газовые атаки или прошли через немецкий плен, который и в ту войну был весьма не сладким. В документах 30-х годов, как причину свой бедности, некоторые указывали полученные ими ранения или увечья в Русско-Германской войне. Положение усугублялось полным отсутствием пенсий или пособий со стороны государства.
Участвовал в этой войне и брат прадеда автора – Павел Михайлов. К сожалению, в семейных преданиях не сохранилось никаких сведений об его участии в боях. Сейчас очень сложно поимённо установить участников той войны. По прошествии времени и последующими за тем событиями их имена стерлись из людской памяти. По архивным данным известны 212 человек, призванных в армию из деревень по левому берегу Наровы, относящемуся тогда к Эстляндской губернии.

После начала войны на правом берегу Наровы, построили укрепления, например, в Скамье возвели два бетонных блиндажа. Построили, так называемую, «тыловую» дорогу, проходящую в некотором отдалении от реки. По всей видимости, российское верховное командование не исключало возможности оборонительных сражений по защите Петрограда на этих рубежах. В конце 1915 года для упрощения передвижения войск начали возводить деревянные мосты через реку Нарову. Всего предполагалось построить 8 переправ. Не совсем ясно, все ли из них были сооружены. Точно известно, что были закончены мосты №2 и №6 Кокольской группы (возможно, но не обязательно - это была одна переправа, проходящая через Верхнесельский остров и состоящая из двух частей). Также были сооружены мост №7 у деревни Карповщины (вероятно, так назвали место около дер. Скарятина Гора) и мост №8 около д. Криуши. Последний мост имел разводную секцию для пропуска высоких судов. Еще был задуман наплавной мост №1 длиной 86,40 саженей, который должен был состоять из 27 плотов. Работы по строительству трёх переправ закончили к 23 февраля 1916 года. Их длина составляла 39,70 саженей (прим. 72,2 метра), 100,90 саж. (183,6 м) и 45,20 м (82,20 м) при ширине от 2,65 до 2,75 саж. (прим. 4,8-5,0 м). Известно, что один из руководителей этого строительства был Глушков В.В. Он же являлся и руководителем работ по разборки остатков мостов в 1927 г., но тогда речь шла только о двух мостах напротив Коколка и Криушей (на фото справа мост чуть выше Верхнего Села - Пермискюла, выходивший на хутор Коколок). 



Февральская революция вызвала брожение в умах крестьян, которые через газеты и другие источники информации с большим интересом следили за событиями, происходящими в столице. О политических взглядах можно судить по тому, что прадед автора сайта Михаил имел деревенское прозвище "эсер". По всей видимости, он сочувствовал идеям социалистов-революционеров в части их аграрной политики. Осталось очень мало свидетельств об этом периоде, одним из источников является газета "Гдовский голос". Так там сообщалось, что 29 мая в Скамье организован Комитет общественной безопасности, целью которого было упорядочение местной жизни. 12 июля 1917 года прошло первое заседание Гдовского совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов. Несколько неожиданно для ныне живущих, от Скарятинской волости туда прибыл священник Ольгина Креста В. Петровский. Как-то не так представлялся революционный совет. Однако в газете об этом писали, как о самом обычном факте. А вот Скамейской сапожной артели был делегатирован туда Василий Швыров (житель дер. Переволок, в 1919 г. он будет расстерлян белыми). В той же Скамье местным комиссаром был Григорий Любомудров. Впрочем не смотря на его присутствие, в местной аптеке бесконтрольно торговали 
«суррогатами спирта», каплями и настойками, которыми "население лечилось до потери сознания".

После революционного переворота октября 1917 года принес, хоть и с некоторой задержкой во времени, прошло постепенное занятие волостных советов большевиками и создание Комитетов бедноты. Сложно понять, какие именно перемены успели придти в размеренную жизнь крестьян. В некоторых деревнях был проведен передел земли "по едокам", взамен существовавших еще со со времени отмены крепостного права наделов. Ввозможно, прошли еще некоторые социальные реформы местного значения. Новая власть, как потом вспоминали, чуть было не поставила к стенке прадеда Михаила, за имеющийся у него амбар с солью, в которую для лучший сохранности в смутные времена были вложены сбережения. Стоимость её, по причине войны и революции, многократно выросла и стала целым состоянием. С солью пришлось расстаться в обмен на жизнь; её растащили соседи со всей округи, причём большая часть была просто втоптана в землю. "На соль" же прадед заработал, принимая участие в строительстве моста через 
Мост через Нарову около Криушей, вид с левого берегаянварь 1920 года
Нарову в
районе деревни Криуши в начале Первой Мировой, где подвозил камни на барке (фото справа вверху - строительство моста). По семейному преданию, он предложил "know-how" - делать у деревянных срубов (т.н. ряжевые опоры для моста) днище и уже тогда заполнять их камнями. Без этого создавая быстрое течение их поднимало и сносило с места. (На фотографии справа мост около Криушей в конце декабря 1919 года, уже сожженный в результате боев между эстонской армией и красноармейскими войсками, о чём будет речь ниже. Очень хорошо видны конструкции опор, наполненных камнями. Фото сделано с левого берега).


Нарушив перемирие с большевиками, немецкие войска захватили Эстонию. Эстонские национальные части, созданные еще при Временном правительстве, не только не оказывали сопротивление германским войскам, но иногда даже оказывали содействие. В начале 1918 года война докатилась до Наровы, нарушив перемирие с большевиками, немцы захватили Эстонию.
Под Нарвой кроме моряков и рабочих-путиловцев находились: сводный красноармейский отряд Кляве-Клявина, группа венгров-интернационалистов во главе с Белой Куном, отряд под командованием Владимира Азина. Начальником Нарвского боевого участка был назначен бывший командующий 12-й русской армией генерал-лейтенант Дмитрий Парский. Сражения, хотя таковыми назвать это сложно, скорее боевые столкновения, с германскими частями здесь начались не 23 февраля, а лишь 3 марта. Опасность выхода немцев в тыл, их подавляющее превосходство в артиллерии вынудили красные войска к отступлению. 4 марта (по другим источникам 3 марта) 1918 г. противник занял Нарву. Линией раздела между немецкими оккупационными войсками и Советской Россией, после подписания 03.03.1918 г. Брестского мира, должна была стать в "общем река Нарова", а в реальности демаркационная линия проходила восточнее, между Наровой и Плюссой, так что правобережные деревни, в том числе Переволок, Скамья и многие другие, оказались в зоне германской оккупации. Можно предположить, что именно эта демаркационная линия позднее послужила основной для проведения эстонско-советской границы в 1920 года. Один из характеризующих эпизодов, был позднее отмечен в протоколе волостного собрания: "в период пребывания германских войск в пределах Скарятинской волости весь волостной архив был ими, т.е. немцами уничтожен, само здание представляло из себя нечто в роде сарая без окон и дверей". Известно, что немецкое командование запретило местным жителям пользоваться лодками, и связь между двумя берегами Наровы на некоторое время была прервана. Вели себя оккупанты относительно прилично, в памяти людей не осталось никаких воспоминаний об особых притеснениях. Сохранились даже фотокарточки, на которых вместе запечатлены германцы и местные жители. С некоторыми деталями пребывания немцев в деревне Скамья можно ознакомиться в статье А. М. Кузнецова, напечатанной в газете "Знамя Труда" 27 июля 2012 г.

Как известно, 11 ноября 1918 года Первая мировая война закончилась поражением Германии, которая вынуждена была отвести войска и передать власть в Эстонии временному правительству независимой Эстонии. Начиная с 22 ноября происходили бои между еще не успевшими отойти германскими войсками и Красной армией. В этих боях принимал участие 2-ой Вильяндский коммунистический полк, который 26-го числа переправился через Нарову в районе пристани Кулга. 28 ноября начался бой за Нарву. Этот день в эстонской историографии считается началом Освободительной войны. Привычнее же называть это частью Гражданской войны, проходившей на территории Эстонии.
В Нарве после её освобождения 29.11.1918 г. образуется Эстляндская Трудовая Коммуна (председатель — Я. Я. Анвельт, члены — В. Э. Кингисепп, И. Ю. Кясперт, Х. Г. Пегельман, О. Ю. Рястас и др.). Войска Коммуны, главным образом, состоящие  из "красных" эстонцев, начали наступление на "белых" эстонцев. Фронт быстро покатился на запад и не дошел до Таллина всего 40 километров. Сыренец (Васкнарву) защищавшие её эстонский отряд покинул 7 декабря. Левобережное Принаровье на какое-то время оказалось в независимом Советском государстве, которое признавала только Советская Россия.
7 января 1919 года 1-ая "белая" эстонская дивизия начала контрнаступление по всему
18 января - 16 февраля 1919 г.Планы расположения войск Красной Армии (линии красного цвета), Эстонской (синий цвет) и Северо-Западной "белой" Армии (фиолетовый цвет)
фронту. 15 января конный эскадрон эстонцев достиг Васкнарвы. 18 января две роты финских добровольцев заняли, не
встретив особого со
противления, Нарва-Йыэсуу, и продолжили наступление на город Нарву. В городе Нарва "красные" эстонцы попытались организовать оборону,
чтобы те
м самым выиграть время для эвакуации из Нарвы своих последних частей и обозов. В ходе уличных боев финнам удалось к вечеру 18 января захватить северную часть города. 19 января утром «красные» взорвали железнодорожный и шоссейные мосты и покинули город Нарва. Тем самым Красная Армия была отброшена за пределы северной Эстонии. 20 января части эстонской дивизии заняли линию по реке Нарова от Нарвского залива до Чудского озера. Главной линией обороны эстонских войск стала река Нарова вместе с расположенными на правом берегу плацдармами (предмостными укреплениями) перед городом Нарва, в районе Криушей (Кривасоо) и Нарва-Йыэсуу. От Городёнки на юг до Васкнарвы позиции занимал Балтийский батальон, состоящий, главным образом, из местных немцев. Позиция напротив Криуш и до Кулги была отведена конному полку
22-го января свежие части 10-ой дивизии Красной армии начали наступление, пытаясь отвоевать у эстонских частей плацдарм в районе деревень Криуши, долгая Нива и Усть-Жердянка. В ходе ожесточенных боев эти деревни много раз переходили из рук в руки. 29-30 января «красным» удалось прорваться на левый берег реки Нарова, однако контратакой эстонского конного полка, они были отброшены обратно на правый берег реки. Данный район  в итоге остался в руках 1-ой эстонской дивизии. Кроме того, со стороны красногвардейцев в конце января была попытка наступления в районе деревни Переволок (см. схему). В эти же дни выстрелами большевицкой артиллерии был поврежден храм в Сыренце. 
Как сообщала газета "Гдовский вестник", воспользовавшись временным отходом красных, белогвардейцы 23 января в Скамье расстреляли председателя Вяжищенского волостного исполкома Степанов и военный комиссар волости Ерофеев. 26 января состоялись их похороны, к сожалению, не было указано, где именно.
В эти же дни 2 февраля выстрелами большевицкой артиллерии со стороны Скамьи был поврежден храм в Сыренце. В это время там служба, но чудом никто из прихожан не был убит. Церковь значительно пострадала, была разрушена колокольня и разбиты четыре колокола, повреждены иконостас, стены, арки и потолок.

С 7 по 12 февраля около Омута и 14-го около Уузна красноармейцы активно атаковали позиции «белых». 19-го рано утром части Красной Армии на всем Нарвском фронте перешли в общее наступление. Особенно ожесточенными бои случились за мызу Лилленбах (предместье Ивангорода). В то же время 6-я дивизия «красных» предпринимала наступление около Криуши и Васкнарвы. Однако, Красная армия не имела успеха, и с 22 февраля на время установилась позиционная война. (на фото справа позиция эст. войск в районе Красной горки).
Нарвский фронт можно с полным правом считать интернациональным фронтом, причем как с той, так и другой противоборствующей стороны. В составе частей Красной Армии были три эстонских коммунистических полка и финский коммунистический полк. В составе 1-ой "белой" эстонской дивизии на Нарвском фронте действовали эстонские, русские, финские, шведские, ингерманландские части и Балтийский полк, состоявший из местных прибалтийских немцев. Из частей «белофиннов» на фронте действовал, начиная с января по 13 марта, отряд финских добровольцев (после 24 января уже полк), а затем уставшие от войны финны отправились обратно на родину. В марте-феврале проходит формирование русского Северного Корпуса, который к концу апреля 1919 г. насчитывал примерно 2 400 штыков и сабель, что составляло около 40 процентов от общей численности войск 1-ой Эстонской дивизии.
В самом начале 1919 года в Рапласком районе проходило формирование русского Северного Корпуса. 9 февраля этому корпусу передали позиции от Городёнки на север до Нарвы по левому берегу Наровы. К концу апреля 1919 года корпус насчитывал примерно 2400 штыков и сабель, что составляло около 40 процентов от общей численности войск 1-ой эстонской дивизии.
 Русские белогвардейские части, расположенные на нарвском направлении, составили 1-ю бригаду Северного корпуса, которая к концу апреля 1919 г. имела Островский и Ревельский полки, партизанский отряд поручика Данилова, конный отряд полковника Бибикова и офицерскую роту под командой подполковника Алексеева. 

5 апреля Булат-Балахович со своим конным отрядом переправился через Чудское и вместе с Балтийским батальоном занял Скамью. В это же время части Северного корпуса, переправившись на восточный берег р. Наровы, овладели районом селений Усть-Жердянка, Криуши, Омут, Кондуши, Большой Переволок, то есть фактически всем правобережьем от Чудского озера до до устья Плюссы. К концу апреля 1-я бригада Северного корпуса расположилась южнее г. Нарвы, в деревнях Устъ-Жердянка, Криуши, 2-ая бригада дислоцировалась в деревнях Омут (здесь располагался Талабский полк), Скорятина гора, Большое и Малое Загривье, Кондуши и Заборовье. В дер. Скамья и Сыренец стоял Балтийский полк Балаховича со своим конным отрядом.
13 мая 1919 г. Северный Корпус перешёл на Нарвском фронте в наступление с целью овладения Ямбургским и Гдовским районом. На этот момент у них было 3000 штыков и сабель, 83 пулемёта, 15 орудий и 8 миномётов. В тоже время 6-ая дивизия «красных» располагала 5900 штыками, 146 пулемётами и 26 пушками. Не смотря отсутствие на численного перевеса, белогвардейцы успешно теснили Красную армию. 15 мая Балахович захватил Гдов, а 17 мая части «белых» заняли Ямбург (Кингисепп). В
 то же время части 1-ой Эстонской дивизии продвинулись до реки Луги и стали возводить по её линии укрепленные позиции. Ночью 13 мая был захвачен штаб 3-й бригады 19-ой дивизии красноармейцев в деревне Попкова Гора. До середины июля на Нарвском фронте активных боевых действий не происходило. В связи с продвижением вперед Северного корпуса (начиная с 19 июня – Северная Армия, с 1 июля – Северо-Западная Армия (СЗА) и с этого времени вышла из подчинения эстонского командования) фронт продвинулся далеко вперед и находился между Ямбургом и Гатчиной. 5 июня прекратила существование Эстляндская Трудовая Коммуна. На некоторое время Принаровье оказалось в тылу противоборствующих сил.

В июле Красная Армия предприняла наступление и части Северо-Западной армии отступили на линию реки
16 -30 ноября 1919 г.
Луги южнее
железной дороги Нарва-Ямбург. Впрочем, Северо-Западная армия 
и не
думала мириться
со сложившимся положением. Получив из Великобритании в большом числе снаряжение и вооружение, начала готовиться к новому походу на Петроград. К этому времени в её рядах было порядка 17800 штыков, 700 сабель, 56 артиллерийских орудий, 4 бронепоезда и 6 танков. В противостоящей Красной армии было 26000 штыков, 600 сабель, 148 орудий и 2 бронепоезда. Однако, у «красных» эти силы растянулись на 250 км по фронту.
Наступление "белой" армии со стороны Пскова началось 28 сентября, а на на ямбургско-гатчинском направлении началось - 10 октября. В этот же день в результате успешной танковой атаки белогвардейцами был взят Ямбург. Спустя всего лишь неделю части Северо-Западной армии захватили Гатчину и Красное Село. Казалось, что Петроград вот-вот падет, но туда прибыл Лев Троцкий, своей энергичной деятельностью сумел собрать дополнительные силы и организовать оборону. Красная Армия не только отстояла "колыбель революции", но и 21 октября перешла в контрнаступление.

Предчувствуя гибельное развитие событий, эстонское военное командование своими силами в начале ноября организовала оборону по левому берегу реки Наровы. Двигавшиеся вдоль Чудского озера части 10-ой дивизии Красной гвардии 16 ноября вышли к истоку Наровы. А к через несколько дней они вышли на линию реки Нарова на всём протяжении от Чудского озера до деревни Криуши. На ближайшие полтора месяца Принаровье стало эпицентром боев. 20 ноября "белые" (Георгиевский и Печерские полки, а также две полуроты 7-й и 9-й рот эстонского 1-го полка) были вынуждены оставить последние в этом районе опорные пункты на восточном берегу – Загривье, Омут и Скарятина Гора. 17-23 ноября части 1-ой и 6-ой белых дивизий переходят на левый берег Наровы в районе Верхнего села. Тогда же в районе Усть-Жердянки отступают за реку 4-я и 5-я дивизия. 19 ноября в районе д. Кондуши погиб командир Балтийского полка генерал-майор Вильгельм Геннингс (Hennings). Там же в какой-то придорожной канаве он был предан земле. С 28 по 30 ноября с переменным успехом проходили бои в районе деревень Низы и Усть-Черно.
Относительно долго, до середины декабря, в руках "белых" был плацдарм в районе Криушей. Бои в ноябре-декабре 1919 г. отличались большой интенсивностью и ожесточением. 7 декабря началось наступление "красных" частей: 11-ой дивизии 15-ой армии и 2-ой дивизии 7-й армии (в количестве 3 полков). Они перешли в наступление на деревни Большая Жердянка и Усть-Жердянка, но были отброшена. Вечером того же дня красноармейцы предприняли наступление вдоль железной дороги со деревни Низы, но встречным огнём были разогнаны. 8 декабря "красные" переправились на левый берег реки Наровы севернее Криуш около Засеки и вышли в район Мустйыэ. Этот прорыв ликвидировал 1-ый эстонский полк. Но 9-го числа в 10 утра белогвардейцы оставили деревни Криуши, Долгая Нива и Пустой Конец, но всё еще удерживали обе Жердянки. Однако, в ночь на 15 декабря, после тяжелых боёв части Красной армии взяли и эти согоревшие в этому времени деревни. Далее 17-го числа они переправились через реку Нарову западнее острова Серебряного, овладели деревней Вязки, и, прорвав оборону позиций частей 5-ой дивизии Северо-Западной армии и 1-го Эстонского полка, и развили наступление на Самокрас. До железной дороги «красные» не сумели дойти всего лишь 1 километр. 18 декабря контратакой эстонцам удалось оттеснить красноармейцев сначала к деревне Вязки, а затем и на правый берег реки. В этот же день в районе Низов бронированный автомобиль белогвардейцев подавил атаку «красных». 20-го декабря красноармейцами была предпринята еще одна попытка захватить плацдарм напротив Усть-Жердянки. Сложности добавляло и то, что, скорее всего, Нарова тогда отсутствовал сплошной лёд на реке.

Последние активные боевые действия по прорыву обороны противника «красные» предпринимали с 28-31 декабря. Наступление на Нарву, вдоль Гдовского шоссе со стороны Низов, осуществлялось при поддержки бронепоезда. Удалось продвинуться до реки Плюссы, но дальнейшее продвижение пресекалось плотным огнём артиллерии и стрелкового вооружения обороняющих позиции «белых». Наступающие части Красной армии несли большие потери. Исходя из начала переговоров с эстонцами и видя безрезультатность наступательных действий, командование Красной армии отдало приказ о переходе к обороне. Хотя может просто выжидали, когда встанет лёд на реке, и подтягивали силы.

Схемы расположения противоборствующих сторон в разное время:

Схемы боев 1919-1920 гг


Переговоры между представителями Эстонской республики и Советской Россией начались еще в октябре 1919 года, а самая активная их часть прошла в декабре того же года. В числе прочего, надо было решить и вопрос об общей границе. Выдвигались самые разные, в начале не вполне реалистические предложения, Так советская делегация первоначально предлагала установить границу от Кунду к Чудскому озеру, так что половина уезда Вирумаа отходила бы к России. У эстонской стороны был свой взгляд на эту тему, линия разграничения должна была начинаться в Лужской заливе, мимо озер Копанское, Глубокое, Бабинское и, проходить недалеко от Ямбурга (ныне Кингисепп). Таким образом должна была бы добавиться значительная территория уже к Эстонии. Любопытно, что на карте середины 1919 года притязания эстонских картографов не заходили так далеко. Так называемую "языковую границу" они провели за Наровой только в северной части, углубившись на восток на несколько километров. Довольно быстро советская делегация предложила, что самым правильным вариантом будет граница по реке Нарове, как собственно и было испокон веков. Однако вопрос о межгосударственной границе был только одним из многих, которые должны были решить на переговорах. И уступкой территории пытались несколько лучшие условия позиции в другом. Главным же пунктом с точки зрения большевиком, была полная ликвидация Северо-Западной армии и соответственно угрозы для Советской России с этой стороны. На самом деле эстонское правительство еще в начале ноябре приняло принципиальное решение о разоружение армии Юденича. Это военное образование начало представлять угрозу для будущей независимости Эстонии. Так что интересы переговорщиков в этом вопросе были близки, но, разыгрывая эту карту, эстонская сторона старалась выторговать для себя как можно больше преференций. 
В итоге советская делегация согласилась на установление границы примерно в 10-15 км восточнее реки Наровы на всем её протяжении. В самом конце декабря в Тарту (тогда г. Юрьев) был подписан договор о прекращении боевых действий на фронте с 10 часов 30 мин 3 января 1920 г. Освободительная война, как она получила наименование в Эстонии, на этом закончилась. 2 февраля 1920 г. в Тарту был подписан мирный договор между Эстонией и Советской Россией.
Выполняя с одной стороны обязательств по договору, а с другой ликвидируя опасность для себя, Эстонская республика жестко обошлась с союзной "белой" армией, брошенные в мороз, в лесу в шалашах около Пюхтиц, а позднее в бараках в Нарве, люди быстро умирали от холода-голода, а потом еще от тифа. Согласно договору, простые солдаты имели возможность перейти в Советскую Россию, чем не малая их часть воспользовалась.
                                                                                                                                                                                          
Дислокация войск на 9 мая 1919 г.
     Схема расположения войск, май 1919 года (из Эстонского архива)

Передача территории по правому берегу Наровы под юрисдикцию Эстонии состоялась 27 марта 1920 года. И до ноября 1944 года эти земли оставались в составе Эстонии. На тот момент местное население мало интересовало в каком именно государстве они будут жить. Для них самым главным был установившийся мир и возможность спокойно заниматься своим крестьянским трудом. Какие потери понесло население Принаровья, можно прочитать на этой странице.

За достаточно короткий промежуток времени, с 1917 по 1920 годы на правом берегу Наровы, там где жили предки автора сайте, власть менялась 8 раз.
Под впечатлением от этой чехарды Северянин написал стихотворение "Крашеные":
 "Сегодня «красные», а завтра «белые» — 
 Ах, не материи! ах, не цветы!—
 Людишки гнусные и озверелые,
 Мне надоевшие до тошноты.
 Сегодня пошлые и завтра пошлые,
 Сегодня жулики и завтра те ж,
 Они, бывалые, пройдохи дошлые,
 Вам спровоцируют любой мятеж.
 Идеи вздорные, мечты напрасные,
 Что в «их» теориях — путь к Божеству.
 Сегодня «белые», а завтра «красные» — 
 Они бесцветные по существу."

С этой чередой смены властей связано еще одно семейное предание. Солдаты, какой-то из противоборствующих сил, поручили прабабушке автора сайта испечь хлеб. Кто это были, белые или красные, она и тогда смутно разбиралась, а по прошествии времени и уж точно не могла сказать. Муку ей вроде бы выдали, ну, а закваска для хлеба у всех тогда имелась своя. Тесто для хлеба она замесила и поставила в кадушке подниматься. Вдруг с околицы выстрелы, крики - власть меняется! Тот, кто ставил задачу выпечь хлеб, хватает кадку с тестом и бегом из деревне. Очень уж старушка потом всё вспоминала и печалилась по потерянной посудине.

Еще про один эпизод, связанный с этим трагическим временем рассказала со слов своей матери Щеглова Т. Т.: "Она говорила, ты знаешь какие здесь страсти были у нас в эту войну. Наше Загривье переходило в день по несколько раз, то к белым, то к красным. Вдруг на лошадях скачут, начинается допрос, где красные? Кто с ними связан? Были и такие, кто скажут, где красные. Тут хоп за деревню и без всякого следствия и расстреляли. Вот и были могилы такие за деревней. Но был и забавный случай. В Загривье были красные, а тут появились белые. На улице дети бегают, где еще детям играть, вот на дороге, в этом песочке сидят и роются. Вдруг на конях белогвардейцы. Все ребятишки разбежались, а один остался, сидит. Они к нему подъезжают: "Ты вот пацан знаешь кого-нибудь здесь красного?" А все остальные сидят и дома из окошек глядят, что же будет. А он и начинает, вот эти красные и эти точно, что они коммунисты. А в деревне был двор (строение, где держали скотину), а в нём такое маленькое окошечко. Там стояли овцы и вдруг одна овца с этого окошка «бяя». А мальчик и говорит, а это тоже коммунист. Военные нагайками своих лошадей стегнули и ускакали. Народ весь аж замерши был. Полдеревни стояло бы под расстрелом из-за этого маленького мальчишки.
Мама тогда молодая была, они тогда много пострадали в это время. Всё молодежь, которая была, организовали с лошадьми и возить раненных. А они были все тифозные. И мама тоже заболела тифом, от раненных. Так вот она еле выжила".