Погост Ольгин Крест: история храма и прихода

Эта статья была опубликована в журнале «Псков» №52, 2020 г. Авторы: Дроздик Олег Александрович -- краевед, редактор сайта narova.eu и Кузнецов Александр Владимирович -- искусствовед (г. Санкт-Петербург).

Ниже текст приводится в несколько измененном, адаптированном к формату сайта виде. Убраны большинство ссылок на первоисточники и некоторая повторяющаяся с другими страницами сайта информация. В тоже время, добавлена информация о церковных старостах.

https://lh3.googleusercontent.com/n6yGxv1hXGfHVr7UK1pUFJfxEwHAtTLJEECc8cuYkWlCscydoRlDKml6wniOdqVrClV8YJY14LpwOIui_e2kLmKylF4yl88gyRYbGaq5NZDPIZSqx0NjNTAKdfW9Aku-5L4Lfz8xPBs=w2400

Никольская церковь погоста Ольгин Крест находилась на правом берегу реки Наровы, примерно в 12 километрах от её истока из Чудского озера. Раньше это был Гдовский уезд Санкт-Петербургской губернии, сейчас эта местность относиться к Сланцевскому району Ленинградской области. Церковь стояла на возвышенном месте, где река делает довольно крутой поворот. Нарова имеет здесь достаточно сильное течение, тут находится бурный речной порог, и движение по реке, особенно в былые времена, было связано с немалыми рисками. Церковь была хорошо видна издали и служила своеобразным маяком, чтобы у сплавлявшихся по реке было время подготовиться к опасному месту. Не даром церковь была освящена именно в честь св. Николая Чудотворца, покровителя путешественников и моряков.

Название Ольгин Крест обычно связывают с легендой о чудесном спасением княгини Ольги при крушении её челна в бурных водах реки Наровы. В эту честь княгиня повелела установить на берегу крест. Однако предполагаемое время, когда Ольга могла совершать путешествия в эти края приходится за 8 лет до принятия ей христианства и значит, она была в то время еще язычницей (также здесь). В ранних письменных источниках обычно использовалось название Волгин Крест. Это могло быть, как самостоятельное мужское имя (если вспомнить имя былинного богатыря Вольга Всеславьевич), так и производное от имени Олег. Древних захоронений в окрестностях было очень много и вполне может быть, что одно из них было какого-то знатного ратника с таким именем. Археологические исследования курганов в районе Ольгина Креста, датируют могильники в них XI-XIV веками. Таким образом, даже самые ранние из них относятся ко времени более позднему периоду, чем время жизни княгини Ольги.

Первое упоминание в письменном источнике относиться к 1486 году «Прилучися некоему попу у Норовскыхъ смердовъ чести грамоти…». В 1885 году Ефим Андреев, на этом основании, писал, что церковь была построена Псковским посадником Максимом Илларионовичем, известным своим благочестием, и что скончался он в монашестве около 1465 г. Местный учитель В. Смирнов в 1939 г. написал, ссылаясь на местное предание, что каменная церковь была построена на месте старой маленькой деревянной церковки в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Никаких других письменных подтверждений существования деревянной церкви обнаружить не удалось.

Когда был построен каменный Никольский храм в погосте Ольгин Крест?

Ответить на этот вопрос, из-за отсутствия прямых данных в письменных источниках, можно лишь предположительно. Насколько нам известно, впервые, без указания на материал постройки, храм Св. Николая в Ольгином Кресте упомянут в писцовой книге 1585–1587 гг.: «За погостом у Николы Чюдотворца, что у Олгина креста, сежа Зверинец, а в ней 24 волоки...», «Николы Чюдотворецъ что у Олгина креста, пус. Радовля…».

Учитывая расположение храма на самой границе с Ливонией, а также основываясь на архитектурном анализе (значительная близость четверика Никольского храма с четвериком церкви в селе Доможирка, ряд сходств с собором Крыпецкого монастыря 1557 г. и церковью Василия на Горке во Пскове) можно говорить о том, что храм в Ольгином Кресте был построен в связи с успешными военными действиями в начале Ливонской войны, когда русскими войсками были захвачены многие города Ливонии и отодвинута граница от реки Наровы. Кроме того, архитектурный анализ позволяет выдвинуть гипотезу – собор Крыпецкого монастыря 1557 г., храм в Ольгином Кресте и церковь в селе Доможирка были построены одними и теми же мастерами. Как выяснилось недавно, церковь в Доможирке была возведена в 1558-1563 гг., таким образом Никольский храм в Ольгином Кресте мог быть построен в промежутке между 1558 годом (начало Ливонской войны) и серединой 1560-х гг. Если наша гипотеза верна, то события могли развиваться следующим образом. После строительства в 1557 году собора Крыпецкого монастыря те же оставшиеся в Псковской земле мастера возвели два храма на северной окраине Псковской земли, на приграничной территории в Доможирке и в Ольгином Кресте. Как уже было сказано, строительство двух последних было связано с успешными завоеваниями русских войск в начале Ливонской войны и, как следствие, отдалением границы от Чудского озера и реки Наровы. Предложенная нами реконструкция событий вполне соотносится с историческими реалиями того времени. Известно, что в 1558 г. (до сентября) в ходе успешных действий русской армии было захвачено 20 ливонских городов и в каждом из них были основаны храмы, служившие опорой для дальнейшего распространения православия в Ливонии. Большинство этих храмов были деревянными и просуществовали только до 80-х гг. XVI в., когда русское правительство вынуждено было отказаться от завоеванных городов. Но были среди них и каменные храмы, возведенные в конце 1550-х гг. – это Богородицкая и Никольская церкви в Нарве (местоположение последней неизвестно), Никольская церковь в Юрьеве (Дерпте). Возводились храмы и на русской приграничной территории — Никольская церковь в Ивангороде, Троицкая церковь в Доможирке и Никольский храм в Ольгином Кресте на реке Нарове.

https://lh3.googleusercontent.com/MIwTih3biBTf_NcaxR7boQkCpp9hWlvAOJl8wunk2F1kefVm87oP0BKRlcmNYzKpj3ui5DbUO6qm_0poO0p8K1VyDb8XT4D9UmkJcMqR7pv-iKnW5j7F9qUuCWC68clSh2H8c5R6MWw=w2400

Рисунок, выполненный архитектором. Н. К. Григорьев. 1914 г.

Наличие храмов в Ольгином Кресте и Доможирке сыграло большую роль для русских, населявших земли западнее реки Наровы. Возможность посещать православную церковь (границ в то время в нашем понимании с визами и пограничниками не было, и люди могли свободно передвигались из одной страны в другую) сохранило русскую идентичность в условиях давления сначала католической, а затем и лютеранской церкви. И, как следствие, лояльность приграничного населения к Российскому государству.

Об архитектуре храма Св. Николая в погосте Ольгин Крест теперь можно судить только на основании сохранившихся чертежей, фотографий и описаний второй половины XIX – первой трети XX в. (см. фото в альбоме)

Церковь Николая в Ольгином Кресте представляла собой четырехстолпный трехапсидный одноглавый храм с повышенными подпружными арками и, скорее всего, восьмискатным покрытием. Под храмом был устроен подклет. Четверик был немного вытянут по оси запад-восток – размеры его внутреннего пространства без апсид составляли 7,5/7,65 × 9,4 м. С запада к храму была пристроена паперть (притвор), ширина которой была равна ширине центрального нефа со столбами (см. план). На западной стене паперти располагалась звонница. Скаты кровли первоначальной паперти были сделаны пологими, чтобы не закрывать окно в западной стене четверика. Западный портал паперти имел треугольное завершение "домиком".

Внутреннее пространство храма имело зальный характер (рисунок справа). Подкупольный квадрат был увеличен за счет более широкой расстановки столбов и сужения, таким образом, северного и южного нефов. При этом западные столбы были круглыми почти на всю высоту (на 4,2 м), а восточные столбы с восточной стороны и межалтарные стены имели скругление на высоту, немного превышающую человеческий рост – на 2,1 м. Западная сторона восточных столбов была плоской -- к ней примыкал иконостас. Отметим также наличие голосников в барабане и верхних частях стен рукавов креста. (фото)

https://lh3.googleusercontent.com/yMzQkL6oofT3uOJ2Zs-pmSIkhGueUQhyG2Jvd0_zhRy12UFqPyU1PHVYNK7f46S-QNJJ1hyPUStXxcDgHfbWpPa1-PIQfqcDvnmrihxaK5SpFU1tbow7larxm4yFKmmvHBtfuhIHfms=w2400

Рисунок, выполненный архитектором. Н. К. Григорьев. 1914 г.

Фасады церкви Св. Николая в Ольгином Кресте имели традиционное и даже каноничное для псковских храмов XVI в. решение. Все фасады в верхней части делились лопатками на три прясла, стянутые арками, — двухлопастными (крайние прясла) и трехлопастными (центральные прясла), причем лопатки начинались почти с середины высоты стен четверика. В верхней части центральных прясел всех фасадов, кроме восточного, располагались полуциркульные нишки для икон, а ниже в центральных же пряслах были устроены оконные проемы. До начала XX столетия сохранилось прямоугольное окно в западной стене четверика, заложенное со стороны фасада (фото). Окна северного и южного фасада четверика, несомненно, были расположены на том же уровне и, возможно, были не прямоугольными, а с полуциркульной перемычкой. Барабан был прорезан четырьмя узкими окнами, первоначально, вероятно, имевшими бровки. В верхней части барабана шел тройной поясок из бегунца и поребрика, а выше пояс полуциркульных нишек (чертеж). Первоначальная форма главы, скорее всего, была луковичной. Присутствие традиционных для псковских храмов поясков из бегунца и поребрика в верхних частях апсид или только центральной апсиды можно лишь предполагать. Нет данных и о наличии валиковых разводов на апсиде.

Центральная апсида храма освещалась двумя окнами, их первоначальная форма не ясна. На изображениях конца XIX – начала XX в. они показаны уже растесанными. Жертвенник и дьяконник, скорее всего, также освещались через окна в боковых апсидах, которые позже были заложены. На снимке восточного фасада, сделанном Покрышкиным, в центре южной апсиды видна прямоугольная ниша с иконой (фото). Не исключено, что это заложенный древний оконный проем дьяконника.

https://lh3.googleusercontent.com/wt0Y1Uj3ismJ8s9lDcAXi5r6vq8dH44XOEcbj7VBsxhmraYjJa5CoVT7hJixRE1948_-fLPQY42FHYIoctgof2wgKsXqp6gtz_7o1t5agRi-OWMkQZlHsfOMZiOOKbgj1yVzm0r-Zzk=w2400

План, выполненный архитектором. Н. К. Григорьев. 1914 г.

Обратимся еще раз к вопросу о подклете. П. П. Покрышкин писал: «В древности под церковью был подвал; теперь видно окно в него на северном фасаде жертвенника; окно это почти совершенно погрузилось в поздний наносной слой земли и заросло травою». Значит храм XVI в. был не таким приземистым, как мы видим на фотографиях конца XIX - начала XX в., и, скорее всего, имел не одно, а несколько окон, освещающих подклет. Где был спуск в подклет – неизвестно.

Завершая реконструкцию первоначального облика храма XVI века еще раз обратим внимание на чертеж архитектора Н. К. Григорьева, сделанный им в 1914 году, с планом церкви на котором с севера от четверика зафиксирован «сохранившийся старый фундамент» Г-образной конфигурации (рисунок справа). Нам неизвестно почему архитектор Григорьев назвал его «старым фундаментом» (видимо, по отношению к Никольскому храму) и заштриховал особой штриховкой, что подразумевает и особый строительный период. Можно лишь предполагать к чему относился этот фрагмент фундамента. Это могли быть остатки более ранней постройки (возможно, храма. Как уже было сказано выше, что каменный храм середины XVI века был построен на месте более раннего небольшого деревянного храма Петра и Павла сохранилось местное предание), либо одновременной храму XVI века пристройки, либо более поздней. В любом случае обмерный план Григорьева – единственный исторический источник в котором фиксируется часть фундамента какой-то постройки севернее Никольского храма. На сегодня у нас нет данных для точной атрибуции «старого» фундамента. Мы лишь указали на проблему, решение которой требует дальнейшего специального изучения.

По всей видимости, с самого начала основания церкви ей была выделена собственная земля. Древность этого подчеркивается использованием на межевом плане 1786 года названий деревень, которые уже к XVIII веку вышли из употребления. Общий размер надела составлял 64 десятины 1930 сажень (прим. 70 га), из этого размера удобной пахотной было только 19 десятин. Практически вся земля была одним большим наделом, который тянулся в сторону от реки. Очень небольшой кусочек был на острове около деревни Переволок. Любопытно, что в памяти народа это место до сих пор сохранило название «Поповка». В виду того, что земля вокруг церкви была её собственностью, на ней не было деревень, и Никольская церковь Ольгина Креста занимала некоторое исключительное положение, находясь в определенном удалении от места жительства крестьян. Таким образом, не было и села с названием «Ольгин Крест».

Из страховой описи 1910 года известно о нескольких постройках на церковной земле, которыми распоряжался причт. В первую очередь это был обширный дом для священника из 8 комнат и крытой террасой. Он располагался с южной стороны от церкви, был одноэтажным, стены обшиты тесом, крыша крыта лучиной. В доме было 12 окон, одна русская печь, две железных и еще одна изразцовая. Дом был выстроен в 1878 году. При нём был скотный двор, крытый соломой, два хлева, гумно с ригою, сенной сарай, хлебный амбар, баня. Дом диакона находился к северу от церкви. Строение было деревянное одноэтажное из 4 комнат, крыша крыта лучиной, снаружи дом был обшит тесом, всего 8 окон, одна русская печь и одна голландская. Постройка датировалась 1880 годом. При нём имелся свой скотный двор, хлев, сарай. С северо-запада от церкви была устроена сторожка.

В 1807 году на кошельковую сумму и на частные пожертвования начали перестройку притвора храма (его расширили до ширины четверика) и строительство трехъярусной колокольни, вместо первоначальной звонницы, стоявшей на западной стене паперти. Это строительство было закончено в 1821 году. Новый притвор и колокольня были сделаны из плиты. По данным описи церковного имущества 1931 года известно, что вновь сооруженный притвор не имел свода и был покрыт железом, а колокольня с крестом была высотой 16 саженей и на ней имелось 5 колоколов: 80 пудов, 26 пудов 21 фунт, 4 пуда, 3 пуда и 1 1/2 пуда. Дверь из колокольни была деревянная, распашная, обшитая железом. По данным П. Покрышкина известно, что на вновь устроенной колокольне было два древних колокола со следующими надписями: 1) «1712 Генваря в 14 день лил сей колокол псковитянин посацской человек Фома Котельник», 2) «1723 Генваря в 14 день лил сей колокол» и далее, как на первом. Смутные времена начала XVII века и близость границы не позволили сохраниться древним колоколам XVI столетия. (Хотя, например, колокол храма в селе Доможирка, отлитый в 1563 году, в настоящее время находится в экспозиции Государственного исторического музея Стокгольма. Не исключено, что и некоторые колокола других приграничных русских церквей XVI века, могли быть вывезены и, возможно, сохранились до нашего времени).

Анализ существующих материалов позволяет сделать вывод о том, что в 1807 – 1821 годах, одновременно с перестройкой притвора и строительством колокольни, видимо, был сделан ряд работ в самом храме, а именно: расширен входной проем в западной стене четверика (по бокам входа появились колонны, поддерживающие перемычку), заложены три древних оконных проема в центральных пряслах южного, западного и северного фасадов, пробиты три новых оконных проема в нижней части северной стены четверика. Аналогичные три окна, надо полагать, были сделаны в его южной стене. К этому же времени можно относить переделку завершения главы четверика и, возможно, изменение кровли четверика – восьмискатная кровля была заменена четырехскатной. Когда появились новые наличники окон барабана, показанные на чертеже Д. Садовникова 1884 года, неизвестно. (чертеж)

В 1834 году церковь была «стенами крепкая», но совсем обвалилась штукатурка на фасаде и кровля была чрезвычайно ветхая, а вместо старого обветшавшего иконостаса «с позволения Его Высокопреосвященства» делают новый, который был закончен и установлен в 1837 году.

В 1836 году храм был оштукатурен и вокруг храма выстроена каменная ограда, но деревянная кровля осталась ветхой.

29 сентября 1840 года епископ Венедикт освятил антиминс храма св. Николая Чудотворца.

В 1853 году Никольский храм «со внешней и внутренней сторон требует штукоторки».

В 1877 году имел место ремонт храма, на который прихожане собрали 500 рублей. Что именно было отремонтировано, не ясно.

В 1880 году Никольский храм нуждался во «внешней ремонтировке».

В первой половине 1880-х годов кровля храма была крыта железом и окрашена медянкой, а кресты окрашены желтой краской.

Идея постройки придела Св. Ольги, видимо, появилась в связи с существованием в 1860-1880-х годах при каменном храме Св. Николая деревянной часовни во имя Блаженной княгини Ольги.

Уже с 1883 года попечительство храма было занято сбором денег для постройки придела. В частности, 4000 рублей было пожертвовано прихожанами вотчины Великого Князя Константина Николаевича, продавшими одну лесную дачу.

В рапорте от 11 июня 1884 года причт храма обращается с просьбой «по случаю крайней тесноты» разрешить построить придел к древнему храму в честь Благоверной княгини Ольги. 14 июля 1884 года проект пристройки придела, выполненный архитектором Д. Садовниковым, был утвержден на заседании строительного отделения С.-Петербургского губернского правления. Видимо, по финансовым причинам, строительство затянулось. Придел был достроен и освящен только 9 января 1887 г. Он был сложен из красного кирпича, который по всей видимости, доставлялся из Нарвы. Во все близлежащие церкви рассылались приглашения принять участие в освящении нового храма во имя Св. Блаженныя Княгине Российской Ольги.

Так как старый предел вмещал только 70-80 прихожан, с этого времени все богослужения стали проводиться в новом приделе Св. Ольги. По сведениям 1930-х годов, в старом холодном Никольском храме служба стала проходить, как правило, только 2 раза в год зимой и весной в праздники, связанные со Св. Николаем – 6 декабря и 9 мая по новому стилю.

Из описи церковного имущества 1931 года мы знаем, что новый придел во имя Святой Благоверной и Великой Княгини Ольги представлял собой теплую почти квадратную в плане церковь, размеры которой составляли 5 сажень 2 аршина в длину и 4 сажени и 1 вершок в ширину (в XVIII-XX вв. 1 сажень (казённая) = 2,13 м., 1 аршин = 71,12 см (0,71 м), 1 вершок = 44,45 мм (4,45см). Круглые печи располагались по правую и левую сторону от входа. С правой стороны от входа была сделана пристройка в виде маленького удлиненного четырехугольника для помещения образа Святой Княгини Ольги и каменного креста, замурованного в стене под стеклом. В северной стене, по левую руку от входа, была дверь, ведущая в церковь Святого Николая Чудотворца.

https://lh3.googleusercontent.com/SLGK4qSGOHo3t5setrQ_rd3kesIHXmYsdQFPpClvJVm_fF1Vh12EzBY0aU0Wg6nsl2mwkmDCkdantVIRjlpRSZlvrNGzKy2-1MDX8BtzhGVDoHe8yCFYDAobGKPEEGaLEFwJ996TNZM=w2400


Алтарь храма Св. Ольги имел полукруглую форму и освещался пятью окнами. Его размеры составляли: длина – 2 сажени 2 1/4 аршина, ширина – 4 сажени и 3/4 аршина. Святой престол на фундаменте деревянный, четырехугольный во имя Святой Княгини Ольги. Святой антиминс из льняной материи, священнодействован митрополитом Исидором, выдан в 1887 году. По правую сторону помещался шкаф для ризницы. По левую сторону находился четырехугольный жертвенник, столик для просфор и шкаф для церковной утвари. За престолом располагался крест живописной работы, на дереве, обложенный серебром. На горнем месте была икона Воскресения Христова. По левую сторону горняго места находилась икона Усекновение главы Св. Иоанна Крестителя, по правую сторону – иконы Святого Великомученника Пентелеймона и Святой Велико-мученицы Екатерины. Перед жертвенником была икона Моление о чаше, а перед царскими вратами икона трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. На жертвеннике находились иконы Святителя Николая Чудотворца и Святой Княгини Ольги в серебряных ризах.

Предалтарный трехъярусный иконостас столярной работы, с резьбою и витыми колонами сплошь вызолоченный, в некоторых местах выкрашен белилами. Царские врата вызолоченные резные с иконами: Благовещение Богородицы и четырех евангелистов. В правой части иконостаса располагались иконы Христос благословляющий детей на золотом фоне (ширина 1 аршин, высота 2 аршина). Тех же размеров храмовый образ Святой Благоверной Княгини Ольги. На южных вратах иконостаса помещались образ Св. Архистратига Михаила и образ Св. Пророка Илии. В левой части иконостаса была икона Тихвинской Божией Матери на дереве (ширина 1 аршин, высота 2 аршина). Таких же размеров образ Святого Филарета Милостивого. На северных вратах образ Св. Архистратига Гавриила. Сбоку иконостаса образ Святителя Николая, образ Покрова Богородицы и образ Святых Апостолов Петра и Павла (фото).

Амвон от остальной части храма приподнят на две ступени, причем солея вдается в церковь полукругом. Амвон и солея ограждены деревянной решеткой с колонками, которая была выкрашена масляной краской. По правую и левую стороны помещались клироса.

Кроме иконостаса в приделе Св. Ольги в 1931 году было еще много икон. По правую сторону от входа находился еще один образ Св. княгини Ольги в большом киоте столярной работы высотой 3/4 аршина, шириной 10 вершков. С той же стороны располагались в деревянной раме в виде креста иконы двунадесятых праздников. По левую сторону помещалась Голгофа – распятие Спасителя на кресте, на кипарисовом дереве, по левую сторону в рост человека Божия Матерь, по правую – Св. Иоанн Богослов.

По описи 1931 года, в приделе также были икона преподобного Серафима Саровского в большом киоте, икона Божией Матери Всех Скорбящих Радости в киоте, икона Успения Божия Матери в серебряной ризе и в большом киоте, икона Святого Благоверного князя Александра Невского в большом киоте, икона Всех Святых в большом киоте, икона Св. Великомученника Георгия Победоносца в киоте, а также иконы в небольших киотах в разных частях храма Св. Ольги: Рождества Иоанна Крестителя, Спасителя, Тихвинской Божией Матери, Всех Скорбящих Радости, Св. Княгини Ольги.

Одновременно со строительством каменного придела Св. Ольги для единообразия были изменены завершения Никольского храма и колокольни. Подобно барабану придела Св. Ольги барабан Никольского храма получил восьмигранную обшивку, а на четырехскатной кровле колокольни 1821 года был сделан небольшой восьмерик. При этом оба объема получили новые маковки, схожие с завершением главы придела Св. Ольги. (фото)

В 1897 году устроена новая каменная ограда «с фасаду крытая железом, остальная тесом». Напротив входов в Никольский храм и придел Св. Ольги в ограде были сделаны двое ворот, покрытых железом и выкрашенных медянкой.

В 1910 году, в страховой оценке было дано следующее описание древнего Никольского храма: «Никольская-Ольгинская церковь (под одной крышей с Ольгинской церковью) каменная из плиты, крыта железом, окрашенным зеленою масляною краскою. Длина церкви 12 саж., ширина 4 саж., высота до верха карниза 4 саж.; на церкви имеется одна большая глава, всех окон 6 шт.; дверей наружных створчатых 1 шт. и внутренних 2 шт., иконостас длиною 3 саж., вышиною 2 саж. (оценен в 1000 р.) церковь холодная. Церковь построена судя по стилю в XIV веке (в описи год не указан) – строение ветхое».

Придел Св. Ольги в страховой оценке 1910 года получил следующее описание: «Кресто-Ольгинская церковь каменная, оштукатуренная, крыта железом, окрашенным зеленою масляною краской. Длина церкви 12 саж. – считая и колокольню, ширина 5 саж., высота до верха карниза 4 саж., на церкви имеется одна большая глава, всех окон 14 штук, дверей наружных створчатых 2 шт. и внутренних 4 шт. и одна дверь одностворчатая; иконостас длиною 5 саж., вышиною 2 ½ саж. (оценен в 4500 р.) Церковь отапливается 3 железными печами. Колокольня в 2 яруса общею высотою до верха карниза 8 саж. Ближайшие к церкви постройка церковная сторожка с западной стороны на расстоянии 10 саж. Церковь построена в 1887 году строение сохранилось хорошо». Интересно, при этом, что древний Никольский храм вместе с иконостасом был оценен страховщиками в 5000 рублей, а придел Св. Ольги в 12000 рублей.

Историко-архитектурное описание памятника, думается, будет не полным без сведений об алтаре, иконостасе и внутреннем убранстве древнего Никольского храма из описи церковного имущества 1931 года. «Алтарь имеет вид полукруглый. Над Святым престолом сень с витыми вызолоченными колонками. Вверху изображение Господа Саваофа. Святый престол четыреугольный во имя Святителя и Чудотворца Николая, на престоле две одежды. Святый антиминс льняной, священнодействован Епископом Ревельским Венедиктом, выдан в 1841 году. За престолом деревянный крест с изображением распятого Спасителя. На горнем месте икона моление о чаше. По правую сторону распятие Спасителя на кресте живописной на дереве работы. По левую: образ Богоматери. По правую сторону престола помещается шкаф, а по левую сторону престола Святый жертвенник. Пред святым жертвенником находится образ Святителя Николая Чудотворца». «Предалтарный иконостас. При четырех фасадных окнах с решетками, иконостас столярной работы с позолотою устаревшей от времени, в три яруса, с деревянными колоннами, поддерживающими карниз второго яруса. Резные царские врата в которых находятся образа Благовещения Пресвятыя Богородицы и 4-х евангелистов. По правую сторону врат находятся иконы: Спасителя с вызолоченным венцом и Святителя Чудотворца Николая и первоверховных Апостолов Петра и Павла, ширина 1 аршин и высота 2 аршина и два вершка. По левую сторону образ Божией Матери, образ Святой Благоверной Княгини Ольги и на северных вратах икона Святого первомученника Стефана, над царскими вратами икона Тайная вечеря, размером 2 аршина и 2 вершка в квадрате. В третьем ярусе вверху Тайной вечери, находится образ положения во гроб Спасителя, над ним позлоченый железный крест и два ангела, держащие крест живописной работы. Амвон вровень с полом церкви, отделяется от церкви деревянной выкрашенной синей краскою решеткою. По правую и по левую сторону клироса, причем правый клирос немного приподнят». (фото)

Кроме иконостаса в 1931 году в храме имелись также «киоты и иконы в прочих местах храма», а именно: «при входе в притвор по правую сторону икона Воскресения Христова, вышина 1 ½ аршина, венец серебряный. Икона Воздвижения Креста Господня и икона апостолов Петра и Павла. По левую сторону икона Успения Богоматери и преподобного Алексия человека Божия. За правым клиросом на колоне образ Святителя Николая, ширина 8 вершков и длина 9 вершков. Икона Скорбящей Божией Матери в медной посеребренной ризе. Икона Святого Пророка Илии. За левым клиросом икона Святителя Николая и других, живописной работы. Все образа простой живописной работы». (фото) Впрочем уже в 1939 году про иконы писали, что они за «ветхостью пришли в разрушение», краска с них облупилась и через несколько лет они могли окончательно пропасть.

При церкви была библиотека где имелись все книги для церковного богослужения, а книги религиозного-нравственного содержания «в малом количестве». Самая старая из них относилась к 1754 году.

Церковный приход был растянут вдоль реки Наровы вверх и вниз по течению на протяжении примерно 30 км и на несколько километров вглубь от реки. В приход издавна входили деревни: Омут, Большое и Малое Кондуши, Скарятина Гора, Радовель, Жерди (Жердянка), Кривушь (Криуши), Пустой Конец, Долгая Нива, Мокреди, Большое и Малое Загривье, Переволок, Степановщина, Пердовка, Губану (позднее две последних слились со Скарятиной), Заборовье, Втроя. Самые ранние данные исповедных росписей относятся к 1746 году, тогда всего было 152 двора, в которых жили 445 мужчин и 458 женщин. В 1796 г., кроме вышеуказанных, в приходе также указываются деревни Жердянское Устье (Усть-Жердянка), Дюк Переволоцкий (Дюк-Переволок), Куйкин Берег (Кукин Берег) и Маленцово.

С 1803 года в приход вошли деревни Черная (Мустйыэ – ныне не существует), с 1804 года – Верхнее Село (сейчас Пермискюла), а с 1852 года – Князь Село (сейчас Кунингакюла), все эти деревни, расположены на левом берегу реки Наровы, в Эстляндской губернии. Таким образом, сложилась уникальная ситуация, когда приход выходил за географические пределы своей губернии. (Входившая в название «село» в этих двух деревнях указывало не на наличие там церкви, а на весьма древнее происхождение, когда этот термин относился к любой относительно других большей деревни.). Фактически к этому времени была окончательно узаконена ситуация, когда священник из Ольгина Креста исполнял требы для жителей принаровских деревень, находившихся на противоположном берегу Наровы в Эстляндии. Однако, по существующим тогда правилам, он не имел права вносить записи о «чужаках» в приходские метрические книги. Известно, что, по крайней мере, в XVIII веке священник из Ольгина Креста заходил и дальше вглубь территории Эстляндии, в частности, в 1794 году он служил молебен в Пюхтицкой часовни на праздник Успения Пресвятой Богородицы.

В 1837 году в приходе было 193 дворов, 1022 мужского пола и 1157 женского.

В 1862 г. к приходу села Скамьи была отчислена деревня Втроя, а с 1881 года еще и деревни Кукин Берег и Маленцово.

В 1867 году в приходе было 388 дворов, 1132 мужского пола и 1290 женского.

В 1888 году самые дальние северные деревни Черная, Жердянка, Усть-Жердянка, Пустой Конец, Долгая Нива и Криуши образовали самостоятельный приход, церковь была построена в Криушах. В 1904 году в приходе состояло 423 двора, в которых проживало 1267 мужчин и 1275 женщин. В 1925 году общая численность прихожан составляла примерно 2700 человек.

В приходе по состоянию на 1904 год были следующие часовни: во имя Николая Чудотворца — в Омуте, Скарятиной Горе (единственная каменная), Князь Селе и в Верхнем Селе; во имя Пророка Илии в деревне Малое Загривье; во имя Иоанна Предтечи — в Больших Кондушах; в Радовеле во имя препод. Анастасии, в Малых Кондушах во имя Архистратига Михаила и еще одна в Верхнем Селе в честь Животворящего Креста Господня. Большая часть этих деревенских часовен существовала с незапамятных времен. До пристройки нового придела при церкви была, как написано выше, деревянная часовня во имя Святой Блаженныя Княгини Ольги. Около церкви находилось старое кладбище. В 1852 году из-за заполненности при церковного, открыли другое кладбище примерно в километре от церкви, которое остается действующим и по сию пору.

Известны имена священников, начиная, главным образом, с середины XVIII века, в скобках год рождения или годы жизни (до начала XIX фамилий у церковно-служителей не было, приведены только имя и отчество в тогдашнем написании без "-ч").

  • Аверкий Иванов, прим. 1719 г. — прим. 1722 гг.;

  • Василий Матфеев (1710 гр.), до 1746 — 1772 гг.;

  • Тит Филиппов, 1773 — 1777 гг.;

  • Василий Никитин, 1778 г.;

  • Деонисий Емельянов (1741 гр.), 1779 — 1781 гг.;

  • Петр Иванов (1751 гр.), 1781 г.;

  • Афанасий Яковлев (1754 — 17.09.1801 гг.), 1782 — 17.09.1801 гг.;

  • Симеон Алексеев, рассказ о нём (1756 — 1819 гг.), 1801 — 1817 гг.;

  • Григорий Петров (1781 гр.), 11.12.1818 — 1833 гг.;

  • Хованский Иоанн Федоров (1810 — 16.06.1835 гг.), 23.11.1833 — 16.06.1835 гг.;

  • Скроботов Федор Иоаннов (1811 — 2.04.1870 гг.), 3.12.1835 – март 1842 гг.;

  • Быстряков Петр Федоров (1817 — 25.07.1848 гг.), 26.03.1842 —28.07.1848 гг.;

  • Копьев Николай Иванов (1822 — 13.12.1862 гг.), 31.12.1848 — декабрь 1850 гг.;

  • Передольский Александр Димитриевич (1826 — прим. 1899 гг.), 2.04.1850 — май 1875 гг.;

  • Черняев Иоасаф Александрович (1835 — прим. 1895 гг.), 28.05.1875 — ноябрь 1890 гг. (затем выведен за штат);

  • Сарв Иоанн Романович (Рейнович или Рейвенович) (22.02.1867 — 03.12.1937 гг.), биография 19.11.1890 — янв. 1896 гг.;

  • Яновский Виктор Яковлевич (15.03.1869 гр.), 7.02.1896 – 8.07.1915 гг.;

  • Петровский Владимир Владимирович (1887 гр.), 11.09.1915 – 27.08.1917 гг.;

  • Бриллиантов Александр Васильевич (1879 — 26.03.1920 гг.), 18.12.1917 — 26.03.1920 гг.;

  • Ротковский Андрей Николаевич (14.08.1887 — 2.02.1960 гг.), , биография, 21.07.1920 — 1.05 (фактически 13.10) 1938 гг.;

  • Лавров Александр Михайлович (28.08.1887 — 10.11.1947 гг.), биография 1.05.1938 — 18.11..1940 гг.;

  • Анисимов Иоанн (Иван) Захарович (6.09.1892 — 3.01.1949 гг.), 18.11.1940 — 31.01.1944 гг.

Кроме священника в состав причта до 1873 года входили диакон, дьячек, пономарь. После указанного года остался только священник-настоятель и один псаломщик.

  • Михайла Николаев, прим. 1720 — прим. 1727 г., дьячек;

  • Иван Яковлев, прим. 1720 — прим. 1722 гг., пономарь;

  • Иван Федотов (1706 — 16.05.1751 гг.), прим. 1746 — 1751 гг., дьячек;

  • Тит Филиппов, 1769 — 1772 гг., диакон;

  • Иван Матфеев (1725 — 17.12.1780 гг.), прим. 1746 — 17.12.1780 гг., пономарь;

  • Акиндин (Анкиндин) Иванов (1730 гр.), 1751 — 1765 гг., дьячек;

  • Козма Васильев (1742 гр.), 1756 - 1757 и 1764 — 1777 гг., дьячек;

  • Иван Григорьев (1743 — 28.04.1796 гг.), 1785 — 1796 гг., пономарь;

  • Илларион (Ларион) Кононов (1734 гр.), 1782 — 1785 гг., дьячек;

  • Димитрий Сидоров (Исидоров) (1761 гр.), 1786 — 1817 гг., дьячек, прим. с 1803 г. пономарь;

  • Михаил Симонов (1776 гр.), 1799 г., дьякон;

  • Иван Афанасиев (1782 гр.), 1796 — 1804 гг., пономарь, с 1804 г. -- заштатный;

  • Савва Семенов (1781 — 21.07.1833 гг.), 16.06.1803 — 21.07.1833 гг., дьячек, с 23.03.1812 г. диакон;

  • Фаддей Симонов (1785 гр.), 1803 — 1811 гг., диакон;

  • Павел Афанасьев (1795 — 07.11.1817 гг. «убит от разбойников» ), 1812 — 07.11.1817 гг. дьячек;

  • Никита Семенов (1794 — 31.03.1873 гг.), 10.06.1818 — 1866 гг., дьячек, с 11.04.1866 г. -– заштатный;

  • Осиновский Семен Аввакумов (1800 — 18.05.1851 гг.), 24.06.1818 — 18.05.1851 гг., пономарь;

  • Зинкевич Яков Иоаннов (1810 — 17.04.1873 гг.), 2.02.1834 — 17.04.1873 гг., диакон;

  • Копьев Павел Ильин (1828 — 20.03.1880 гг.), 30.07.1851 — 20.03.1880 гг., пономарь до 11.04.1866 г., затем и. д. дьячка, с 11.04.1866 г. – дьячек, после 1876 г. и. д. псаломщика;

  • Баранович Косьма Николаев (прим. 1840 гр.), отставной ст. унтер-офицер, 1880 г., причетник;

  • Щеглов Василий Герасимов (1848 — 01.11.1890 гг.), 1881 — 01.11.1890 гг., и. д. псаломщика, прим. с 1887 г. псаломщик;

  • Георгиевский Павел Васильев (1869 гр.), 16.11.1890 — ноябрь 1892 гг., псаломщик;

  • Тихомиров Михаил Михайлов (1864 — 19.07.1909 гг.), 15.11.1892 — 16.08.1893 гг. и 28.06.1902 – 19.07.1909 гг. псаломщик, с 28.06.1902 г. диакон;

  • Малиновский Михаил Федорович (1869 гр.), 12.08.1893 – 28.06.1902 гг., и. д. диакона, с 7.09.1896 г. диакон;

  • Котиков Николай Никандров (1873 гр.), 4.09.1909 – 1918 гг., диакон;

  • Анисимов Иоанн Захарович (6.09.1892 — 3.01.1949 гг.), 20.04.1920 — 6.05.1934 гг., и.д. псаломщика, с 1922 г. псаломщик, с 20.07.1923 г. диакон;

  • Орец Петр Андреевич (23.11.1900 гр.), 12.11.1934 — 22.10..1936 гг., и. д. псаломщика, с 16.12.1935 г. диакон;

  • Добряков Алексей Николаевич (14.03.1899 — 12.04.1984 гг.), и. д. псаломщика мая-октябрь 1934 г. и октябрь-декабрь 1936 г., 17.12.1936 — 02.02.1944 гг. псаломщик, с 11.08.1940 г. диакон.

Среди членов причта на протяжении XIX – начала XX веков также указывались просфирни. Известны имена только некоторых из них:

  • Анна Афанасьева (1786 гр.), прим. 1801 — 1804 гг., и.д. просфирни, дочь священника Афанасия Яковлева;

  • Дарья Федорова, прим. 1810 — прим. 1817 гг., переводом из «Михайловской церкви погоста Сижна Гдовского у.»;

  • Иринья (Ирина) Яковлева (1784 — 21.11.1849 гг.), 26.07.1817 — 21.11.1849 гг., «вдова умершаго пономаря Озерскаго монастыря»;

  • Рундальцева Ольга Михайлова (1810 – 17.01.1861 гг.), 1.04.1850 — 17.01.1861 гг., вдова, «села Сыренца умершаго Дьяка Петра Рудальцева в 1848 году от холеры»;

  • Бобровская Наталия Яковлева (Иаковлева) (1830 — 06.03.1883 гг.), 11.04.1861 — 06.03.1883 гг., девица, «дочь умершаго Пономаря погоста Боброва Гдовскаго уезда»;

  • Зинкевич Параскева Иаковлева (1838 — 08.09.1913 гг.), 09.11.1894 (по другим данным с 1892 г.) — 08.09.1913 гг., «дочь умершаго Диакона сей церкви»;

  • Парвицкая Любовь Иоаннова (1866 гр.), 20.10.1913 — 18.05.1917 гг., вдова псаломщика г. Гдова.

Церковные старосты избирались по очереди от разных деревень прихода. В XX-м веке при церкви действовал Приходской Совет, в который входили по одному представителю от каждой деревни. В его компетенции было решение хозяйственных вопросов церкви.

Перечень церковных старост, чьи имена удалось установить (Фамилии в XIX веке были у немногих крестьян, большинство обходилось именем и отчеством (без окончания -ич):

  • Адриан Ильин Клоков (22.08.1820 г.р., урож. д. Верхнее село), 1860 – прим. 1866 гг.;

  • Павел Васильев (1825 - 23.05.1897 гг., урож. д. Большое Загривье), 1866 – прим. 1875 гг.;

  • Иван Афанасьев Юдин (1839 г.р., урож. д. Омут), 6.06.1878 – прим. 1881 гг.;

  • Петр Силин (08.06.1855 г.р., урож. д. Мокреди), 4.07.1891 – прим. 1894 гг.;

  • Федор Александров Шлыпкин (10.02.1867 г.р., урож. д. Скарятина Гора), 5.08.1897 — 1900 гг.;

  • Георгий Митрофанов, после 1922 г. - Трофер (27.03.1852 - 23.06.1924 гг., д. Дюк-Переволок), 16.11.1900 – 29.01.1905 гг.;

  • Евфимий Алексеев Шлыпкин (16.01.1857 г.р., д. Скарятина Гора), 31.05.1905 – 1908 гг.;

  • Антоний Георгиев (после 1922 г. Веселов) (28.01.1868 г.р., урож. д. Омут), 23.06.1908 — 1911 гг.;

  • Федор Васильев Поплевкин (19.04.1870 г.р., урож. д. Князь село), 20.05.1911 — 1914 гг.;

  • Павел Петров Захаров (28.06.1878 г.р., урож. д. Малое Загривье), 1.08.1914 — прим. 1917 гг.;

  • Гавриил Герасимов Лобин (19.03.1860 г.р. урож. д. Кондуши), 1.01.1918 – прим. 1921 гг.;

  • Димитрий Иванович Любимский (23.10.1869 - 03.08.1925 гг., урож. д. Дюк-Переволок), возможно с 1921 г., точно 19.05.1922 – прим. 1927 гг.:

  • Николай Петрович Силин (06.12.1891 г.р., урож. д. Мокреди), прим. 1924 – прим. 1927 гг.;

  • Савва Романович Густяхин (26.09.1887 г.р., урож. д. Большое Загривье), 18.03.1927 – 1930 гг.;

  • Николай Матвеев Колобашкин (06.12.1889 г.р., урож. д. Верхнее село), 16.03.1930 – 1933 гг.;

  • Михаил Никандров Гладышев (04.01.1870 г.р., урож. д. Верхнее село), 05.03.1933 – прим. 1936, 7.03.1937 – 28.04.1938 гг.;

  • Илья Зиновьев Зиновьевский (12.07.1883 г.р., урож. д. Мокредь), 21.01.1936 – 1937 гг.;

  • Илларион Ефимов Шлыпкин (18.10.1880 г.р., урож. д. Скарятина Гора), с 14.03.1937 (врио), 26.06.1938 – прим. 1943 гг.;

  • Антон Прокопьев Немецков (01.03.1878 – 1945 гг., урож. д. Верхнее село, затем житель д. Скарятина), прим. 1943 – 31.01.1944 гг. (по свидетельству старожилов) .

Долгое время члены причта были единственными грамотными на всю округу. В частном порядке они обучали грамоте, в первую очередь, своих, но также и некоторых крестьянских детей. В 1853 году про священника Александра Передольского было написано, что он «безвозмездно обучает поселянских детей в собственном доме». Первое упоминание об организованном обучении относится к 1871 году, тогда дьячок за плату с учеников занимался с 9 мальчиками. Церковно-приходская школа была основана примерно в 1882 году. Занятия проходили в сторожке, расположенной слева от входа в церковь. Уже тогда с детьми занимался специально нанятый учитель, Закон Божий преподавал кто-то из причта. В 1896 году позади церкви было выстроено школьное здание с 2-мя классными помещениями, в которых имелось 25 парт. Период обучение для учащихся продолжался 3 зимы. К началу 1900/01 учебного года на занятия ходили 33 мальчика и 13 девочек, но к концу года осталось всего только 23 ученика. Для школы закупались учебники и необходимые школьные принадлежности. (подробнее о школе)

Кроме школы при самой церкви, в приходе в 1910 году были еще вспомогательные церковно-приходские школы в деревнях Кондуши, Омут, Переволок, Радовель, Верхнее село и Князь село и, кроме того, земская школа в Загривье. В 1920 году все школы перешли в ведение гражданских властей Эстонской республики.

По мирному договору между Эстонией и Советской Россией правобережье Наровы было передано Эстонской республике. Таким образом, Кресто-Ольгинская Никольская церковь спокойно продолжала свою деятельность до самого начала 1944 года, пережив и недолгий период установления Советской власти в этих местах 1940–41 годах и большую часть военных лет. Причт жил за счет треб и церковного земельного участка, большей частью сдавая его в аренду, а некоторую часть обрабатывали своими силами. Главным изменением в церковный жизни был переход на «новый» календарь. Какое-то время приход вместе со священнослужителями противились этому нововведению, был период, когда праздники отмечались и по новому и по старому стилю. Однако с 1933 года, под жестким давлением сверху, вынуждены были подчиниться и все праздничные службы с этого времени велись согласно григорианского летосчисления.

Важное место в церковной жизни занимал ежегодный Крестный ход в Пюхтицы на праздник Успения Пресвятой Богородицы. Прихожане Ольгина Креста по дороге соединялись с верующими из Сыренца (Васкнарвы) и затем сообща с песнопениями двигались в Пюхтицкий монастырь.

По воспоминаниям старожилов последняя служба в храме состоялась в воскресенье 30 января 1944 г. При отступлении немецких войск от Ленинграда, в рамках подготовки новой линии обороны по реке Нарове были сожжены все деревни по правому берегу реки и взорваны церкви. 2 февраля 1944 года немецкие сапёры взорвали оба придела и колокольню храма. Вот как описывал этот момент местный житель Гуревский Валентин Иванович, 1932 г. р.: «С места, где стоял обоз, хорошо была видна церковь Ольгин Крест. Потрясенные люди обратили взоры на храм. Кто-то молился в душе, кто-то открыто взывал к Богу. Но в этот раз все молились искренне. Все взоры были обращены на церковь. И вдруг глаза людей расширились, и раздался крик! При воспоминании об этом мурашки пробегают по коже. Церковь всей своей громадой поднялась вверх... и рухнула. Только тогда донёсся страшный взрыв, а на месте церкви поднялся столб дыма и пыли».

В 1998 году группа энтузиастов из Санкт-Петербурга при участии местных жителей на месте, где когда-то был вход в церковь установили 7-метровый железный памятный крест, около которого 24 июля в память о княгине Ольги проводятся богослужении при участии местных жителей. В настоящее время от церкви практически ничего не осталось, большую часть от разрушенного храма после войны разобрали местные жители для восстановления свои жилищ, остальное сейчас засыпано землей. Относительно хорошо сохранилась только часть каменной ограды.

Следующая страница