Переволок, ч. 2


Фото довоенной деревни,
из фондов архива ERM Fk 577:40

Кто были хозяевами деревни

Как следует из метрических книг, самым ранним владельцем деревни Переволок (равно как и Загривье, а точнее её частью) был Савва Михайлов сын Сеглаков. Далее, примерно с 1752 по 1772 года деревни Переволок и Большое Загривье были вотчиной помещика Исака Иванова сына Пустошкина (бригадир, депутат от дворян Новгород. губ. Обонежской пятины в Ком. о сочин. Нов. Улож., 1767 г). После этого и до самой отмены крепостного права хозяевами писались члены семьи Ханыковых. В книге "Феодальные вотчины в эпоху Петра I (1705 - 1717 гг)" за Ханыковыми числилось 8 вотчин, общим числом 33 двора, Переволок, как видно, в то время в их число не входил . Кстати, в Санкт-Петербургской губернии других принадлежащих Ханыковым деревень, кроме Переволока и Большого Загривья, обнаружить не удалось. Первым владельцем Переволока из Ханыковых примерно до 1803 года и его жителей был Гдовский майор Василий Клементьевич Ханыков. Затем, до 1837 г. в метрических книгах записывался, видимо, сын вышеупомянутого Василия, Статский Советник и кавалер(?) Платон Васильевич Ханыков (вице-директор Комиссариатского департамента 1818-1821 гг.). Позднее, предположительно его брат или племянник Действительный Статский Советник Иван Васильевич Ханыков (4-го класса). Немногие сведения о И.В. Ханыкове, которые удалось найти: родился 1 мая 1783 г., умер 29 янв. 1854 г., на службе с 23 декабря 1797 года, надворный советник, переводчик при Коллегии иностранных дел, 1809 г.,  Действительный Статский советник с 2 апр. 1833 г., Старший Директор Коммерческого банка. 4-ый класс согласно табели о рангах соответствовал военному чину генерал-майор. Очень сомнительно, чтобы такой человек когда-либо забредал во все свои вотчины.

Стараниями Валентины Гонтарь из архива ЦГИА ф.262, опись 9, дело 11235 удалось получить выписку из документа "Описание имения Ханыкова. 1858 год. Фонд Дворянского Собрания": Указан владелец Михаил Николаевич сын Ханыков, женат на дочери полковника Энгельгардта, имеет дочь Клеопатру, родившуюся 5 декабря 1845 года, по последней 10 ревизии состоит душ мужского пола 107, женского 125, в двух деревнях Большом Загривье и Переволоки. Жительство в С.Петербурге, Литейной части, 3-ого Квартала, по Эртелеву переулку в собственном Ханыкова доме №5. Приблизительная оценка рабочего дня мужского пешего 30 к. летом, 15к. до 25к. зимой, мужского конного 50к. летом и 20к. до 30к., женского 20к. летом и 10к. до 15к. зимой. Смешанная повинность (число тягол или душ на оброк) - 54 души. Размер оброка и число рабочих дней - С тягла платиться в год 12 рублей серебром. Рабочих дней ни каких не отбывается. Особые промыслы - Кроме земледельчества и рыбной ловли других не имеется." Далее приводится примерная стоимость земли, так, например, пахотной 50 руб. серебром с десятины. Число дворов в Большом Загривье 22 (31 тягла) и Переволоке 17 дворов (46 муж., 54 жен, 23 тягл). Описано какой и столько земли было примерно в каждой деревне, так в Переволоке было 8 десятин огородов, 80 дес. пахотной, 131 сенокосной, с которой получается 2020 пудов сена, выгонной 20, под лесом 15, под дорогами, реками и неудобствами 66. Отмечено, что имение не заложено. Еще имеется приписка "Быв никогда в Гдовском уезде два раза я должен был вытребовать нужные сведения от старост, и теперь получив оныя общвал их сообщений. Пользуюсь сим случаем свидетельствования чувства истинного почтения и совершенной преданности с каковыми имею честь быть Вашим Милостивым Государь Покорным Слугою Михаил Ханыков."
Вот какие могут быть комментарии к приведенному выше документу. В метриках имя Михаил Николаевич (1812-1885 гг) не встречалось ни разу, в этот период писали "помещика полковника Ханыкова". Вероятно, что барин был богатый, так как имел собственный дом в столице и  имение не было заложено, и что говорит о хорошем благосостоянии. Эртелев переулок, сейчас это улица Чехова, а здесь дом №5. Оказывается, по крайней мере, к концу крепостного права крестьяне никакой барщины не отрабатывали, а просто платили фиксированную сумму за то, что пользовались хозяйской землей,
что-то вроде арендной платы. Плата назначалась не с двора и не с мужской лица, а с тягла. Тягло - это совершеннолетний мужчина лет до 60, т.е. полноценный работник. Сумма определялась в рублях серебром, так как в то время было два курса рубля: в бумажных ассигнациях и серебром, причем последний рубль был в какой-то период в два раза дороже первого. Насколько тяжело было платить эти 12 рублей серебром судить сложно, но если опираться на оценку труда приведенную выше, то вполне реально. Примечательно также, что барин самолично ездил по вотчинам и требовал статистические данные, которые старосты давали вполне не спеша. Ниже станет понятней, для чего так подробно собиралась такая статистика.

Сохранилось предание, что староста, брат моего прадеда Павел, собрав оброк с деревни, поехал в Санкт-Петербург передать деньги барину. По приезду обнаружилось, что барин умер, барыня старая куда-то уехала и деньги сдавать некому. Староста не загулял от радости, а вернулся назад и честно раздал деньги народу. Если предположить, что земля по смерти М.Н. Ханыкова в 1885 году, перешла по наследству к его единственной дочери Капитолине (Клеопатра) (1845-1910) и ее мужу князю Николаю Ивановичу Святополк-Мирскому (1833-1898), то предание вполне могло соответствовать действительности.

Еще один интересный документ из архива ЦГИА фонд 190, опись 10, дело №141 "Уставная Грамота", дающий представление, как на деле на местах проходил процесс отмены крепостного права, согласно Высочайшего Манифеста от 19 февр. (по ст. ст) 1861 г..
Грамота "выданная владельцем, Гвардии полковником Михаил Николаевичем Ханыковым, водворенным в имении его крестьянам селения Переволока, принадлежащих к Кондушской волости".

 Отдел 1.1 - отмечается, что по 10-ой народной переписи мужского пола крестьян 46, из них один водворен в другое имении владельца, Загривье. "За тем на лицо состоит крестьян 45"
 Отдел 1.2 - "Из числа значащихся в крестьянах не подлежат наделению землей как отказавшееся от онаго на основании 8-й ст.  Местнаго Положения четыре души". Причины не указаны и не ясны.
 Отдел 1.3 - "указывается, что "крестьян получить в пользование поземельный надел 41 ревизских мужскаго пола души"
 Отдел 2.1 - "До обнародования Положения о крестьянах в пользовании крестьян селения Переволока состояло 331 десятина 1201 сажень" Для справки - 1 десятина = 3200 кв. сажени=1,45 га, 1 сажень = 4,552 кв. метра.
 Отдел 2.2 - "Из вышеозначенного количества земель состояло под  крестьянскою усадебною оседлостью 6 десятин 2000 сажен"
 Отдел 2.3 - "Для местности в которой находится вышеозначенное селение определен ... размер душеваго надела в 5 десятин 1200 сажен, ... на все селение составляет 225 десятин 1200 сажень"


 Отдел 2.4  - "Хотя на основании Положения, крестьянам бы должен остаться полный надел.., но как удобной земли в имении находится по планам 331 десятина 1201 сажень, то по праву предоставленному владельцу... удержать в своем распоряжении треть всего количества удобных земель, крестьянам предоставляется в постоянное пользование только 221 десятина 2/3 сажени, а именно: 1) в даче деревни
Переволоки 169 десятин 846 сажен, 2) в пустоше Подостровской 12 десятин 1400 сажен 3) в пустоше за Ольгинском 2 десятины 230 сажен 4) в вырезной части из Острова Переволоцка 5 десятин 2190 сажен, 5) в вырезной части из острова Переволоцка, по крестьянски Застружье 1 десятина 700 сажен и 6) в пустоши Малое Тещино 29 десятин 1834 2/3 сажени."
.. далее подробное описание межевых линий и в конце "земля с правой стороны от описанных линий поступает в надел крестьянам, а слевой стороны в количестве 180 десятин 526 1/3 сажен отрезывается в распоряжение владельца, равно и пустошь Поддубье 2 десятины 674 сажени. Первые же пять участков составляют отдельные дачи и как есть все поступают в пользование крестьянам". Мне всегда как-то представлялось, что земля у барина  должна была быть одним куском, а не разными кусками то там, то сям. Схема справа сделана уже в 1922 г и нумерация участков не совпадает, хотя сами земли сохранились с тех пор в неизменных границах.
 Отдел 3.1 "Крестьянская усадебная оседлость остается на старых местах"
 Отдел 3.2 "Находящийся при селении водопой предоставляется в исключительное пользование крестьян"
 Отдел 3.3 "Находящийся в дачах выгон принадлежит крестьянам" Пока все понятно и логично
 Отдел 3.4 "Находящийся при селении все рыбные ловли, равно на островах и пустошах принадлежат владельцу" Как реализовалось это право барина на рыбную ловлю не понятно.
 Отдел 4.1 "До обнародывания Положения ..., крестьяне... состояли на обороке платя в год оброку с каждого тягла по 12 рублей
 серебром, что составляет по количеству 41 души пользовавшихся наделами 282 рубля."

 Отдел 4.2 "Так как платимый... оброк ниже того, который определяется по Положению, то крестьянам остаются на том же оброке, а именно 6 рублей 87 33/41 копейки с каждаго душевого надела, а по числу всех душевых наделов причитается со всего селения 282 рубля". Выясняется, что барин брал оброку более чем умеренно, ниже минимума.
 Отдел 4.3 "Из числа оброка относиться на усадьбу 2 рубля 50 коп. так как она причисляется ко 2-му разряду, потому что хозяйство крестьян поддерживается не одним земледелием, а преимущественно местным промыслом судоходства по реке Нарове. Вследствии чего повинность за пользование всею усадебною оседлостью крестьянского общества составляет в год 102 рубли 50 коп., а выкупная сумма за всю оседлость 1808 рублей 33 1/3 копейки...". Ключевая фраза тут о судоходстве.
 Отдел 4.4 "Оброк крестьяне обязаны вносить в два срока, а именно 1-го Апреля 141 рубль и 1 Октября 141 рубль, за каждый срок вперед."
 Отдел 4.5 "За исправную уплату оброка ответствует круговою порукою все общество на основании правил, установленных Местным Правлением". Характерно, что до того у барина за оброк не было общей круговой ответственности.
 Отдел 4.6 "Мирских капиталов принадлежащих сельскому обществу нет. Хлеба в общественном магазине находится озимаго 34 четверти 4 четверики и яроваго 17 четверти 2 четверика. Хлеб хранится в деревне Большое Загривье." Четверть это примерно 5 ведер.
"Грамота составлена 1865 года Декабря 20 дня. крестьянам предъявлена не была...Гдовскаго Уезднаго Мирового Съезда от 14 февраля 1863 года...Утверждена февраля 18 1869 года". Надо отметить, что в то время, впрочем как и всегда, была весьма неспешная бюрократия.
В итоге, оброк остался тот же, но земли в пользовании у крестьян на треть меньше. Но на этом эпопея с землей не заканчивается, имеется еще и "Дополнение к Уставной Грамоте".
"По обоюдному согласию владельца и крестьян, оставшаяся за наделом крестьян отрезная земля... пустоши Малое Тещино 108 десятин 526 и 1/3 сажени, и пустоши Поддубье 2 десятины 674 сажени... предоставляется крестьянам селения Переволоки в пользование их...По чему за эту прибавку земли вместо платимого крестьянами владельцу оброка 6 рублей 8 3/33 коп серебром с душевого надела крестьяне обязываются платить за всю предоставленную землю по 8 рублей серебром с душевого надела в год, а со всех 41 душевого наделов 328 рублей в год... октябрь 6 дня 1874 года. Волостной старшина Голубев".
Таким образом, после окончательного реформирования, земли осталось столько же, сколько и было в пользовании, свободы, вероятно, стало больше, а вот платить пришлось больше на 52 рубля и все по закону.

Из других документов становится видно, что надел земли был получен деревенским обществом в собственность в 1876 году "посредством выкупа с содействием Правительства".